загрузка...

Новая Электронная библиотека - newlibrary.ru

Всего: 19850 файлов, 8117 авторов.








Все книги на данном сайте, являются собственностью уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая книгу, Вы обязуетесь в течении суток ее удалить.

Поиск:
БИБЛИОТЕКА / ЛИТЕРАТУРА / ДЕТЕКТИВЫ /
Вильямс Чарльз / Слабые женские руки Вильямс

Скачать книгу
Постраничный вывод книги
Всего страниц: 92
Размер файла: 466 Кб

   Чарльз ВИЛЬЯМС
   СЛАБЫЕ ЖЕНСКИЕ РУКИ ВИЛЬЯМС



   ONLINE БИБЛИОТЕКА  http://www.bestlibrary.ru


Глава 1

   Я без толку торчал в своей конторе с девяти утра. На улицах, испепеленных
зноем, почти не было никакого движения. Когда в Монктон-Сити наступает июль,
никто в полдень не выходит из дома. Это я понимал, а потому никого не ждал и
занимался тем, что перебирал в уме все  знакомые  мне  уютные  и  прохладные
бары. Но тут вошла мисс Флоренс Дигби. Как всегда, она была одета с иголочки
и выглядела прекрасно. Адова жара на секретаршу совершенно не действовала.
   - Вам звонит вахтер снизу, мистер  Престон,  -  сказала  девушка.  -  Там
какой-то тип вас спрашивает. Только не похож он на наших обычных клиентов, и
потому  вахтер  просил  сначала  проконсультироваться  с  вами,  прежде  чем
разрешить ему пройти.
   От одной мысли, что придется браться за дело, испортилось настроение.
   - Что за тип? Чего хочет?
   - Ничего не объясняет. Заявляет, ему известно, что вы частный детектив, и
хочет видеть вас по личному вопросу. Ни с кем иным не желает  разговаривать.
Он, видите ли, из этих, из мексиканцев...
   У мисс Дигби бабушка была из Техаса, а  техасские  аборигены  воображают,
будто они все еще находятся в состоянии войны с Мексикой.
   - А имя-то у него есть?
   - Моралес. Судя по описанию вахтера, смахивает на бродягу. Вот так оно  и
бывает  в  моем  чертовом  бизнесе.  Как  раз  тогда,  когда  душа  горит  в
предвкушении хорошего обеда, надо принимать какого-то мексиканского бродягу,
который жаждет рассказать всю свою биографию. Какое-то время я колебался: не
послать ли его ко всем чертям? По лицу мисс Дигби можно было догадаться: она
точно такого же мнения.
   - Хорошо,  давайте  посмотрим,  что  он  собой  представляет!  Секретарша
заметно удивилась.
   - Вы с ним будете говорить?
   Я принял вид оскорбленной добродетели.
   - Ну конечно! Ведь мне же не довелось сражаться с  мексиканцами  у  форта
Аламо, мисс Дигби!
   Секретарша презрительно фыркнула и удалилась.  Я  попался  в  собственную
ловушку. Ради удовольствия доказать мисс Дигби, что она  ошибалась,  мне  не
оставалось  ничего  иного,  как  принять  клиента.  Спустя  несколько  минут
секретарша открыла дверь.
   - Мистер Моралес!
   Мне сразу стала ясна осторожность  вахтера.  Моралес  оказался  человеком
невысокого роста с дотемна загорелой кожей; на голове - копна черных  волос,
усы киношного злодея. На вид ему было  за  пятьдесят.  У  глаз  обозначились
глубокие куриные лапки - следствие привычки часто прищуриваться  под  жгучим
мексиканским солнцем. Посетитель был одет в выцветшие  штаны  цвета  хаки  и
старую  белую  куртку,  на  которой   висела   одна-единственная,   грозящая
оторваться  пуговица;  Моралес  примотал   ее   ниткой.   Узловатые   пальцы
лихорадочно перебирали край соломенной, невероятно древней шляпы.
   - Здравствуйте,  мистер  Моралес!  Входите,  прошу  вас,  присаживайтесь,
пожалуйста!
   Моралес смущенно  улыбнулся,  затем  осторожно  сделал  шаг  вперед,  что
позволило мисс Флоренс Дигби сильно, с грохотом захлопнуть за  собой  дверь.
Моралес вздрогнул,  но,  убедившись,  что  секретарша  осталась  за  дверью,
облегченно вздохнул.
   - Сеньор Простои? Голос был приятный.
   - Он самый. Прошу вас, присаживайтесь!
   На этот раз Моралес повиновался; одной ягодицей он примостился на краешке
кресла, предназначенного  для  клиентов.  Мексиканец  явно  чувствовал  себя
стесненно, и мне казалось, что он вот-вот вскочит и ринется к двери.
   - Жарковато, не правда ли? - сказал я, желая разрядить обстановку.
   Моралес с несчастным видом согласно кивнул  головой.  Затем  он  запустил
руку во внутренний карман пропыленной куртки,  достал  пакет  из  оберточной
бумаги, положил его передо мной и постучал  по  нему  указательным  пальцем,
словно хотел придать больше веса своим словам.
   - Сто долларов. Вы найдете Хуаниту. Да?
   - Подождите, мистер Моралес! Не так быстро. Кто такая Хуанита?
   - Кто? Это моя Хуанита. Моя маленькая, - произнес он, стуча себе  кулаком
в грудь.
   - А! Ваша дочь?
   - Си . Моя дочь. Вы мне ее найдете, сеньор?
   - Возможно. Но сначала я должен задать вам несколько вопросов.
   Из ящика стола я вынул новенький блокнот и  шариковую  ручку.  Моралес  с
одобрительным видом следил за моими действиями.  Он  явно  решил,  что  дело
теперь принимает официальный оборот.  Почти  как  в  канцелярии.  Его  мысли
нетрудно было угадать. Раз человек сидит за  письменным  столом,  он  должен
делать записи в блокноте.
   - Сначала скажите, как вас зовут?
   - Рамон Эстебан Моралес.
   Я записал. Чтобы узнать, какое дело привело ко мне этого Рамона Эстебана,
лучшим методом было задавать ему вопросы.
   - Откуда вы?
   Судя по всему, он меня не понял.
   - Где вы живете?
   - А! Пунта Фелипе. Около Сан-Франциско.
   Не могу претендовать на знакомство со всеми местечками нашего  штата,  но
готов поклясться, никогда не доводилось  и  слышать  о  чем-нибудь  подобном
поблизости от Сан-Франциско. Это название было мне незнакомо.
   - Пунта Фелипе, - медленно повторил я, записывая название. -  Что-то  мне
это ничего не говорит, мистер Моралес. По какой дороге туда ехать,  если  из
Сан-Франциско?
   Мексиканец явно был в недоумении.
   - По какой дороге? Но из Сан-Франциско есть только одна дорога, она ведет
к океану. А моя деревня в тридцати километрах.
   - Одна дорога и ведет к океану? Да вы что - смеетесь надо мной?
   - Но, сеньор...
   Сидя на краешке кресла, Моралес смотрел на меня с разнесчастным видом. Он
готов был стоять на своем. Пальцем я показал ему на крупномасштабную  карту,
висящую на стене кабинета.
   - Мистер Моралес, покажите, пожалуйста, на карте, где находится эта  ваша
Пунта Фелипе.
   Горя желанием помочь, мексиканец резво  вскочил  и  устремился  к  карте,
внимательно изучил ее, прищелкнул языком и покачал головой.
   - Не знаю, - сказал он в растерянности. - На  этой  карте  слишком  много
названий. Я не могу найти свою деревню.
   - Если она рядом с Сан-Франциско, то это не составляет  труда.  На  карте
представлены населенные пункты с  числом  жителей  более  ста  человек.  Все
города и деревни штата Калифорния.
   Мексиканец покачал головой, в мозгу его, очевидно, шла гигантская работа.
Наконец он торжествующе улыбнулся.
   - Калифорния? Соединенные Штаты?  Но  я  вовсе  не  оттуда,  сеньор!  Моя
деревня находится в Нижней Калифорнии, в Мексике!
   Не будь так жарко, мне бы потребовалось  гораздо  меньше  времени,  чтобы
понять, в чем дело. Я встал и тоже подошел к карте. Разумеется!  Внизу,  где
на карте в океан вдавался небольшой полуостров, на  территории  Мексики  был
обозначен местный Сан-Франциско. Я  ткнул  в  него  пальцем  и  обратился  к
Моралесу.
   - Вот. Это здесь, мистер Моралес.
   Он готов был броситься ко мне с объятиями.
   Мы вернулись каждый на свое место, я продолжил расспросы.
   - А ваша  деревня  далеко  отсюда,  более  четырехсот  километров.  И  вы
проделали всю эту дорогу только затем, чтобы увидеться со мной?
   - Си, сеньор, чтобы увидеться с вами. И чтобы вы нашли мою Хуаниту.
   Этот тип излучал простодушие и искренность.
   - Кто вам сообщил мое имя?
   - Я прочитал в газете. Хуанита мне всегда высылала  американские  газеты.
Там о вас много написано, я читал. Вы считаетесь первоклассным специалистом.
   - Неужели вы не могли написать обо всем в письме?
   - В письме? Я прошу такого первоклассного детектива, как вы, узнать,  что
случилось с моей Хуанитой, и делать это по почте? О нет,  сеньор!  И  вот  я
пришел сюда. Увидел вас и говорю с вами. Такие вещи в  письме  не  напишешь,
это невозможно.
   Переварив эти рассуждения, я указал мексиканцу на деньги.
   - Думаю, в Пунта Фелипе  немного  найдется  людей,  которые  в  состоянии
собрать столько денег.
   - Си, вы правы. Чтобы собрать такие деньги, пришлось залезть в долги. Это
не имеет значения, лишь бы все было хорошо с моей Хуанитой. Я, Рамон Эстебан
Моралес, человек чести, и свои долги всегда плачу. И не жалуюсь.
   Можно было только догадываться, кто  ему  дал  в  долг  сто  американских
долларов. Впрочем, это меня не касалось. По крайней мере в данный момент.
   - Расскажите мне о Хуаните.
   - Ах, Хуанита! - сказал Моралес, качая головой и улыбаясь. - У  меня  три
дочери, сеньор. Две из них обычные крестьянки. Они много  работают,  уважают
родителей и слушаются отца.
   - А третья? Хуанита? Не слушается? Старик вздохнул.
   - Не слушается. Ее сестры - милые девушки, хорошенькие. А Хуанита...  Она
не просто хорошенькая. У нее огонь в крови. Я говорю себе,  она  молода,  со
временем утихомирится, станет как все.
   - Но она не утихомирилась? Надумала отправиться в Америку? Решила сделать
карьеру в свете?
   - Не сразу. В школе  у  нее  была  подруга.  Изабелла  Мартинец.  Ужасная
девица, надо сказать. Не такая красивая, как Хуанита, но все же  мужчины  за
ней бегали вовсю. Однажды по просьбе отца  Изабелла  с  каким-то  поручением
поехала в Сан-Франциско.  Она  оттуда  не  вернулась.  Потом  от  нее  стали
приходить письма. Здесь, в Монктон-Сити, Изабелла стала  важной  дамой.  Она
высылала деньги своему отцу, много денег.
   - И чем же она занималась, зарабатывая много денег?
   - Вот этого я не знаю,  сеньор!  Но  Изабелла,  она  ужасная!  Когда  эта
девушка уехала, моя Хуанита было  успокоилась.  Я  сказал  себе:  прекрасно,
теперь Хуанита станет больше думать о своей семье. Как я ошибался, сеньор!
   Он поднял на меня черные глаза, преисполненные  глубокой  тоски.  Истории
такого рода я уже слышал сотни раз, но  не  мог  заставить  себя  равнодушно
отнестись к растерянному старику. Участливым  тоном  постарался  приободрить
его, заставить продолжать свое повествование.
   - Ну и что случилось потом?
   - Однажды, как всегда, Хуанита отправилась в школу на занятия. Но в класс
она не пришла, а уехала в Сан-Франциско. А потом сюда, в Монктон-Сити. Я бы,
конечно, удержал ее, но узнал о бегстве только через десять часов.
   - Как давно это произошло?
   - Пять месяцев тому назад. Через две недели после  отъезда  она  прислала
письмо. Нашла в Монктон-Сити  хорошее  место.  Зарабатывает  много  денег  и
высылает мне, своему отцу. Мы были довольны, сеньор. Наша  малышка  осталась
доброй девочкой. Может быть, я ее не понимал. А она была права: наша деревня
не подходящее место для таких девушек, как Хуанита.
   Моралес жестом отказался от сигареты, которую я ему предложил.
   - Кстати, что это за хорошее место она получила? Ничего вам не писала?
   - Си. Она служила горничной у богатой дамы. Миссис Флойд Уайтон ее зовут.
Она живет в красивом доме, где много комнат.
   - Я знаю миссис Флойд Уайтон. Хорошо, Хуанита работала у нее, и  все  шло
прекрасно. Что же потом произошло?
   - Месяц назад Хуанита исчезла. Я перестал получать от нее письма, написал
сам. Миссис Уайтон вернула мне письмо и сообщила, что Хуанита у  нее  больше
не служит, уехала. С тех пор от дочери нет вестей.
   - Понимаю.
   За сто  долларов  я  должен  был  разыскать  Хуаниту  в  Монктон-Сити.  В
принципе, чтобы обшарить весь город, потребуется полгода и  десяток  опытных
сыщиков. К тому же, где доказательства,  что  Хуанита  еще  в  Монктон-Сити?
Отсюда до Лос-Анджелеса полчаса на автобусе. А  ведь  в  Калифорнии  есть  и
другие города, не говоря уже о всех Соединенных  Штатах.  Тяжелая  предстоит
работа за сто долларов...
   - А вы были в этом доме? У миссис Уайтон, я имею в виду.
   - О нет, сеньор! - ответил Моралес с испуганным видом.  -  Я  бы  никогда
ничего подобного не сделал, это может навредить моей Хуаните.  Что  подумала
бы миссис Уайтон, увидев, как я одет?!
   Выразительным жестом мексиканец показал на свой костюм.
   Что ж, он был прав, бедняга. Уайтоны спустили бы на него  собак,  появись
он у них в саду, старик не успел бы дойти и до входной двери.
   Несправедливость сложившегося положения причиняла мне боль.
   Тщательно выговаривая слова, я сказал:
   - Мистер Моралес, давайте посмотрим правде в глаза. Пока еще я  не  знаю,
найду ли вашу дочь. Монктон-Сити - большой город, а  неподалеку  есть  город
еще больше. Но можно попробовать. Побеседую с людьми, побываю кое-где. Одним
словом, постараюсь. Но имейте в виду, никаких гарантий я дать не могу.
   Мексиканец энергично закивал головой. Висящие усы придавали ему  сходство
с карнавальной маской.
   Он  сел  в  кресло  поудобнее.  Судя  по  всему,  мой  клиент   собирался
угнездиться в нем и ждать, пока я не найду заблудившуюся дверь.
   - Для этого потребуется немало времени, - предупредил я. -  Где  мне  вас
найти, если потребуется?
   - О! - Мексиканец вскочил и подошел к столу. - Я приду сюда.
   И быстро направился к двери. Пришлось окликнуть его:
   - Не так скоро! Фотография Хуаниты у вас есть? Не могли бы мне ее дать на
время?
   - Да, есть, конечно.
   Моралес запустил руку в карман  куртки,  достал  небольшую  фотографию  и
протянул ее мне. На фото были изображены две черноволосые  девушки  в  белых
платьях,  которые  с  принужденным  видом  смущенно   позировали   на   фоне
католической церкви. Они стояли слишком  далеко  от  объектива,  черты  лица
различить было невозможно.
   - Великолепно, - сказал я. - Так какая из них Хуанита? Моралес наклонился
и ткнул пальцем в девушку справа.
   - Ей тогда исполнилось пятнадцать лет.
   - А кто другая?
   - Это ужасная Изабелла Мартинец.
   Я с интересом посмотрел на ужасную  Изабеллу.  На  первый  взгляд  ничего
особенного в ней не было. А там, конечно, кто знает?
   - А сколько Хуаните теперь?
   - Девятнадцать. На прошлой  неделе  исполнилось.  Роскошная  перспектива.
Попробуйте разыскать девятнадцатилетнюю девушку, имея на руках всего-навсего
одно фото четырехлетней давности, снятое к тому  же  фотографом-любителем  с
большого расстояния!
   - А Изабелла, мистер Моралес? Не знаете ли вы, где она проживает?
   Мексиканец покачал головой и пожал плечами.
   - Ее отец мне не говорил, а я не спрашивал. Этому Мартинецу, мне кажется,
наплевать на Изабеллу. Ему лишь бы вино было да курево.
   - Понятно. Скажите, пожалуйста, а вы обращались в полицию?
   Моралес широко открыл глаза.
   - В полицию? Сеньор, это наше семейное дело, я не думаю,  что  полиция  в
состоянии нам помочь. И Хуаните тоже она не может помочь. Видите ли,  у  нас
нет документов.
   - Если у вас нет документов, то как вы пересекли границу? В поездах  ведь
полно инспекторов.
   - А я, сеньор, поездом не ехал. Чтобы купить билет,  надо  выложить  кучу
американских долларов. А у меня нет  других  долларов,  сеньор,  кроме  тех,
которые я вам передал, чтобы вы нашли Хуаниту.
   - Как же вы сюда добрались?
   - Пешком, - просто сказал он. -  Иногда  добрые  люди  подвозили  меня  в
грузовике. Однажды даже на легковушке. Но большей частью я шел пешком.
   Если  меня  накроют  за   содействие   подпольной   эмиграции,   придется
распроститься с лицензией детектива и отсидеть несколько месяцев в  кутузке.
Но уж коли этот тип прошагал четыреста километров только  ради  свидания  со
мной, он заслужил право на то,  чтобы  из-за  него  лезть  вон  из  кожи.  Я
постарался втолковать Моралесу, что, если его станут допрашивать в  полиции,
он не  должен  упоминать  мое  имя,  и  в  конце  концов  у  меня  сложилось
впечатление, что он все понял. Потом я вспомнил  о  Бобе  Клайне.  Если  мне
удастся убедить его укрыть Моралеса на день-два от глаз людских,  то,  может
быть, все обойдется благополучно и не придется рисковать лицензией.  Оставив
Моралеса у себя в кабинете, я прошел в комнату  мисс  Дигби  и  попросил  ее
соединить меня с Бобом. Несколько месяцев тому назад мне  довелось  выручить
этого парня из затруднительного положения: гангстеры вымогали у него деньги.
Тогда он заверил меня, что могу обращаться к нему с любой просьбой и в любое
время. Что ж, час настал. Я рассказал Бобу по телефону в  общих  чертах  про
свои трудности, он  обещал  подъехать  и  забрать  моего  мексиканца.  Потом
вернулся в кабинет.
   - Мой приятель  заедет  за  вами,  -  объяснил  я  Моралесу.  -  Поживете
некоторое время у него.
   - Но, сеньор, я не в состоянии платить за  это!  Ведь  это  будет  стоить
много долларов, а у меня нет ни цента...
   - Вы уже оплатили,  -  сказал  ему,  показывая  на  пакет  с  деньгами  в
оберточной бумаге. - Это все входит в счет. Пока  я  буду  заниматься  вашим
делом, поживите у приятеля, он вас прокормит. Это обычно так делается. Таков
порядок.
   Мои слова убедили его. Люди по ту сторону границы  слишком  горды,  чтобы
принимать милостыню. Но коли им говорят, что таков порядок, это меняет дело.
   - Си. Таков порядок, - сказал мексиканец, удовлетворенно качая головой.
   В ожидании  Боба  Клайна  я  попробовал  выведать  у  Моралеса  подробное
описание Хуаниты, но он нарисовал столь восхитительный портрет, что им бы не
воспользовался даже рекламный агент Голливуда.
   Спустя четверть часа появился Боб и увел от меня клиента.

Глава 2

   По дороге к дому Уайтонов я постарался припомнить все, что знал  об  этой
семье.
   Флойд Уайтон-старший появился в Монктон-Сити в 1894 году. Как утверждают,
в кармане у него было ровно два доллара тридцать семь центов. Это был рослый
двадцатитрехлетний парень, преисполненный радужных надежд. В Монктон-Сити  в
ту эпоху  царила  золотая  лихорадка,  и  чтобы  суметь  постоять  за  себя,
требовалось быть молодым и сильным. Так случилось, что вечером того  же  дня
Флойд Уайтон нарвался на банду хулиганов, которая избивала старика по  имени
Чарли Бонанза. Флойд разогнал подонков и на последние центы накормил старика
ужином. Чарли хорошо знали в городе. Если верить его словам, он один  открыл
половину всех золотых россыпей в Соединенных Штатах.  Будучи  человеком  еще
неискушенным, можно сказать, наивным, Уайтон согласился сопровождать старика
в очередную экспедицию. Они потратили три месяца на  поиски  богатой  рудной
жилы, о которой Чарли Бонанза прожужжал своему молодому  спутнику  все  уши.
Затем вернулись в Монктон-Сити и расстались. Но  однажды  Уайтону  сообщили,
что  старик  при  смерти  и  хочет  его  видеть.  Умирающий  передал  Флойду
пергаментный свиток. На нем, по словам старика, была  начертана  дарственная
на участок земли, который Чарли подарил некто  Фуго  Курсье,  великий  вождь
местного индейского племени тепачи. Бонанзе довелось спасти брата индейского
вождя от виселицы; в порядке благодарности вождь  преподнес  бледнолицему  в
дар охотничьи угодья площадью тридцать километров на пятнадцать. Не  позабыв
про ужин на последние центы, Чарли Бонанза  решил  вознаградить  великодушие
Уайтона и в завещании, должным образом оформленном, оставлял  ему  все  свое
движимое и недвижимое имущество, в том числе и земельные владения. В  ту  же
ночь старик скончался. Уайтон  сунул  в  карман  пергамент  с  завещанием  и
позабыл о нем.
   Впоследствии он  подружился  с  молодым  адвокатом  Эфраимом  Патиссоном.
Как-то вечером за ужином  Флойд,  смеясь,  сообщил  адвокату,  что  является
крупным землевладельцем.  Патиссон  насторожился  и  попросил  взглянуть  на
пергамент. Опытном, юристу не  потребовалось  много  времени,  чтобы  понять
значение завещания старика Бонанзы. Он тут же отправился в Вашингтон.  Когда
Патиссон вернулся назад,  то  объявил,  что  Уайтон  действительно  является
законным владельцем довольно значительного участка земли.  Только  это  были
уже не просто охотничьи угодья. На участке  Уайтона  разместились  различные
промышленные предприятия. Флойд навел кое-какие справки и, наверное, уступил
бы все права на свой участок  за  несколько  сотен  долларов,  если  бы  это
зависело только от него. Но Патиссон не позволил другу совершить глупость  и
с присущей ему ловкостью взял дело в свои руки. Менее  чем  через  пять  лет
Уайтон стал миллионером, сохранив за собой большую часть своих  владений.  В
начале века Патиссон в  результате  несчастного  случая  погиб.  Но  к  тому
времени Уайтон приобрел уже достаточный опыт,  чтобы  самому  защищать  свои
интересы. Богатство его  продолжало  увеличиваться.  Когда  началась  первая
мировая война, Флойд  Уайтон,  по  общему  мнению,  стоил  не  менее  восьми
миллионов долларов. Затем он принял участие в военных поставках, и состояние
его возросло до восемнадцати миллионов.
   При  этом  он  продолжал  оставаться  холостяком.  И  вдруг  в   возрасте
пятидесяти шести лет женился  на  Луизе  Брайтен,  дочери  одного  из  своих
компаньонов; она была младше Флойда  на  тридцать  лет.  Тогда-то  Уайтон  и
объявил, что прекращает  деловую  жизнь.  Это  произошло  в  1927  году.  Он
ликвидировал все свои предприятия и стал обладателем двадцати пяти миллионов
долларов. Великий крах, который произошел спустя два года, его не  коснулся.
Луиза родила четырех детей: трех сыновей и  дочь.  Умер  Уайтон  в  возрасте
восьмидесяти лет. В то время половина общественных зданий  в  городе  носила
его имя. Все жители города оплакивали  смерть  человека,  который  сыграл  в
жизни Монктона такую большую роль.
   Да, все жители города, но только не дети Уайтона.  Ранее  они  вели  себя
достойно, как и подобает  членам  царственной  фамилии.  А  как  умер  отец,
распоясались. Все они были до неприличия богаты и, казалось, поставили целью
как можно быстрее избавиться от своих капиталов.
   Направляясь к резиденции Уайтонов Палм  Лейк  Каньоне,  я  восстановил  в
памяти все эти факты. Флойду Уайтону, старшему из сыновей, за тридцать.  Мне
о нем мало было известно. Разве лишь то,  что  четыре  года  тому  назад  он
женился на заурядной певичке, которую подцепил в каком-то кабаке. Об этом  в
то время много судачили. Тогда эту певичку  звали  Дикси  Браун,  имя  самое
обыденное. Никто не знает, откуда появилась эта Дикси Браун, но со  временем
тайна ее происхождения потеряла всякое значение. Главное было  то,  что  она
стала женой Флойда Уайтона-младшего и  что  ее  весьма  своеобразная  манера
вести себя в обществе  обеспечивала  всех  городских  хроникеров  изобильным
репортерским материалом. Когда газетчикам совершенно не о чем  было  писать,
Дикси  Уайтон  всегда  оказывалась  под  рукой,  чтобы  настрочить   о   ней
колонку-другую.  Случалось,  она  устраивала  приемы  в  одиннадцать   утра,
приглашенные должны были являться  в  вечерних  туалетах,  но  с  обнаженным
задом. Нет голой задницы - от ворот поворот. А быть приглашенным к  Уайтонам
все стремились.
   Я остановился перед высокими решетчатыми воротами, выкрашенными  в  белый
цвет, и нажал на сигнал. Из ворот выскочил какой-то тип в полувоенной  форме
и  внимательно  оглядел  меня.  Высокий  молодой  человек,  который  мог  бы
показаться даже красивым, не будь у него вида сторожевого пса.
   - Кого вам угодно.., мистер?
   Сказано это было таким тоном, что обращение "мистер"  звучало  как  явное
оскорбление. Я постарался улыбнуться самой что ни  на  есть  обезоруживающей
улыбкой.
   - Я хотел бы видеть миссис Уайтон, старина. По личному  делу.  По  самому
что ни на есть личному. И если ты рассчитываешь  сохранить  работу,  советую
открыть ворота.
   Я придал слову  "личное"  особый  смысл,  не  понять  этого  было  просто
невозможно. Охранник вздохнул, отомкнул ворота и распахнул их настежь.
   - Позвоню, что вы приехали. Как прикажете доложить?
   - Престон. Марк Престон. Я скажу миссис Уайтон, что ты не  заставил  меня
понапрасну ждать, старина.
   Охранник пожал плечами и отправился в  будку  рядом  с  воротами  звонить
хозяйке. Я прошел  в  ворота  и  зашагал  по  извилистой  аллее,  обсаженной
побеленными пальмами, которые были заведены  еще  Флойдом  Уайтоном-старшим.
Для разбивки сада перед домом он приглашал специалиста из Нью-Йорка. Наконец
появился сам  дом;  это  было  здание  кошмарного  калифорнийского  стиля  с
испанскими балконами и арками. Центральный корпус-куб из  красного  кирпича,
невообразимо безвкусный,  окружен  был  там  и  сям  башенками  минаретов  в
восточном духе. Дом мне напоминал огромный торт,  разукрашенный  обезумевшим
кондитером.
   Я не спеша поднялся по лестнице из белого мрамора. Наверху у  входа  меня
поджидал негр в ливрее мажордома.
   - Мистер Престон?
   Голос у него был низкий, приятного тембра. Скорее  голос  актера,  нежели
мажордома. Я протянул ему свою визитную карточку. Негр взял ее,  внимательно
прочитал и, не выказывая никакого удивления, положил  на  серебряное  блюдо,
которое ранее прятал за спиной.
   - Мне бы хотелось увидеться с миссис Уайтон по личному вопросу, если  она
соблаговолит уделить мне несколько минут.
   - Прошу, пожалуйста, за мной.
   Мы вошли в дом. Негр провел меня в маленькую комнату.
   - Подождите здесь. Пойду взгляну, у себя ли  мадам.  Умилительный  нюанс.
Большинство бы слуг на его  месте  сказали:  "Пойду  узнаю,  примет  ли  вас
мадам". Он же сказал:
   "Пойду взгляну, у себя ли мадам". Пустячок, а  приятно.  Спустя  какое-то
время он объявился и предложил:
   - Не угодно ли мистеру следовать за мной? Пересечь холл в  доме  Уайтонов
под силу только человеку с крепкими нервами. Там в  самых  что  ни  на  есть
реалистических позах расставлены восковые фигуры, обряженные в средневековые
латы. Одни валялись на полу, пополам перерубленные мечами, у других из брюха
торчали копья и стрелы. А один, обезглавленный, плавал  в  луже  собственной
крови. Меня пробрала дрожь.
   - Полагаю, ко всему можно привыкнуть, - пробормотал я.
   - Простите?
   - Восковые фигуры, - пояснил я. - Некоторым нравится висельный юмор.
   - Ах, это... Сначала меня преследовали кошмары. Но вы правильно  сказали,
мистер, в конце концов ко всему  привыкаешь  Негр  улыбнулся.  У  него  была
прекрасная улыбка, обнажила два ряда великолепных белоснежных зубов. Наконец
мы вышли из холла и оказались на террасе.
   - Мистер Престон, госпожа!
   Вежливый мажордом с черной кожей удалился. На террасе  стоял  шезлонг.  В
нем сидела Дикси Уайтон, женщина, с которой я решил встретиться. У нее  были
длинные тонкие загорелые ноги,  плоский  мускулистый  живот.  Высокие  груди
правильной формы,  золотистые  красивые  плечи.  Распущенные  черные  волосы
свешивались на одну сторону. Совершенной формы  нос,  несколько  великоватый
для ее маленького лица рот, серые глаза,  мягкий  взор.  Немного  помады  на
губах, и более никакой косметики; впрочем, она в ней и  не  нуждалась.  Ниже
пупка виднелись крошечные плавки из черного сатина, узкая полоска из той  же
ткани безуспешно пыталась сдержать полную грудь. Женщина взглянула на меня с
некоторым интересом.
   - А я думала, вы частный сыщик!
   - Так оно и есть, миссис Уайтон!
   - А я думала, они всегда одеты в длинные плащи! Правой рукой Дикси Уайтон
пошарила вокруг себя, стараясь найти бокал, который поставила на пол.
   - Плащ у меня есть, хотите, схожу за ним, если вы вдруг разочарованы.
   - Не имеет значения. Не будем об этом больше говорить.
   Дикси Уайтон, чмокая, отпила из бокала глоток розовой жидкости.  Судя  по
остекленевшим глазам, она была недалека от состояния полного опьянения.
   - Вы пьете? - спросила она внезапно.
   - Бывает.
   - Я не это  хотела  сказать.  Я  спрашиваю  вас,  не  желаете  ли  выпить
стаканчик? - Затем с обиженным видом добавила:
   - Вы же прекрасно все поняли!
   - Да, понял.
   Подойдя к столику из бамбука,  покрытому  куском  стекла  и  уставленному
бутылками, я стал изучать наклейки. Целая коллекция редких дорогих  напитков
с этикетками знаменитых фирм. Миссис  Уайтон  внимательно  смотрела,  что  я
делаю.
   - Вы не посчитаете невежливым, если я присяду?
   Я углядел обрубок дерева, который при нужде мог сойти за сиденье.
   - Прошу вас, мистер... - ответила Дикси  Уайтон,  кивая  головой  в  знак
согласия.
   - Престон. Марк Престон. Обозначено на моей визитке.
   - Правда?
   Вид у нее был такой, будто ей на все в высшей степени наплевать.
   - Значит, вы ничего не хотите выпить...
   - У меня слабый желудок, - ответил я развязным тоном. - Он  не  переносит
ничего, кроме виски. Желательно шотландское. А всякие там ликеры и наливки -
это только для суперменов.
   Дикси, казалось,  задумалась;  в  руке  она  по-прежнему  держала  бокал,
наполненный розовой  жидкостью.  Потом  подняла  бокал,  стала  крутить  его
пальцами, разглядывая, как преломляется солнечный луч.
   - Так, говорите, для суперменов только?  А  кто  же  я  тогда  по-вашему?
Супербаба? Нет, не звучит.
   И, глядя на меня вопрошающим взглядом, поинтересовалась:
   - Может быть, суперженщина? Подходит вам такой  эпитет?  Будь  я  не  при
деле, сказал бы, какой ей эпитет больше всего подходит. Но в  данный  момент
ответил уклончиво:
   - На мой взгляд, вы прежде всего женщина на все сто процентов!
   Она прыснула.
   - Вот это манеры! Воистину, вы мастак говорить  приятные  вещи,  Престон,
мне этого очень не хватает! Типы, что сюда к нам ходят,  от  них  такого  не
дождешься! Впрочем, в целом они вовсе неплохие, этого сказать нельзя! Но вот
хороших манер им явно не хватает!
   Дикси Уайтон сделала заметное  усилие,  чтобы  собраться  с  мыслями,  от
усердия лицо ее даже перекосилось, и у меня возникла  надежда,  что  не  зря
потрачу время.
   - Вы уверены: ваша специальность - частный сыщик?
   - Совершенно уверен!
   - А никогда вам не приходилось выступать в роли сказочника?
   - Нет, мадам. Я всего лишь частный сыщик, и работа у меня тяжелая.
   - Хм... А что вам вообще-то от меня надо?
   - Расскажите мне, пожалуйста, об одной молодой мексиканке, о Хуаните.
   Произнося эти слова,  я  внимательно  следил  за  выражением  лица  Дикси
Уайтон. Был готов увидеть на  нем  беспокойство,  страх,  может  быть,  даже
панику - все, что угодно. Однако не заметил абсолютно никакой реакции.
   - Хуанита? Вы тоже намерены меня допрашивать об  этой  Моралес?  Что  она
натворила? Дикси эта тема явно надоела.
   - Говорят, она пропала. Ее отец в  этой  связи  очень  обеспокоен.  И  он
поручил мне ее найти.
   - Не понимаю, что я еще могу сделать, - пробормотала миллионерша.  -  Эта
малышка работала у меня очень недолго. Постойте...  Она  появилась  здесь  в
середине февраля.  Красивая  девушка,  даже  очень  красивая.  Представляете
типаж: волосы, как черный янтарь, горящие огнем глаза. И все  такое  прочее.
Ей у меня вроде бы понравилось. И вдруг однажды она исчезла. Просто так, без
предупреждения. Вот и вся история.
   - Спасибо. Позвольте, однако, задать вам несколько вопросов.
   - Прошу вас. Мне это ведь ничего стоить не будет. Разве немного  времени.
А времени у меня навалом, могу им торговать, Престон.
   - Каким образом Моралес поступила к вам на службу?
   - Это важно?
   - Возможно.
   - Кто-то из моих друзей узнал, что я ищу горничную.  Постойте...  Ах  да,
вспомнила! Это был Грег. Грег Хадсон. Вы с ним знакомы?
   - Нет. А какой интерес мистер Хадсон  имел  в  этом  деле?  Дикси  Уайтон
рассмеялась, в смехе ее прозвучала нотка горечи.
   - Какой интерес? Эх, мой хороший, сразу видно, что вы  совсем  не  знаете
Грега. Насколько мне известно, у него есть  лишь  один  интерес  в  жизни  -
женщины. Любого роста, цвета кожи и габаритов.
   - В таком случае, это, должно быть, очень занятный человек. Где его можно
найти?
   -  Не  имею  ни  малейшего  понятия!  Он  большой  непоседа,  этот  Грег.
Попробуйте поискать его в Телефонной компании.
   - Спасибо за сведения! Не знаете ли вы, когда у вас работала эта Моралес,
встречалась она с друзьями? Входила ли в какое-либо землячество?  Ну  и  все
такое прочее.
   Дикси Уайтон на минуту задумалась. По мере того как шла наша беседа,  она
явно трезвела Было ли то плохим или  хорошим  признаком  в  отношении  меня,
судить я не мог.
   - Мне об этом, во всяком случае, ничего не известно. Конечно, у нее  были
выходные дни. По четвергам и большую часть воскресенья, когда  я  в  ней  не
нуждалась. Кроме того, она была  свободна  почти  каждый  день  по  вечерам,
начиная с девяти часов. Куда она  ходила,  я,  разумеется,  ее  об  этом  не
спрашивала.
   - Понимаю. А в тот день, когда она исчезла, случилось что-нибудь?
   - Ровным счетом ничего. Она съехала, вот и все. Чувствовалось, что  Дикси
все уже осточертело, и я, и эта история. Однако надо было продолжать. И  она
продолжала.
   - Так вот было дело. Именно так, как вы сказали. В один  прекрасный  день
мексиканка исчезла. Накануне вечером, как обычно, она помогла мне одеться. А
на следующее утро исчезла.
   - Вы сказали, Хуанита почти все вечера после девяти часов была  свободна.
Л вдруг она съехала как раз в тот вечер, когда одевала  вас.  Вы  уехали  из
дома, а она вслед за вами.
   - Вполне возможно. А что это меняет?
   - Не исключено, кое-что меняет. В начале нашей  беседы  вы  дали  понять,
что, кроме меня еще кто-то интересовался мисс Моралес...
   - Разве я так сказала? - удивилась Дикси Уайтон, наклонив набок голову.
   - Что-то в  этом  роде  было.  Помните,  когда  я  упомянул  ее  имя,  вы
воскликнули: "Вы тоже намерены меня допрашивать об этой Моралес?
   - Ну и что?
   - А то, что мне хотелось бы знать, кто еще расспрашивал вас о Хуаните?
   Дикси Уайтон  вздохнула,  потянулась  всем  телом.  Был  полдень,  жаркий
июльский полдень, и, что там ни говори, я все же  был  мужчиной,  вид  почти
голой женщины возбуждал меня. Начни она снова так  тянуться,  это  могло  бы
значительно усложнить мою жизнь. Но миллионерша молчала, я даже решил  было,
что она уснула. Однако Дикси Уайтон открыла один глаз и задумчиво посмотрела
на меня.
   - Сколько вы весите, Престон?
   - Восемьдесят пять килограммов.
   - Скажите, пожалуйста! Я думала больше.
   - Это из-за пиджака. Так кто вас расспрашивал по поводу Хуаниты Моралес?
   - Грег. Он позвонил мне спустя дня два-три после ее исчезновения.
   - А почему его это интересовало и откуда он узнал, что девушка исчезла?
   - Он не знал этого, когда мне звонил. А  когда  я  сказала,  что  Хуанита
куда-то делась, просил рассказать все подробно.
   Вы удовлетворены?
   - Да. Благодарю за информацию. С этими словами я поднялся.
   - Неужели вы так просто и уйдете?
   - Ну.., конечно. Вы мне очень помогли, бесконечно вам за это признателен.
   - Но, мой друг Престон, вы еще ничего не видели! Спектакль начнется через
несколько минут.
   Дикси подняла вверх ноги, переместила их на пол и  встала.  В  результате
всех этих перемещений две узкие полоски черного сатина, которые должны  были
представлять собою пляжный костюм  миллионерши,  пришли  в  движение,  грозя
полностью обнажить  скрытые  ими  прелести.  Это,  видимо,  означало  начало
спектакля.
   - Мне кажется, миссис  Уайтон,  место  в  партере  мне  несколько  не  по
карману!
   Дикси засмеялась булькающим смехом и подошла ко мне совсем близко.  Потом
тяжело оперлась об меня и стала пальцами щекотать мой затылок. Чтобы она  не
упала, пришлось обнять ее за талию; по крайней мере так объяснил я себе свои
действия.
   Кожа ее была шелковистой, тело гибкое. Я решил, что придется  платить  по
счету. Она поняла мои мысли и поперхнулась смехом, уткнувшись мне  в  плечо.
Затем, откинувшись назад, закрыла глаза и принялась  тихо  раскачиваться  из
стороны в сторону в моих объятиях. Во рту показались маленькие острые  зубы,
ногти впились мне в затылок. Внезапно она широко открыла большие серые глаза
и посмотрела с насмешливой улыбкой.
   - Сегодня день выплаты жалованья. Частные сыщики весом  восемьдесят  пять
кило проходят вне очереди!
   - Значит, повезло.
   Дикси отступила на шаг и смерила меня взглядом с головы до ног.
   - Вам повезет, если через неделю вы будете весить хотя бы семьдесят пять!
   - Готов рискнуть.
   Дикси подобрала пустой бокал и протянула его мне.
   - Торопиться некуда, душа моя! У нас впереди жизнь. Налейте-ка лучше еще!
   Взяв у нее из рук бокал, я подошел к столу. Руки мои  дрожали,  это  было
очень заметно.  Выбрал  среди  бутылок  ту,  которая  по  цвету  содержимого
приблизительно соответствовала жидкости, что только что пила  Дикси  Уайтон.
Нечто импортное из Турции с непроизносимым  названием.  Собирался  наполнить
бокал, но тут кто-то кашлянул. Звук шел от стеклянной двери. Я вздрогнул.
   У двери стоял черный мажордом. Интересно, как давно он там был?
   - В чем дело? - рявкнула Дикси.
   - Только что звонил господин, мадам. Джексон поехал за ним на вокзал.  Он
будет здесь минут через двадцать.
   С этими словами негр исчез. Дикси замерла и принялась  покусывать  нижнюю
губу маленькими острыми зубами.
   - Сволочь! - сказала она сквозь зубы. - Сволочь, сволочь, сволочь!
   Тут она поддала ногой чурбак, на котором я сидел.
   - Он же сказал, что вернется только в  субботу!  Ясно,  почему  он  вдруг
вернулся! Знаю все его грязные уловки, сволочь паршивая!
   Я протянул ей бокал. Не говоря более ни слова,  она  взяла  его  и  одним
глотком осушила. Такой напиток способен разъесть корабельный киль, а она его
хлещет, словно воду.  Внезапно  Дикси  улыбнулась  мне.  Ее  загорелое  тело
сверкало в лучах солнца.
   - Вы мне позвоните, Престон?
   - Я вам позвоню.
   В холле меня с нескрываемой радостью встретил мажордом.
   - Вы уходите, мистер?
   - Да.
   Он слегка наклонился и проводил до лестницы.
   - До свидания, мистер!
   - До свидания!
   Спускаясь по ступенькам, я спиной чувствовал на себе  его  взгляд.  Внизу
обернулся. Силуэт  мажордома  четко  вырисовывался  на  фоне  архитектурного
кошмара, именуемого резиденцией Уайтонов. Помахал ему рукой, но  не  получил
никакого ответа.
   Внутри моей автомашины было жарко, как в печке. Я поехал в город.

Глава 3

   В одном из баров в центре города проглотил пару бутербродов  со  стаканом
холодного молока, а затем отправился на поиски Грега Хадсона.  Обычно  людям
не приходит в голову наводить справки максимально простым способом.  А  ведь
достаточно просто-напросто  зайти  в  муниципальную  библиотеку,  в  которой
имеются всевозможные ежегодники и различные справочники. Надо лишь  зайти  в
зал и засесть за чтиво. Но чтобы разыскать Хадсона, и  этого  не  надо  было
делать. Я просто перелистал телефонный справочник.
   В Монктон-Сити оказалось шесть Г. Хадсонов. Обложившись мелочью, принялся
за дело. Первый тип, до которого удалось  дозвониться,  назвался  директором
компании похоронных принадлежностей. Впрочем, его имя было не Грег, а Георг.
Это не мешало мне задать ему несколько вопросов. В конце концов  он  заявил,
что я зря легкомысленно отношусь к идее комфортабельного убытия на тот  свет
и что во всем необходим хороший вкус, особенно когда дело касается загробной
жизни. Хотелось ему сказать, что в моем бизнесе подобная тема не  пользуется
популярностью.
   Вторым оказался Грей Хадсон, опять, конечно, не то, что нужно. Телефонная
будка раскалилась, я задыхался. Прислонившись спиной к двери, слушал длинные
гудки в трубке. Наконец кто-то подошел к телефону, раздался мужской голос:
   - Алло?
   - Мистер Хадсон?
   - Да. Кто говорит?
   - Престон у телефона. Вы не Грег Хадсон случайно? Молчание, потом тот  же
голос сказал:
   - Нет. Гильберт Хадсон. Здесь нет никакого Грега Хадсона. Не знаю почему,
но у меня вдруг возникло такое чувство, будто я попал в десятку.
   - Вы уверены, что это имя ничего вам не говорит?
   - Я этого не сказал... Хотите ему что-нибудь передать?
   - Нет. Мне с ним обязательно надо встретиться лично. Это очень важно.
   Тип на том конце провода обдумывал услышанное.
   - Надо какой-нибудь счет оплатить или по личному  вопросу?  По  его  тону
можно было понять, что первый вариант выглядел предпочтительнее.
   - Нет. По личному вопросу. Раздался смешок.
   - Вам не повезло. Он сидит без гроша в кармане. Он  всегда  без  гроша  в
кармане.
   - Значит, вы его знаете?
   - Еще бы мне его не знать! Он мой брат! Вы знаете, у каждого  может  быть
брат. Тот, кому достается вся работа, тот, у кого постоянное надежное место,
так это я.
   - Понимаю. А вы не знаете, где бы я мог увидеться с вашим братом,  мистер
Хадсон?
   - Точно не могу сказать. Я его видел полмесяца тому назад. Тогда он жил в
"Венеции".
   Это место мне было знакомо. Дом с меблированными комнатами, который  знал
лучшие времена, в весьма непрезентабельном квартале.
   - Спасибо за любезность, мистер Хадсон.
   - Не стоит благодарности. Если вдруг вы его увидите, то скажите ему...
   Мой  собеседник  внезапно  умолк.  Я  подождал  несколько  секунд,  потом
спросил:
   - Что я должен ему сказать, мистер Хадсон?
   - Ничего. Не имеет значения.
   Он повесил трубку. Что надо было сказать Грегу? Судя  по  тону,  Гильберт
Хадсон не очень-то уважал своего брата.
   Пришлось ехать в  "Венецию".  Под  палящим  солнцем  дом  с  меблирашками
выглядел  еще  более  убого.  В  те  времена,   когда   здание   имело   еще
респектабельный вид, там имелся специальный служащий для приема посетителей.
Стойка пока сохранилась, но никакого служащего, конечно, не было.  Несколько
минут я постоял в замешательстве в плохо освещенном холле,  спрашивая  себя,
за какой из облупленных крашеных дверей может скрываться Грег Хадсон.
   - Кого-нибудь ищете, мистер?
   Бог знает откуда появился этот старик. Он был одет в  грязную  рубашку  и
грязно-серые брюки, когда-то  бывшие  ливреей.  Двухдневная  щетина,  словно
седое жнивье,  неопрятно  торчала  на  потасканной  физиономии;  спина  была
согнута настолько,  что,  казалось,  старик  сложился  пополам.  Я  напрасно
пытался встретиться взглядом с его слезящимися глазами.
   - Мне хотелось бы встретиться с мистером Грегом Хадсоном,  но  я  позабыл
номер его комнаты.
   - Да?
   Старик подозрительно посмотрел на меня, но больше ничего не сказал.
   Пришлось сделать вторую попытку.
   - Вы не смогли бы мне сказать, в какой комнате он проживает?
   Старик медленно покачал головой.
   - Не могу вспомнить, - пробормотал он. - Столько комнат, столько жильцов.
Нет, никак не припоминаю. Он потер руки и облизал губы.
   - Надо вам заняться своей  памятью.  Нате-ка,  держите!  Я  протянул  ему
банкноту в два доллара. Прежде чем взять деньги, старик вытер руку о грязную
рубашку. Потом несколько раз поклонился.
   - Это может помочь, - заявил он, давясь смехом. -  Так  и  есть,  начинаю
припоминать! Вот, вот оно, вспомнил! Номер восемь.
   На одной из дверей вверх ногами висела цифра "два".  На  других  не  было
ничего.
   - Прекрасно! А теперь скажите, где находится восьмая  комната,  и  я  вас
оставлю в покое.
   - На втором этаже. Первая направо.
   Я устремился вверх по лестнице. На втором этаже все двери также оказались
без номеров, но у меня была наводка старика. Постучав в дверь, услышал,  как
в комнате уменьшили звук радиоприемника.
   - Кто там? - равнодушно спросил мужской голос.
   - Мистер Хадсон? Мне надо с вами поговорить, - сказал  я  через  закрытую
дверь.
   - На какой предмет?
   - По личному вопросу. Может быть, вы мне откроете?
   - А дверь не заперта. Входите, если хотите!
   Я повернул ручку, дверь и впрямь открылась. В глубоком кресле около  окна
сидел мужчина. Рядом с креслом стоял стол с выдвинутым ящиком.  Правая  рука
Хадсона словно случайно покоилась на столе, готовая в любой момент нырнуть в
открытый ящик. Не надо быть Эйнштейном, чтобы догадаться: там  лежал  отнюдь
не носовой платок. Природа снабдила Грега Хадсона  широкими  плечами,  да  и
роста он был немалого. Лицо приятное, открытое, только  взгляд  беспокойный,
глаза бегают. И густая, вьющаяся каштановая шевелюра. Одет Грег был в  белую
рубашку  с  открытым  воротом  и  хорошего  покроя  брюки.  Он   внимательно
рассматривал меня. Надо было бы повернуться и закрыть  за  собой  дверь,  но
как-то не хотелось поворачиваться спиной; этот тип явно  слишком  нервничал,
мог и пальнуть.
   - Вы Грег Хадсон, приятель миссис Уайтон, если не ошибаюсь?
   Его ослепительная улыбка вполне могла бы служить рекламой зубной пасты  -
Так она утверждает?
   - Мистер Хадсон, миссис Уайтон меня нисколько не интересует...
   - Не может  быть!  -  насмешливо  сказал  Грег  Хадсон.  Я  сжал  зубы  и
почувствовал, как покраснели уши, даже жарко стало.
   - Я пришел к вам вовсе не затем, чтобы ссориться,  Хадсон,  -  ответил  я
ему, подчеркивая каждое слово.
   - Старина, мне полностью начхать, зачем вы сюда пришли. Хоть  умрите  тут
на месте. Мне от этого не будет ни жарко, ни холодно!
   И он  снова  улыбнулся  мне.  Злиться  было  ни  к  чему.  Годы  практики
достаточно меня в этом убедили.
   - Вас трудно понять, - сказал я Грегу.  -  Не  очень  шикарно,  по-моему,
выглядеть таким грубияном.
   - А я вовсе и не собираюсь выглядеть шикарным парнем, - вызывающе ответил
Грег. - Ты для меня нуль без палочки, парень!
   - В таком случае вытащи руку из ящика стола! Нечего хвататься  за  пушку!
Вставай, и давай объяснимся!
   Хадсон рассмеялся и вдруг решился. Резким жестом он задвинул ящик стола и
встал.
   - Хорошо, давай объяснимся! Что тебе от меня надо?
   - Задать тебе пару-другую вопросов, только и всего. Потом уйду.
   - Скажите, пожалуйста, - произнес Грег. - А ты надоедный тип. Ты адвокат,
или шпик, или тебя кто-нибудь подослал?
   - Меня зовут Престон. Я занимаюсь поиском пропавшей девушки. Мне поручила
это ее семья. Грег испустил глубокий вздох.
   - Что ж, может быть. Тогда зачем вся эта болтовня по поводу Дикси?  И  не
уверяй меня, будто она куда-нибудь пропала, я в это никогда не поверю.
   - К ней как раз я сначала и обратился. Она решила, что ты мне поможешь  в
этом деле. Девушку, которую я разыскиваю, зовут Хуанита Моралес.
   До этой минуты Грег Хадсон стоял несколько  наклонившись  вперед,  словно
готовясь в любой момент броситься на меня. А тут он явно  расслабился,  стал
раскачиваться на каблуках, вид у него был удивленный.
   - Маленькая мексиканка? А что с ней случилось?
   - Это я и стараюсь узнать. Ты не знаешь случайно, где она скрывается?
   Вид у Грега стал еще более удивленным,  рукой  с  хорошо  наманикюренными
ногтями он подергал себя за мочку уха.
   - Ты и впрямь только за этим и пришел?  Хочешь  узнать,  куда  подевалась
девчонка?
   - Ну разумеется! А зачем иначе я стал бы с тобой общаться?  Грег  коротко
рассмеялся.
   - Нечего этим заниматься...  Закрой  дверь  и  присядь!  Грег  повернулся
вокруг собственной оси, взял пачку, что  лежала  на  радиоприемнике,  достал
оттуда сигарету. Его поведение полностью изменилось.  Причем  к  лучшему.  Я
закрыл дверь и уселся в кресло.
   - Так ты сказал, тебя зовут Престон? Я кивнул в знак согласия.
   - Где-то я это имя уже слышал.
   - Газеты иногда пишут обо мне. О моей работе.
   - Скажи, пожалуйста! И как - ругают или хвалят? Он  проявил  ко  мне  уже
почти дружеский интерес.
   - Это зависит от газеты, которая пишет. Для  одних  я  знаменитый  сыщик,
другие считают подозрительным типом, по которому скучает полиция.
   Грег нагнул голову и прищелкнул пальцами.
   - Все! Вспомнил! Частный детектив!
   - А теперь мне хотелось бы задать несколько вопросов по поводу Хуаниты.
   - Разумеется! Валяй!
   Он тоже сел в кресло, то, что стояло у окна. Нервозность в его  поведении
полностью исчезла, парень расслабился. Не знаю, чего он ждал,  чего  боялся,
но, во всяком случае, это не имело никакого  отношения  к  моим  вопросам  о
Хуаните Мора-лес.
   - Миссис Уайтон сказала  мне,  что  ты  направил  к  ней  Хуаниту,  когда
миллионерше понадобилась горничная. Это точно?
   - Точно. Так оно и было. Малышка искала работу. Я знал, прежняя горничная
Дикси только что ушла от нее, вот я и направил к ней маленькую мексиканку. А
что в этом плохого, а?
   Я не стал отвечать на вопрос.
   - Как ты с ней познакомился?
   - Вот уж, ей-богу, не припомню! Ты же сам понимаешь - девиц тут  навалом,
каждый день встречаешь десятки! Нет, право, не помню, где я  познакомился  с
Хуанитой.
   И он принялся размышлять, почесывая голову.
   - Мне доводилось  слышать,  что  ты  умеешь  обходиться  с  женщинами,  -
произнес я.
   Мне хотелось сделать ему приятное, а он снова замкнулся.
   - Ты пришел сюда обо мне говорить или  об  этой  мокроногой?  Я  взял  на
заметку выражение, которое он употребил...
   - Не злись! Мне говорили, эта Хуанйта настоящая красотка!  У  тебя,  надо
полагать, интересная жизнь, коли ты таких встречаешь навалом, да к  тому  же
каждый день!
   На этот раз опять попал в десятку. Физиономия Грега засияла.
   - Старик, этот город - настоящая золотая жила! Если знать тут  хорошенько
все злачные места, завсегда откопаешь какую-нибудь милашку!  В  этом  городе
все девицы или богатые, или в хорошем теле. Или и то и другое сразу. - Стало
быть, ты совсем забыл, где и как повстречался с Хуанитой Моралес?
   - Чего ты хочешь? Одна красотка из тысячи. Конечно, не помню! Ведь тут их
кишмя кишит - ив Монктоне, и в Лос-Анджелесе, не говоря,  уже  о  Голливуде!
Право, это несерьезно!
   И он с фальшиво  измученным  видом  закатил  глаза.  Я  сотворил  улыбку,
которую парни типа этого Грега Хадсона ожидают  от  своей  аудитории,  когда
рассказывают про спортивные достижения в постельном режиме. Этот Хадсон  мне
совсем не нравился.
   - Что ж, ладно, не помнишь так не помнишь! Перейдем к  событиям  недавних
дней. Месяц  назад  ты  звонил  Уайтонам  и  хотел  поговорить  с  Хуанитой.
Припоминаешь, зачем?
   Грег надул губы.
   - Месяц назад, говоришь? Вот как! Ах да, вспомнил! Но я звонил  вовсе  не
Хуаните. Я Дикси звонил, хотел с ней поговорить о... Впрочем, это  не  имеет
значения. Она сама мне  сказала  во  время  разговора  с  ней,  что  малышка
смылась, а я ее спросил, почему вдруг! Да, теперь все припоминаю. Так оно  и
было.
   Его объяснение совпадало с тем, что мне рассказала Дикси Уайтон.
   - И с тех пор ты ее больше не видел?
   - Нет. Когда она работала у Уайтонов, я ее  раза  два  видел,  спрашивал,
нравится ли, справляется ли с работой.
   - Понятно. А друзей ее ты знал, людей, с которыми она встречалась? К кому
бы я мог обратиться за справками?
   Грег поразмыслил несколько минут, потом покачал головой.
   - Нет. Право, не знаю. Очень сожалею. Если у  малышки  неприятности,  сам
был бы рад ей помочь. Нет, правда, не знаю...
   Он пожал  своими  широкими  плечами  и  посмотрел  на  меня  так,  словно
предлагал закрыть за собой дверь со стороны коридора.
   - Тем хуже. Спасибо за  то,  что  потратил  на  меня  время.  Я  встал  и
направился к двери. На стене была приклеена фотография обнаженной девицы. На
такие фото в июльскую жару смотреть не  рекомендуется.  Я  засунул  за  край
фотографии свою визитную карточку.
   - Тут мой номер телефона. Если вдруг что-либо припомнишь...
   - Договорились. Я тебе обязательно  звякну.  Закрыв  за  собой  дверь,  я
медленно спустился по лестнице. Старика в холле не было.  Садясь  в  машину,
заметил, что в восьмом номере вроде бы шевельнулась  оконная  занавеска.  Но
полной уверенности не было. Включив зажигание,  отъехал.  Потом  повернул  в
первый переулок направо и затормозил. Может быть, я делал из мухи слона,  но
Хадсон  назвал  Хуаниту  Моралес   "мокроногой".   Так   когда-то   называли
мексиканцев, нелегально проникающих  в  Соединенные  Штаты:  им  приходилось
вплавь перебираться через Рио-Гранде. Некоторые и по  сей  день  употребляют
это выражение, хотя мексиканцы давно уже перестали  переплывать  пограничную
реку. В наши дни они пользуются самолетами, скоростными катерами  и  всякого
рода  другими  средствами  транспорта,   которые   применяются   современным
преступным миром. Хадсон назвал Хуаниту мокроногой; отсюда  следовал  вывод:
ему было известно, что у  девушки  отсутствовали  официальные  документы.  В
таком случае, почему он помог ей найти работу и почему вдруг так быстро  обо
всем позабыл?
   Я прошел пешком на угол  и  купил  в  киоске  спортивную  газету.  Отсюда
отлично просматривался вход в "Венецию". Через несколько минут из дома вышел
хорошо  сложенный  мужчина  в  белой  спортивной  рубашке.  Он   внимательно
посмотрел направо и налево, пересек улицу и вошел в бар  напротив.  Конечно,
жара  стояла  неописуемая,  и  Хадсон,   возможно,   просто-напросто   решил
пропустить пару кружек пива. Возможно...
   Судя по неоновой  вывеске,  которая  безуспешно  пыталась  соперничать  с
ослепительным солнцем, бар назывался "У Майка". Я подошел поближе и заглянул
в окно. Большой зал, справа стойка, слева кабины для  посетителей.  Я  успел
заметить, как Хадсон исчез в одной из последних кабин  вместе  с  невысокого
роста толстячком. Спешить было  некуда,  пришло  в  голову,  что  и  мне  бы
стаканчик чего-нибудь холодненького отнюдь не повредил.  Дав  Хадсону  время
как следует разместиться, вошел в бар и  уселся  в  самую  близкую  к  двери
кабину, спиной к залу. Скоро ко мне  подошла  высокая  блондинка  с  пышными
формами и спросила:
   - Что пожелаете?
   По тому, каким тоном это было сказано, и по улыбке, играющей у официантки
на губах, можно было без труда понять, что заведение указывало в меню отнюдь
не все богатства,  которые  оно  могло  предоставить  в  распоряжение  своих
клиентов. Я посмотрел на девушку многозначительным взглядом.
   - Вот гляжу на вас и думаю - действительно, что?  Хотите  верьте,  хотите
нет, моя красавица, но за неделю я объехал уже  десять  городов.  А  встреть
вдруг где такую пышечку, как вы, застрял бы там надолго!
   Девушка явно была довольна.
   - Вы шутите! Десять городов за неделю? Да не может быть!
   - Чистая правда! - сказал я, положив руку на грудь. Внезапно ее осенило.
   - Так вы коммивояжер, наверное?
   - Так точно, красавица! Самый что ни на есть коммивояжер,  замотанный  до
чертиков!   Одно   желание   -   отлежаться   где-нибудь    пару    деньков,
побездельничать! Только не подумайте что-нибудь плохое обо мне, - поспешил я
добавить, заметив, что выражение лица девушки вдруг изменилось. -  А  сейчас
ничего мне не надо кроме кружки свежего пива!
   - Одно пиво? Хорошо.
   Официантка направилась к стойке. Потом вернулась, поставила кружку пива и
принялась вытирать стол довольно грязноватой тряпкой.
   - Который час, мистер коммивояжер? У  нас  часы  встали.  Я  не  торопясь
взглянул на наручные часы.
   - Около четырех, - ответил девушке, постукивая пальцами  по  запястью.  -
Эта штука ни на секунду не сбилась с хода за восемь лет, мисс.., как вас?
   - Джо-Анн, - ответила она, приглаживая рукой волосы. - За восемь  лет  ни
на секунду с хода не сбились? Скажите, пожалайста.
   Я разразился довольным смехом.
   - Прекрасные часы, Джо-Анн, просто прекрасные! Кстати, меня зовут  Майер,
Чак Майер!
   - Очень рада с вами познакомиться, -  промяукала  девица.  -  Послушайте,
если вы и впрямь подыскиваете место, где  бы  можно  было  приятно  провести
время, скажем, день или два, думаю, смогла бы вам помочь, мистер Чак! Я  тут
знаю кучу людей! Моя работа заканчивается в шесть часов, будьте в это  время
где-нибудь поблизости!
   - Обязательно буду, - сказал я, энергично подмигивая официантке. - У меня
еще пара рандеву.., деловых, разумеется. Но ровно в шесть буду здесь!
   Клиент окликнул ее, официантка отошла.  Пиво  было  неплохое.  Я  закурил
сигарету и стал ждать дальнейшего развития событий.  И  так  задумался,  что
чуть было не прозевал появления Хадсона. Он тенью  мелькнул  сзади  меня.  Я
бросил на стол несколько монет и, помахав рукой Джо-Анн, быстро вышел следом
за ним. Хадсон направился прямо к "Венеции" и вошел в дом. Вероятность,  что
он вскоре  опять  выйдет  на  улицу,  была  невелика.  Я  вернулся  к  своей
автомашине, выехал на главную улицу и припарковал  машину  у  края  тротуара
метрах в двадцати от бара.  Теперь  меня  интересовал  толстяк  с  улыбчивым
лицом, с которым беседовал Хадсон в баре. Может быть, все это ни к чему, и я
просто тяну пустышку? Ведь никому не возбраняется при такой жаре зайти в бар
и пропустить там кружечку свежего холодного пивка. А я сдуру не нашел ничего
лучшего, как следить за контактами Хадсона в баре...
   Пока  я  так  размышлял,  к  бару  подкатило  такси,  белый  с   кремовым
автомобиль. Толстячок  пулей  выскочил  из  заведения  и  сел  в  машину.  Я
пропустил грузовик, затем "шевроле",  потом  поехал  следом.  Путь  оказался
недолгим. Через десять  минут  мы  подъехали  к  ближайшей  улице  торгового
квартала. Такси внезапно остановилось, что застало меня врасплох. Только что
нас разделяли две автомашины, и вот уже такси стоит  у  бровки  тротуара,  а
толстяк лихорадочно  роется  в  бумажнике,  чтобы  расплатиться.  Я  тут  же
затормозил; водитель, который следовал за  мной  в  "олдсмобиле",  тоже  был
вынужден дать резкий тормоз.
   Высунувшись из окна, он стал быстро и энергично комментировать мою личную
жизнь до и после рождения;  сердиться  на  него  было  бы  несправедливо.  Я
быстренько выскочил из автомашины и рванул стометровку  до  двадцатиэтажного
коммерческого здания, в которое устремился мой толстяк.  В  холле  оказалось
два лифта. Я не стал пытаться настигнуть  толстяка,  когда  увидел,  что  он
вошел в кабину справа и что-то сказал лифтеру. Кроме него,  в  лифте  никого
больше не было. Можно с уверенностью сказать, что пока он меня еще не засек,
а попадаться ему на глаза отнюдь не входило в мои планы. Во всяком случае, в
данный момент. На световом табло обозначился шестой этаж - туда  направлялся
толстяк. Я подошел ко второму лифту.
   - Пожалуйста, на шестой.
   Лифтер, пожилой мужчина  с  изможденным  видом,  без  особого  энтузиазма
согласно кивнул головой. Мы молча поднялись. Прибыв на этаж, лифтер нажал на
белую кнопку, и дверцы лифта бесшумно открылись.
   - Шестой, прошу вас.
   Кивком поблагодарив лифтера, я вышел из кабины. На противоположной  стене
висела белого дерева доска, на которой черными буквами обозначались названия
фирм и учреждений, расположенных на данном этаже. Толстяк уже куда-то исчез.
На выбор было двенадцать  контор.  Рядом  открылась  дверь.  Я  обернулся  и
зафиксировал   враждебный   взгляд   молодой   черноволосой   секретарши   в
безукоризненном костюме, она несла под мышкой груду досье. Пришлось  сделать
вид, будто я увлечен исследованием доски  с  указанием  фирм.  Секретарша  с
неодобрительным видом проследовала в другую комнату дальше по коридору. А  я
подошел к лифту, которым воспользовался ранее толстяк, и нажал кнопку вызова
кабины. Спустя несколько секунд дверцы кабины распахнулись, лифтер,  молодой
парнишка с белокурыми вьющимися волосами, вопросительно смотрел на меня.
   - Вам вниз?
   - Один момент!
   Лифтер с удивленным видом оперся о стойку кабины.
   - Что-нибудь случилось, мистер?
   Я протянул ему пятидолларовую бумажку.
   -  Твои  извилины  хорошо  работают?  Парнишка  широко  улыбнулся,   взял
пятидолларовик, понюхал его зачем-то и засунул в карман.
   - Они в превосходном состоянии, мистер! Готовы к действию!
   Я принял таинственный вид и, понизив голос, сказал:
   - Дело касается бракоразводного процесса! Надо  соблюдать  полную  тайну!
Улавливаешь?
   - Ну и что?
   - Меня интересует тот тип, которого  ты  только  что  доставил  сюда,  на
шестой этаж. Он из какой фирмы?
   - Какой тип, шеф? На этом этаже их много работает.
   - Он поднялся сюда в твоем лифте  минут  пять  назад.  Небольшого  роста,
толстый, с веселой мордой. На нем серый костюм.
   - Ах, тот! Так вам не повезло, шеф! Он здесь не работает!
   - Ты в этом уверен?
   - Еще бы мне не быть уверенным! Он сюда часто ходит,  да  только  тут  не
работает!
   Я сделал вид, будто очень огорчен, и воскликнул:
   - Вот незадача! Мне ведь надо продолжать за ним слежку! А к кому он  сюда
ходит, не знаешь?
   Парнишка пальцем ткнул в коридор направо.
   - Как не знать! Всегда в одно  и  то  же  место  -  в  бюро  путешествий!
Скажите, вы, наверное, подозреваете какую-нибудь из секретарш?
   Я энергично покачал головой. Раздался звонок вызова лифта.
   -  Думаю,  тут  замешаны  большие  шишки.  Видимо,  меня   не   правильно
информировали. Спасибо, однако, за сведения. Звонок  надрывался.  У  лифтера
был смущенный вид.
   - А как же деньги, шеф?
   - Оставь их себе. Все, что мог, ты сделал. Не твоя печаль, если я ошибся,
сам виноват.
   - Спасибо! - ответил парнишка, и лицо его снова озарила улыбка. Затем  он
взглянул на звонок, который продолжал трезвонить, и скорчил гримасу. -  Если
не возражаете, шеф, отправлюсь за клиентом, ишь как нервничает!
   -  Давай,  давай,  конечно!  И  спасибо  тебе  еще  раз.   Дверцы   лифта
захлопнулись, кабина пошла вниз. Я поискал на доске объявлений название бюро
путешествий. Туристское агентство Монктон-Сити, помещение ј 7. Направился  к
комнате за этим номером. На стеклянной двери значилось  название  агентства,
под ним указание - "Справочное бюро". В мои планы не входило столкнуться нос
к носу с толстяком. Стал расхаживать взад-вперед  перед  соседней  комнатой,
где красовалась вывеска "Эксмур нувелти компани". Тут  из  бюро  путешествий
пробкой выскочил толстяк и устремился по коридору к лифту. "Всегда ли он так
торопится?" - спросил я себя. Нетерпеливый какой-то тип. Между тем ноги  уже
перенесли меня через порог "Эксмур нувелти компани". Лысый клерк лет сорока,
сидящий за какими-то бумагами, поднял голову и с беспокойством  взглянул  на
меня.
   - Да?
   Я осмотрелся вокруг с растерянным видом.
   - О, извините! Ошибся дверью.
   - Ничего страшного!
   Покинув "Эксмур нувелти компани", я направился на  этот  раз  прямиком  в
бюро путешествий. Был готов ко всему, но только не  к  тому,  что  предстало
взору. В приемной туристского агентства Монктон-Сити стояло  два  одинаковых
письменных стола за которыми восседали две девицы, самые красивые  из  всех,
что мне когда-либо доводилось встречать. Одна из них, платиновая  блондинка,
была одета в платье из черной материи весьма строгого покроя, но  с  большим
вырезом на груди. Другая, брюнетка с  пышными  блестящими  волосами,  носила
точно такое же платье, только из  белой  ткани.  Обе  приветливо  улыбались.
Появилось  такое  чувство,  будто  нахожусь  под  перекрестным  огнем   двух
крейсеров.
   - Добрый день! - произнесла блондинка.
   - Что пожелаете? - произнесла брюнетка. Я закрыл за собой  дверь  и  стал
поочередно разглядывать обеих красоток.
   - Вот это да! - воскликнул наконец. - Пришел сюда по делу,  а  оно  вдруг
совершенно вылетело из головы!
   Красотки улыбнулись.  Эффект  оказался  весьма  впечатляющим.  Туристское
агентство Монктон-Сити умело вести дела. Войди сюда какой-нибудь  бедняга  с
целью приобрести билет до Сан-Франциско, вполне мог выйти отсюда, снабженный
билетами и всеми необходимыми бумаженциями для кругосветного круиза.
   Направо за  барьером  я  заметил  выкрашенную  золотой  краской  дверь  с
надписью "Дирекция". Кивнул в ту сторону.
   - У меня дело к  вашему  боссу.  Полиция!  Ослепительные  улыбки  тут  же
исчезли. Словно вдруг произошло короткое замыкание.
   - Не знаю, на месте ли мистер Хартли... - начала было блондинка.
   - Он здесь, - перебил я ее. - И скажите ему, что я тоже здесь. Престон.
   Блондинка бросила взгляд на брюнетку, та пожала роскошными плечами.
   - Никаких препятствий службе правопорядка! - сказала она.
   Блондинка встала и подошла к позолоченной  двери.  Пройти  ей  надо  было
всего несколько шагов, но она вложила в них всю свою  грацию  и  очарование.
Брюнетка же не скрывала, что потеряла  ко  мне  всякий  интерес.  Она  взяла
карандаш, раскрыла какой-то красочный проспект и  стала  делать  заметки  на
блокноте из лимонно-желтой бумаги. Блондинка вышла  из  кабинета  директора,
оставив дверь полуоткрытой.
   - Мистер Хартли ждет вас.
   Я направился к двери директора,  по  пути  улыбнулся  блондинке.  Она  не
обратила на это никакого внимания, повернулась ко мне спиной и пошла на свое
место. Я открыл позолоченную дверь и взглянул на мистера  Хартли.  Это  было
нечто  ультрамодное.  Костюм  белого  полотна,  стильный  голубой   шелковый
галстук, из бокового кармашка высовывался  кончик  безукоризненного  платка.
Лет сорока, худощавый, с приятными чертами лица,  никакого  излишка  мяса  и
костей в нижней челюсти  или  подбородке.  Очень  светлые  голубые  глаза  и
прическа а-ля Джон Кеннеди. На розового дерева  письменном  столе  небольшая
табличка слоновой кости с надписью: "Мирон С. Хартли". Весь антураж кабинета
как бы внушал мысль, что Мирон С. Хартли идет по жизни правильным путем.
   - Мистер Престон, если я правильно понял? Чем могу быть полезен полиции?
   Руки он не подал, чем привел меня в восхищение.
   - Не знаю, - ответил я ему. - Не имею никакого отношения к полиции.
   Вид у Хартли стал недоумевающим.
   - Секретарша же мне ясно сказала...
   - Что вами интересуется полиция? - закончил я за него.  -  Это  вовсе  не
означает,  что  я  полицейский.  Равным  образом  и  то,  что  вы  в  чем-то
подозреваетесь. Или я ошибаюсь?
   Хартли посмотрел на меня с явным холодком. Это большое достоинство  белых
льняных костюмов. От них словно сквозняком продувает.
   - Вы проникли ко мне в кабинет под фальшивым предлогом, - произнес он  со
сдержанным  спокойствием.  -  Скажите,  что  вам  угодно,  и  позвольте  мне
продолжать работу. Не в моих правилах зря терять время.
   - Отлично!
   Я подошел к афише  на  стене,  которая  рекламировала  красоты  Каталины.
Прекрасная девушка в бикини возлежала на надувном матрасе,  какие  встретишь
на любом пляже.
   - А я там был, в Каталине. Только ничего подобного не видел!
   - Это меня не удивляет. Такие девушки  в  третьеразрядных  гостиницах  не
водятся. Могу уделить вам ровно одну минуту.
   - Вполне достаточно, надо  полагать.  Где  Хуанита  Моралес?  Вопрос  его
заметно удивил.
   - Хуанита Моралес? А кто это?
   Я подошел к письменному столу и совсем близко наклонился к  Хартли;  наши
лица почти соприкасались.
   - День был очень жаркий. И долгий. Не заставляйте меня зря терять  время.
Где она?
   Хартли смотрел мне прямо в глаза.
   - Не знаю, кто вы и о чем говорите. А теперь прошу вас выйти  вон,  иначе
вызову вахтера. Я выпрямился.
   - Кто я такой? Престон меня зовут, - и бросил на стол визитку, он на  нее
даже не взглянул. - На этой карточке написано, чем я занимаюсь, мой  телефон
и адрес. Разыскиваю Хуаниту Моралес. Полицию я еще  не  ввел  в  курс  дела.
Допустим, ожидаю более интересного предложения.  Но  моего  терпения  хватит
только до завтрашнего утра. А завтра отправлюсь в полицию  и  спою  им  свою
песенку.
   Хартли покачал головой, он явно забавлялся.
   - А вы очень странный  тип.  Вламываетесь  ко  мне  в  кабинет  и  несете
какую-то ахинею. Еще  раз  заявляю:  мне  ничего  не  понятно,  что  вы  тут
болтаете.
   - Прекрасно! Придется продолжить эту болтовню  в  полиции.  Надеюсь,  там
меня лучше поймут, нежели у вас.
   С этими словами я и покинул кабинет, Хартли остался сидеть  за  столом  с
улыбкой на губах,  вид  у  него  был  невинный,  он  продолжал  забавляться.
Визитная  карточка  осталась  на  столе,  директор   туристского   агентства
Монктон-Сити по-прежнему не соизволил ее  прочитать.  В  приемной  агентства
сестренки-секретарши продемонстрировали  мне  свои  макушки,  они  увлеклись
работой. Жаль, что не удалось завязать с ними дружбу,  сразу  две  красотки,
редкая удача! К тому же появилось такое чувство, что зря потратил  время.  И
не только свое.
   Знакомого лифтера в холле не оказалось. Я  сел  в  машину  и  вернулся  в
контору. Было уже четверть шестого.

Глава 4

   Флоренс Дигби, когда я появился, уже  закрывала  лавочку.  Ее  письменный
стол был в идеальном порядке, она ставила в шкаф досье.
   - Я собираюсь уже уходить, - зачем-то пояснила  моя  секретарша.  -  Если
только вы не намерены нагрузить меня какой-либо работой.
   - Нет, спасибо! Можете идти. А я еще посижу.  Подожду  новостей  об  этой
Моралес.
   Флоренс Дигби кивнула.  Я  прошел  в  свою  комнату,  раскрыл  телефонный
справочник, нашел номер телефона бара "У Майка",  набрал  его.  Мне  ответил
мужской голос:
   - Алло?
   - Можно попросить к телефону Джо-Анн?
   - Кто ее спрашивает?
   - Майер. Скажите ей, Майер на проводе.
   - Хорошо. Она обслуживает  клиента.  Как  освободится,  подойдет.  Минуты
через две-три.
   Трубку бросили так небрежно, что я чуть не оглох от стука  и  потер  себе
ухо. Тут к телефону подошла Джо-Анн. Голос у нее был недовольный.
   - Что, надули меня?
   - Момент, милочка, не сердитесь! Неужели вы думаете, я  потратил  столько
сил, чтобы назначить вам  встречу,  а  два  часа  спустя  так  просто  вдруг
пренебрег ею?
   Джо-Анн несколько смягчилась.
   - Ну, право, не знаю! Что хорошего можно ожидать от мужчин?!
   - Будь вы мне безразличны, разве я стал бы вам звонить?
   - Допустим. Так что все-таки произошло?
   - Один из моих представителей назначил мне сегодня  на  вечер  встречу  с
клиентом. В перспективе крупная сделка. Не исключено, что  мои  комиссионные
возрастут на тридцать долларов  в  неделю.  Такой  сделкой,  понятное  дело,
пренебречь никак нельзя!
   - Понятно. Что дальше?
   - Завтра мне надо быть во Фриско. Так что эта неделя накрылась. Но  через
пару недель вернусь обратно. Не возражаете, если зайду к вам тогда?
   Не могло быть и речи о том, чтобы утратить контакт с Джо-Анн. Мало ли что
может произойти. Вдруг эта девушка еще понадобится.
   - Хорошо. Дело прежде всего. Если я еще буду  в  Монктон-Сити,  когда  вы
вернетесь, тогда посмотрим. Может быть, договоримся.
   Я ответил ей, что надеюсь на это, она тоже сказала, что надеется,  тут  я
повесил трубку. Флоренс Дигби просунула голову в полуоткрытую дверь:
   - Вы идете, мистер Престон?
   - Нет, жду визита.
   - Прекрасно! Тогда до завтра.
   - До завтра, мисс Дигби!
   Я устроился в кресле как можно поудобней  и  приготовился  к  длительному
ожиданию.
   Назначая свидание Джо-Анн, я следовал главному правилу  своей  профессии:
никогда не пренебрегать малейшей возможностью. Но это было до моей слежки за
толстяком  и  посещения  туристского  агентства.  Возможно,  Джо-Анн   могла
сообщить мне нечто для ориентации в деле, которым я занимался. А может  быть
и  нет.  Если  существовала  какая-либо  взаимосвязь  между  этим  делом   и
молниеносным визитом в туристское агентство  толстяка  из  бара  "У  Майка",
тогда директор агентства, этот Хартли, бесспорно,  знал  немало,  только  не
хотел ничего сказать. Суммируя, можно подвести такой итог. Не делая тайны из
своих розысков, я весь день потратил на сбор там и сям  сведений  о  Хуаните
Моралес, а под конец пригрозил Хартли обратиться в полицию. Теперь надо было
набраться терпения и ждать результата.
   Спустя полтора часа, однако, я стал задавать себе  вопрос:  не  попал  ли
пальцем  в  небо?  Но  тут  услышал,  что  открывается  дверь   в   контору.
Приготовился к встрече любого, самого неожиданного посетителя, ибо не  знал,
кем этот посетитель может оказаться. Стук в дверь удивил меня.
   - Войдите!
   Дверь распахнулась, и появились два молодца. Я ожидал кого угодно, только
не парней подобного типа. Им обоим было лет по двадцати, может, чуть больше,
они светились чистотой, сияли здоровьем. Судя по  всему,  эти  молодые  люди
только  что  слезли  с  университетской  скамьи,  а  теперь  дебютировали  в
рекламном деле или где-нибудь в этом роде. Тот, что повыше, был рыжеволосый,
другой - блондин. В остальном же они походили друг на друга  как  две  капли
воды.
   - Марк Престон? - спросил рыжий. Я окрестил его - Номер один.
   - Он самый. Что вам угодно?
   - Можете уделить нам несколько минут? - Это спросил блондин. - Номер два.
   - Почему бы и нет?
   Они прошли в комнату. Номер два закрыл за собой дверь.
   Уселись в кресла.
   - Хорошо, - сказал я. - Что намерены предложить? Билеты  на  студенческий
бал?
   Номер один улыбнулся. Номер два тоже, потом произнес:
   - Нет, мистер Престон. Мы пришли по делу, которым вы интересуетесь.
   - Есть немало разных дел, которыми я интересуюсь. Между прочим,  хотелось
бы знать, с кем говорю?
   - В данном случае это не имеет никакого значения, - заявил Номер один.  -
Мы сюда пришли только затем, чтобы оказать услугу одному  из  наших  друзей.
Сами же лично не намерены быть замешанными в этом деле.
   - А ваш друг? Может быть, у него есть имя? Номер два улыбнулся и  покачал
головой.
   - Весьма огорчен, но  все  это  носит  крайне  деликатный  характер.  Нам
поручено переговорить с вами об одной молодой особе. Некоей мисс Моралес.
   Меня это нисколько не удивило. Я закурил сигарету и откинулся  на  спинку
кресла.
   - Хорошо. Ладно, валяйте! Говорите! Номер один прокашлялся и, прежде  чем
начать разговор, поправил галстук.
   - Почему вы интересуетесь мисс Моралес, мистер Престон?
   Я не мог удержаться от смеха.
   - Послушайте, парни, так дело не пойдет! Я же вас не разыскивал, вы  сами
ко мне заявились! И вы находитесь у меня в конторе, не я у вас! Если  хотите
мне что-нибудь рассказать о мисс Моралес, прекрасно, слушаю вас. Но если  вы
пришли сюда только затем, чтобы что-нибудь разнюхать, то ошиблись адресом.
   В такие игры не играю!
   Юноши переглянулись. Номер один согласно кивнул. Номер два решился:
   - Не могли бы вы дать нам слово чести, что все сказанное здесь  останется
между нами?
   - Нет - энергично возразил я. - Расследованием занимаюсь отнюдь  не  ради
собственного удовольствия! Работаю на клиента!
   - Хорошо. Сформулируем вопрос по-иному.  Если  вам  сообщат  некий  факт,
который окажется отнюдь не в пользу данной молодой женщины,  удивит  ли  вас
это?
   - Не очень.
   - А если окажется, что в деле замешано некое лицо, которое не имеет к вам
никакого отношения, согласитесь ли вы  на  отказ  от  установления  личности
данного лица?
   Пришлось немного поразмыслить. Потом я сказал:
   - Тут вы меня ставите в затруднительное положение. Если вдруг  выяснится,
что указанная молодая женщина и ваш друг совершили убийство...
   Номер один заметно развеселился, улыбнулся и покачал головой.
   -  У  вас  богатая  фантазия!  В  этой  истории  нет   абсолютно   ничего
криминального! Есть всего-навсего проступок.., скажем социального аспекта.
   - Может быть, вы мне прямо скажете, в чем дело?
   - Хорошо, - согласился Номер один. Он нервно поддернул  брюки,  чтобы  не
помялась складка. - Мисс Моралес беременна. А виноват в этом наш общий друг.
   Чего-то  в  этом  роде  я   и   ожидал.   Пришлось   сделать   усилие   и
продемонстрировать удивление:
   - Беременна? Но это очень  серьезное  дело!  А  каковы  намерения  вашего
друга?
   На этот раз в разговор вступил Номер два:
   - Он ведет себя как подобает джентльмену, могу вас заверить! Он отнюдь не
намерен бросить девушку на произвол  судьбы,  оплачивает  ее  счета  и  всем
занимается сам.
   - Понятно. А жениться на, ней не  намерен?  Оба  молодых  человека  очень
смутились;
   - Видите ли, - произнес Номер два. - Это  означало  бы  для  него  полную
катастрофу. Но мы можем вас заверить...
   - Да, вы уже говорили. Но мне мало  вашего  голословного  заявления.  Где
она, эта девушка? Могу ли я ее увидеть?
   -  Мы  подумали,  что,  возможно,  вы  пожелаете  с  ней  встретиться   и
побеседовать. Мы готовы устроить вам встречу. Хотите отправиться с нами?
   - Куда?
   - В одну из гостиниц в городе. Мы там поместили  мисс  Моралес.  На  одну
ночь.
   - Прежде чем  отправиться  туда,  расскажите-ка  мне,  откуда  вам  стало
известно, что я разыскиваю эту Моралес!
   Оба молодых человека уже встали.
   - А это важно? - спросил Номер один.
   - Возможно. Я беседовал на эту тему со всякого рода весьма  сомнительными
типами. С людьми, с которыми парни вашего круга в принципе не  должны  иметь
ничего общего.
   Номер два снова улыбнулся.
   - О встрече с вами просил наш друг.
   - И у него по-прежнему нет имени. Я не спрашивал, а утверждал.
   - Нет. Извините!
   Спустя  полчаса  мы  подъехали  к  отелю  "Майами",  довольно   роскошной
гостинице на авеню Уайтон. Студенты взяли такси, оно ждало их у входа в  мою
контору, мы уместились в машине все втроем. Куда едем, я не знал, пока шофер
не затормозил около отеля "Майами".
   - Вот и приехали, - сказал Номер один.
   Я последовал за молодыми людьми; миновав стеклянные двери и турникет,  мы
оказались  в  холле  гостиницы.   Здесь   было   свежо,   работала   система
кондиционирования воздуха. Номер один обратился к администратору:
   - Мы к мисс Моралес.
   - Она вас ждет?
   - Да. Скажите ей, тут  мистер  Престон  и  его  друзья.  Меня  привела  в
восхищение ловкость, с которой Номер один сумел  не  назвать  своего  имени.
Администратор сообщил о нас по телефону.
   - Дама ждет вас, господа! - сказал он наконец. - Второй этаж, сто седьмой
номер.
   Мы отправились к лифту и  поднялись  на  второй  этаж.  Затем  наше  трио
проследовало по коридору к указанной комнате. Номер  один  нажал  на  кнопку
звонка, затем открыл дверь. Все вошли, у окна стояла девушка и  смотрела  на
нас. Молодая девушка с блестящими черными волосами, ее можно было бы назвать
красивой, не будь такого изможденного, усталого  лица.  На  ней  было  одето
легкое домашнее шелковое платье, торчал большой живот.
   - Хуанита, вот мистер Престон, о котором мы  говорили,  -  объявил  Номер
один.
   - Здравствуйте, сеньор  Престон,  -  сказала  девушка,  приветствуя  меня
наклоном головы. - Мои друзья сказали, что вы хотите меня видеть.  На  какой
предмет?
   У нее  был  очень  мелодичный  голос,  без  акцента,  ничто  не  выдавало
мексиканскую крестьянку. Отец Томазо  и  миссионерская  школа  сделали  свое
дело.
   - Здравствуйте, мисс Моралес! Действительно,  я  искал  вас.  Могу  ли  я
поговорить с вами без свидетелей?
   Можно было рассчитывать на протест со стороны представителей американской
студенческой молодежи, однако Номер два тут же заявил:
   - Ну, разумеется! Говорите, сколько хотите! Если  пожелаете  нас  увидеть
еще, мистер Престон, мы будем ждать вас  внизу  в  баре.  Если  же  нет,  то
прощайте!
   Я кивнул  головой,  оба  юноши  тут  же  вышли.  Мне  думалось,  их  уход
немедленно вызовет изменение в поведении Хуаниты,  которое  я  нашел  весьма
прохладным. Нет, ничего не изменилось.
   - Что ж, сеньор, вот мы и одни. Слушаю вас.
   Медленно, тяжелой походкой она подошла  к  креслу  с  высокой  спинкой  и
уселась в него. Я тоже сел.
   - Не возражаете, если закурю?
   Она равнодушно смотрела, как я достаю сигареты.
   - Ваша семья поручила мне вас найти, Хуанита. Она тяжело задышала.
   - Моя семья? Этого не может быть! Они живут очень далеко отсюда!
   - Да не так уж и далеко!  -  тихо  возразил  я.  -  Расстояние  не  имеет
значения, когда девушка, которая убежала из дома, написав  несколько  писем,
вдруг исчезает. Они поручили мне найти вас, вот почему я здесь. А теперь что
делать будем?
   Хуанита пришла в замешательство:
   - Ничего не могу понять! Мои родители бедные  люди,  а  ведь  надо  много
денег, чтобы нанять такого человека, как вы.
   - Да, вашему отцу,  наверное,  придется  долго  работать,  чтобы  вернуть
кредиторам деньги, которые он занял, - согласился я. - А теперь, может быть,
вы расскажете, что произошло?
   - Что произошло? - произнесла она презрительно. -  Разве  вы  не  видите,
сеньор? Что может  произойти  с  бедной  крестьянской  девушкой,  когда  она
попадает в большой город?
   - Я вижу, вам придется рожать в чужом городе, где, без  сомнения,  у  вас
нет друзей. Кто отец ребенка?
   - Это несчастье, сеньор, но мне очень повезло. Любая другая на моем месте
страдала бы в одиночестве. А  мне  повезло.  Отец  ребенка  ведет  себя  как
благородный джентльмен, у него есть чувство долга.
   - Я вижу, вы очень добрая женщина.
   - О! Других судить легко, сеньор! Но  большинство  мужчин  на  его  месте
повернулись  бы  ко  мне  спиной.  Я  знаю,  что  полностью  могу  на   него
рассчитывать до... До конца испытания.
   - Ясно. А потом?
   - Кто знает? Но он обещал  сделать  все  при  условии  неразглашения  его
имени.
   Про себя я должен был признать, что, если все так, как она говорит,  этот
тип, видимо, совсем неплохой  человек.  На  его  месте  девятеро  из  десяти
вскочили бы в первый отходящий поезд.
   - А что мне сказать вашему отцу?
   - Моему отцу? Разве вы его видели?
   - Да. Он чувствует себя хорошо. Почему вы перестали ему писать?
   Хуанита развела руками.
   - Не знаю. Когда я сбежала от мисс Уайтон, то умирала от страха. Я была в
таком состоянии, что мечтала о смерти. С ума  сходила  при  мысли,  что  мои
родители узнают о случившемся. И решила, если ничего не  писать  никому,  то
получится, будто меня вообще нет на свете. Никогда не думала,  что  со  мною
может приключиться такое. Думала, вдруг проснусь однажды,  кошмар  исчезнет,
вернусь домой, и все пойдет, словно  ничего  не  было.  В  голову  приходят,
сеньор, разные бредовые мысли от страха!
   - А теперь? Теперь ведь вы смотрите на происшедшее по-другому, почему  же
не написать им? Хуанита согласно кивнула.
   - Я была так занята своими собственными заботами, что  не  способна  была
думать о родных. Завтра обязательно им напишу! Вдруг лицо ее озарилось.
   - Он здесь?.. Нет! Не может быть и речи! Сейчас я не хочу видеть отца. Не
надо, чтобы он знал про это. - И она показала на свой живот.
   - Так что же мне ему сказать?
   - Что угодно. Скажем, вам удалось встретиться с одной из моих подруг. А я
куда-то уехала. Ну, не знаю, право. В Неваду, например, а я ему  обязательно
напишу!
   Минуту я раздумывал.
   - А почему, допустим, вы сказали своей подруге, будто напишете родным,  в
то время как сами так долго не давали о себе вестей?
   Хуанита сморщила лоб, усиленно размышляя.
   - Скажите, со мной  был  несчастный  случай.  Да,  несчастный  случай!  Я
каталась на лыжах в Солнечной долине, упала и сломала правую руку.  Открытый
перелом.
   - Что ж, годится.
   Я встал и пошарил в кармане в поисках визитной карточки.
   - Здесь вы найдете мой адрес и номер телефона. Я  знаю,  что  мистер  Икс
заботится о вас, но, если вдруг я  вам  зачем-либо  понадоблюсь,  дайте  мне
знать. Обещаете?
   Хуанита согласилась:
   - Обещаю. Очень вам признательна, сеньор Престон! Все тут  так  добры  ко
мне!
   Голос ее прервался, было ясно, что вот-вот польются слезы.  Я  чувствовал
себя крайне неловко. То, что произошло с этой девушкой,  было  делом  весьма
обычным, тривиальным.  С  той  лишь  разницей,  что  в  большинстве  случаев
ответственное лицо смывается, не заплатив по счету. Я пожелал удачи  Хуаните
Моралес и расстался с ней. Спускаясь в лифте, обдумывал, что сказать  Рамону
Моралесу. Радости мало было от предстоящего разговора. Человек,  проделавший
пешком и на попутках четыреста километров, имеет право  надеяться  на  нечто
большее, чем на Кучу лжи и выдумок. Единственным моим утешением была мысль о
том, что правда причинила бы ему немалую боль.
   В бар я решил не заходить. Нечего было мне сказать тем двум студентам. Но
тут в голову пришла одна мысль, я остановился около стойки администратора.
   - Добрый день, мистер! - машинально сказал мне служащий отеля.
   - Да мы с вами уже виделись полчаса тому назад! - напомнил я  ему.  -  Мы
приходили навестить мисс Моралес. Вспоминаете?
   Служащий внимательно посмотрел на меня, потом расплылся в улыбке:
   - Ах да! Вспоминаю, мистер! Комната номер сто семь, не так ли?
   - Конечно! Со мной было два молодых человека.
   - Не может быть!
   - Точно!
   И я описал внешность обоих студентов.
   - Теперь вспоминаете?
   - Конечно, помню! Очень даже хорошо помню! Он  был  в  восторге.  "Хорошо
еще, - подумал я, - что  нет  необходимости  расспрашивать  его  о  временах
предысторических. К примеру, об утреннем завтраке, который он ел".
   - А не можете ли вы,  часом,  сказать  мне,  кто  были  эти  два  молодых
человека?
   Администратор прямо-таки расцвел:
   - Ну, разумеется, же! Я не знаю, правда, как их зовут, но последнее время
они часто бывают в нашем отеле.  Это  друзья  или,  скорее,  агенты  мистера
Хартли.
   Он мне сделал просто-таки новогодний подарок.
   - Мистер Хартли? Боюсь, не знаю такого, -  заявил  я,  сделав  удивленное
лицо.
   - Чувствуется, что вы не занимаетесь  гостиничным  бизнесом,  мистер!  Во
всяком случае, в Монктон-Сити.  Мистер  Хартли  занимается  в  нашем  городе
организацией   всякого   рода   конгрессов.    Промышленников,    торговцев,
политических деятелей, особенно республиканской партии.
   - Понятно. А эти молодые люди, они что, работают у мистера Хартли?
   - Да, насколько мне известно, дело  обстоит  именно  так.  Видите  ли,  в
задачу мистера Хартли при проведении любого  конгресса  входит  организация,
так  сказать,  соответствующей  обстановки,  надлежащей  атмосферы.  И   все
служащие у него такие  приятные  люди,  такие  славные,  что  просто  трудно
сказать, друзья ли они или просто агенты.
   - Он, видимо, потрясающий тип, этот мистер Хартли! - убежденно сказал  я.
- Счастливого Нового года! Он, конечно, ничего не понял: на дворе был июль.

Глава 5

   Я поймал такси и решил вернуться домой в Парксайд Тауэр Это в центральной
части города, квартирная плата здесь умопомрачительна. Отчасти  потому,  что
тут всегда тишина и спокойствие. Но в этот вечер наш мирный пейзаж  нарушила
полицейская автомашина, которую я обнаружил в нескольких  метрах  от  своего
дома. Войдя к  себе,  увидел  полицейского,  развалившегося  в  моем  лучшем
кресле. У него были широкие плечи и грудь бочонком, кресло под ним  казалось
детской игрушкой.
   - Решили вас тут подождать, Престон, - заявил он, увидев меня. - Надеюсь,
не имеете ничего против, а?
   - Вы  же  меня  знаете,  Рэндалл.  Чего  только  не  сделаешь  для  наших
мужественных ребят в синей форме!
   Это замечание отнюдь не отличалось точностью. В действительности же  Джил
Рэндалл, сержант уголовной полиции, всегда ходил только в штатском. Было  бы
преувеличением сказать, что его вид доставил  мне  удовольствие.  Рэндалл  -
опасный человек. Если он  занимался  каким-либо  делом,  это  означало,  что
сильно пахнет жареным. Мне бы не хотелось в том быть замешанным.
   - Ну, что нового? - спросил я его.
   Рэндалл слегка привстал и посмотрел на меня сверху вниз.
   - Скучаю без вас, Престон! Полгода, наверное, уже как  не  виделись!  Вот
мне  и  пришла  в  голову  мысль   зайти   мимоходом,   поболтать   немного.
Догадываетесь, думаю, что я хочу сказать.
   - Еще бы! Последний раз мы с вами так болтали часов шесть! У  меня  после
этого полмесяца мозги всмятку были!
   - Подумаешь! - сказал он, пожимая плечами. - Работа такая. Чтобы  жить  -
надо  трудиться.  А  сегодня  по  дружбе  заскочил.  Только  так.  Маленький
дружеский визит.
   - Я весь внимание. Начнем нашу маленькую дружескую беседу.
   Рэндалл смежил веки, потом рассмеялся.
   - Прекрасно! Как вы поживаете? И откуда прибыли?
   - Сейчас?
   - Сейчас. Это меня очень интересует.
   - А Рурке знает, чем вы интересуетесь?
   - Мы старые друзья, лейтенант Рурке  и  я,  -  заметил  Рэндалл  любезным
тоном. - Он знает чем я интересуюсь. И я буду с  вами  откровенен,  Престон.
Его это тоже интересует. Так что отвечайте. Откуда вы прибыли? Где были?
   - Подождите, дайте подумать. Сегодня утром я встал довольно рано...
   Начал подробно описывать, что ел за завтраком, что пил, но  Рэндалл  меня
перебил:
   - Может быть,  дело  пойдет  быстрей,  если  я  буду  задавать  наводящие
вопросы.
   - Еще лучше, если вы объясните причину вашего присутствия в моем доме!
   - А разве не догадываетесь? Неужели никогда не  слышали  о  некоем  Греге
Хадсоне?
   - Уадсоне?
   Я сделал вид, будто  пытаюсь  вспомнить,  доводилось  ли  мне  когда-либо
слышать о некоем Греге Хадсоне.
   - Да, Хадсоне. Произношу по слогам: Хад-со-не.
   - Что-то это имя мне напоминает. Но черт меня  побери,  если  помню,  что
именно!
   - Престон, старина,  а  вы  деградируете!  Если  так  будет  продолжаться
дальше, придется вам искать себе  другую  работу!  Вы  заявляете,  будто  не
знаете Хадсона, а между тем виделись с ним сегодня после полудня!
   - Правда?
   - Около трех часов пополудни, Престон! Вахтер внизу вас прекрасно помнит!
Кроме того, вы оставили у Хадсона свою визитку! Так-то!
   - Послушайте, сержант, просветите меня! Какая важность,  знаю  я  Хадсона
или нет? И почему вы у него самого не спросите об этом, а?
   Рэндалл выпрямился в кресле, лицо его приняло суровое выражение.
   - Хадсон вряд ли сможет  рассказать!  Прежде  всего  потому,  что  кто-то
воткнул ему промеж лопаток кухонный нож!
   Что-то  в  этом  роде  я  и  ожидал  услышать.  Центральное   полицейское
управление Монктон-Сити не станет  посылать  Джила  Рэндалла,  чтобы  просто
поболтать о плохой и хорошей погоде.
   - Понятно.
   В качестве комментария это было, конечно, не очень  блестяще,  но  ничего
лучшего на ум не пришло. Убийство Хадсона застало  врасплох,  удар  оказался
чересчур сильным. Я взялся найти исчезнувшую девушку. Самое что ни  на  есть
классическое дело. Мне повезло, я разыскал эту девушку и за несколько  часов
покончил с расследованием. И вот вдруг Хадсон позволил кому-то себя пришить.
Он не представлял для меня уже  никакого  интереса,  а  я  рисковал  утратой
лицензии  и  тюремным  заключением   за   содействие   мексиканцам,   тайком
пробравшимся на территорию Соединенных Штатов. Одним  словом,  повезло,  как
утопленнику!
   - А вас что-то это известие не очень удивило, - заметил Рэндалл.
   - Не очень удивило? Нет, что вы! Я, конечно, удивлен, но не  больше,  чем
это необходимо. В конце концов речь идет о малознакомом для  меня  человеке.
Повторяю, я его ранее не знал.
   - Но вы были у него сегодня после полудня!
   - Согласен. Я был у него сегодня после полудня. Вошел к нему и  беседовал
с ним минут пять. А раньше никогда его не встречал. Ничем не могу  вам  быть
полезным!
   Рэндалл погрозил мне толстым, словно бейсбольная бита, пальцем.
   - Скромность - это прекрасно, Престон, но вы ею  злоупотребляете!  Откуда
вам знать, можете вы быть мне полезным или нет? Отвечайте лучше на  вопросы!
О чем говорили с Хадсоном?
   - Что вам даст, если я отвечу: это была обычная  болтовня!  Мне  пришлось
его посетить, дабы попытаться узнать некоторые подробности по делу,  которым
я занимаюсь. Это дело не имеет  никакого  отношения  к  кухонному  ножу  или
убийству! Рэндалл покачал головой.
   - Да, это мне явно ничего не даст!
   - Прекрасно! Я отправился  к  Хадсону  по  делу  совершенно  ординарному.
Совершенно ординарному, но конфиденциальному.  И  закон  не  обязывает  меня
разглашать существо моего расследования или  имя  клиента,  поручившего  это
расследование, без его предварительного согласия.
   - Не ваша забота просвещать меня, что  предписывает  закон,  -  проворчал
Рэндалл. - Закон - это моя забота! Но есть и другая статья  закона,  которую
вы, наверное, знаете. Статья  об  учинении  препон  полиции  при  проведении
расследования и отказе от дачи свидетельских показаний.
   - Вы не совсем точны в формулировке, сержант!  Эта  статья  подчеркивает:
если  свидетельские  показания   могут   быть   полезными   при   проведении
расследования!
   Когда  ему  противоречат,  Рэндалл  никогда  не  злится.   Наоборот,   он
демонстрирует олимпийское спокойствие. И это отнюдь не  добрый  признак  для
собеседника. Для меня в данном случае.
   - Направляясь к вам, Престон, я не думал, что  встречу  с  вашей  стороны
непонимание.  Теперь  вижу,  что  ошибался.  Вы  доставите  мне  несказанное
удовольствие, если позвоните вашему конфиденциальному клиенту и  спросите  у
него разрешение сообщить мне, как его зовут.  В  противном  случае  придется
поставить вопрос, можете ли вы и дальше  пользоваться  доверием  полиции.  Я
говорю серьезно, Престон!
   В душе у меня все кипело от ярости. Я проклинал  судьбу,  что  ниспослала
мне такого клиента, как Рамон Эстебан Моралес, именно в тот день, когда этот
юбочник Хадсон  позволил  кому-то  себя  прикончить.  Передо  мной  вставала
альтернатива, которая вряд ли стоила  пару  ломаных  грошей.  Или  я  должен
похерить усилия многих лет, которые потребовались  для  установления  добрых
отношений и духа сотрудничества с местной полицией, или направиться прямиком
за решетку.  Право,  я  основательно  влип.  Пока  ломал  себе  голову,  как
выкрутиться из беды, зазвонил телефон. Рэндалл повернулся мощным телом  так,
чтобы созерцать меня при разговоре.
   - Престон у телефона!
   Я услышал вздох, затем мягкий женский голос:
   - Так что же, милый, мне казалось, вы должны были мне позвонить?
   Говорила Дикси Уайтон; не знаю, что она хлестала  сегодня  утром,  но  на
памяти ее это отнюдь не сказалось.
   - Скажи, пожалуйста! Миссис Уайтон! Добрый вечер! Я бросил быстрый взгляд
на Рэндалла, чтобы проверить, засек ли он ее имя. Но с тех пор, как мы свели
знакомство, убедился, что прочитать что-либо  на  физиономии  сержанта  было
делом безнадежным. Я повернулся к нему спиной, понизил  голос  и  постарался
сыграть роль человека, который не очень удобно себя чувствует. Но, вместе  с
тем, сделал так, чтобы визитер из уголовки не пропустил ни слова.
   - С чего это вдруг вы меня стали величать миссис Уайтон, а?  -  удивилась
Дикси. - Или у вас с памятью нелады, или перебор  с  женскими  телефонами  в
записной книжке? Ну как, нашли эту соплячку, о которой  уши  мне  прожужжали
сегодня утром?
   - Прошу извинить, миссис Уайтон. Я собирался  позвонить  вам  попозже.  В
данный момент боюсь,  что  не  в  состоянии  обсуждать  наше  дело.  У  меня
посетители. Офицер полиции.
   - Ого! - сказала она и лениво засмеялась. - Улавливаю. И вы ломаете перед
ним комедию. Что происходит, Престон? Какая-нибудь бедняжка нажаловалась  на
вас, что вы ей не звоните?
   - Нет, - поспешил ответить ей. - Уверяю вас, к вашему делу это  не  имеет
никакого отношения! Могу ли я позвонить вам попозже? Вы у себя?
   - В такое-то время? С ума спятил! Я в  клубе.  Подождите  минутку,  скажу
номер телефона. Ноль - ноль пять - двести девяносто один. Записали?
   - Записал, миссис Уайтон! Как только смогу, тут же позвоню!
   - Очень на это рассчитываю!
   Она повесила трубку. Я удержался от  желания  потанцевать  от  радости  и
повернулся к Рэндаллу. Он смотрел на меня весьма нелюбезно.
   - Миссис Уайтон? Она ваша клиентка?
   - Не стану этого утверждать, Рэндалл, - ответил я осторожно.
   - А я не глухой! - проворчал полицейский. - Это какая, старуха  или  одна
из невесток?
   Я сделал таинственный вид и ничего  не  ответил.  Рэндалл,  словно  слон,
поднялся с кресла. Обиженный слон.
   - Вы меня разочаровываете, Престон! Я так рассчитывал на ваше содействие!
   - Сожалею, Рэндалл! У меня руки связаны.
   - А у меня нет. Да, я понимаю, вы можете укрыться на  какое-то  время  за
спиной семейства Уайтонов.  Я  не  такой  дурак,  чтобы  нарываться  тут  на
неприятности. Но найду повод с вами поквитаться, запомните  это  хорошенько!
Мы еще встретимся!
   Больше он не сказал ни слова. Не могу похвастать, что  пользуюсь  большой
популярностью среди полицейских, но мне явно не улыбалось иметь  Рэндалла  в
числе врагов. К тому же, положа руку на сердце, надо было признать,  что  он
прав. Но прежде всего следовало заняться Дикси Уайтон.  Надо  полагать,  она
звонила отнюдь не затем, чтобы справиться, как идут мои  дела.  К  тому  же,
думал  я,  эта  женщина  из  тех,  что  могут  быть  причиной  всякого  рода
неприятностей. Но так же ясно было, что ей необходимо позвонить. И что любым
способом надо сохранять контакт с ней, дабы  парни  из  уголовки  оставались
пребывать в уверенности, что она моя клиентка. Я набрал номер,  который  она
мне дала. Это был телефон клуба. Когда на другом конце провода сняли трубку,
послышался обычный для такого рода заведений шумовой фон.
   - Алло? - Безличный и безразличный мужской голос.
   - Пожалуйста, миссис Уайтон!
   - Кто просит?
   - Скажите просто, что знакомый.
   - Подождите у телефона!
   В трубке слышались голоса, заведение, судя по  всему,  было  переполнено.
Смех, звяканье  бокалов.  Очевидно,  бар.  Наконец  послышался  голос  Дикси
Уайтон:
   - Уайтон у телефона. Кто говорит?
   - Мы с вами познакомились сегодня утром.
   - Узнаю, мой красавец! Вы знаете, где находится "Устричный садок"?
   - Приходилось бывать.
   - Вот здесь я и нахожусь, любовь  моя.  Приезжайте  скорее,  а  то  можно
умереть со скуки!
   - Вы одна?
   - А что мне делать одной в клубе? Нет, здесь со мной друзья.  Но  никаких
мужчин, во всяком случае, в том смысле, в каком следует  понимать.  Надеюсь,
вы догадываетесь?
   - Да, я вас понял! Буду через четверть часа!  Есть  люди,  которые  не  в
силах остановиться: чем больше им достается на орехи, тем больше нарываются.
Дикси Уайтон отнюдь нельзя было  отнести  к  числу  обычных  добропорядочных
женщин. Во-первых, она замужем. Во-вторых, Уайтонам  фактически  принадлежал
весь  город.  И  в-третьих,  наконец,  Дикси  представляла  собой  типичного
сорванца и могла придумать черт знает  что.  В  предстоящие  часы  следовало
крепко поразмыслить, что делать и как поступать, дабы не попасть впросак.
   "Устричный садок" представлял собой модный  кабак.  Много  лет  заведение
прозябало и  вдруг  внезапно  превратилось  в  место  встречи  полуночников,
известное "всему Монктону". Владельцем кабака был Реубен Кранц,  мой  старый
друг. Он стоял у входа в  заведение  и  болтал  с  клиентами.  Увидев  меня,
помахал рукой и извинился перед собеседником.
   - Привет, Престон! Очень рад тебя видеть! Давно уж ты у нас не был!
   Обменялись рукопожатием.
   - Привет, Кранц! Вот уж не думал, что  ты  обрадуешься  при  виде  такого
клиента, как я! Тебя ведь штурмом берет весь высший свет!
   Кранц втянул носом воздух в знак презрения и негромко сказал:
   - Эта банда-то? Мне на них наплевать! Я лишь гребу  монету!  Но  ты  себе
представить не можешь, что порой приходится терпеть из-за этих сволочей!
   Я  рассмеялся  и  провел  пальцем   по   накрахмаленному   отвороту   его
белоснежного смокинга.
   - Зато можешь позволить себе носить роскошные шмотки!
   - Очко в твою пользу!
   Он потащил было меня за собой в кабак, но я воспротивился.
   - Извини, но у меня здесь назначена встреча. Жестом попрощался  с  ним  и
вошел в бар. Народу  было  предостаточно,  я  сразу  же  узнал  с  полдюжины
городских знаменитостей. За одним  из  столиков  восседала  Дикси  Уайтон  в
компании мужчин и женщин. Она оживленно  разговаривала  и  даже  не  подняла
головы при моем приближении.
   - Вы мне, кажется, обещали танец, миссис Уайтон, - обратился я к ней.
   Она подняла глаза. Другие тоже. Мне  показалось,  что  самый  молодой  из
мужчин, у которого были небольшие светлые усики, выказал недовольство.
   - А,  наконец-то  и  вы!  Садитесь-ка  рядом  со  мной!  И,  обращаясь  к
блондинке, что сидела рядом, сказала:
   - Не правда ли, он красив?
   - Просто прекрасен! - согласилась блондинка, даже не взглянув на меня.
   - Стало быть, вы один из тех частных сыщиков,  о  которых  столько  пишут
газеты? - спросил усатый. - У вас, похоже, нескучная жизнь!
   По тону я понял, что ему хотелось бы затеять со мной ссору. Он явно  имел
виды на Дикси Уайтон.
   - Не стоит верить всему, что пишут газеты. А вы чем занимаетесь?
   - Мой бизнес - мясо.
   - Судя по ценам на бифштекс,  которые  приходится  платить,  вы  тоже  не
должны скучать! - заметил я.
   Все засмеялись. Между тем то, что я сказал, отнюдь  нельзя  было  считать
чем-то особо остроумным. Это не тянуло больше, чем на улыбку.
   - Вы не поняли, мой милый, - сказала Дикси, поворачиваясь в мою сторону и
просовывая руку мне под локоть. - Гарри имеет в  виду  совсем  не  то  мясо.
Гарри ищет таланты. Нечто вроде: "А вот пятьдесят  самых  красивых  девушек,
подобных которым вы еще не видели... Заходите и убедитесь  сами".  Его  дело
разыскивать таких девушек. Гарри Свенсон. Вы о нем должны были слышать.
   Все смотрели на меня, явно забавляясь.
   - Разумеется, - ответил я.
   Это была ложь, но бесполезно в этом признаваться. Второй тип начал что-то
болтать о какой-то абсолютно мне неизвестной банде мошенников. Я  уже  начал
спрашивать себя, зачем сюда пришел, как вдруг Дикси объявила:
   - Мы уходим! Огорчительно вас покидать, но мой детектив лицо самое что ни
на есть частное и намерен задать мне массу замечательных вопросов. Не правда
ли, милый?
   - Всего один-два, как мне помнится! Когда  мы  поднимались  из-за  стола,
Свенсон спросил, сделав удивленный вид:
   - Два? А какой второй, Престон?
   Я взглянул на платье Дикси Уайтон. Оно было из ярко-красной ткани,  спина
полностью обнажена, а учитывая глубину выреза  на  груди,  возникал  вопрос:
каким образом вообще платье держалось на теле?
   - Я намерен спросить  ее,  где  она  спрятала  тело.  Пока  Дикси  Уайтон
пребывала в туалете, наводя красоту, я прислонился к  стене  и  наблюдал  за
столом, который мы только что оставили. Спутник Гарри Свенсона, которого мне
не представили, принялся сплетничать. В нескольких шагах  от  меня  какой-то
вновь прибывший тип взглядом выискивал в толпе знакомых. Я бы не обратил  на
него внимания, если бы он не направился вдруг к столику, за  которым  сидели
Свенсон и компания. Все  встретили  его  словно  доброго  друга,  он  сел  и
повернулся лицом в мою сторону. Тут я  узнал  Мирона  С.  Хартли,  директора
туристского агентства Монктон-Сити, вид  у  него  был  мрачный.  Но  мне  не
удалось успеть сделать какие-либо выводы, потому что появилась Дикси Уайтон.
   - Пойдем отсюда, - сказала она, - и побеседуем немного без свидетелей.

Глава 6

   Мы молча проехали пригороды.  Дикси  сидела  рядом  со  мной,  совершенно
расслабившись.  Она  запрокинула  голову  назад,  черные  блестящие   волосы
разметались, взгляд был устремлен  в  темно-синее  небо.  Проехав  несколько
миль, я  свернул  к  пляжу  и  затормозил.  Мы  смотрели,  как  Тихий  океан
накатывает на сушу свои волны, они с шелестом лениво умирали в песке.
   Дикси потянулась, словно только сейчас заметила, что мы остановились.
   - М-м-м! - произнесла она с наслаждением. - Итак, настало время допроса?
   - Если вы к нему готовы, - ответил я, протягивая ей сигарету.
   - А оно мне нравится, тутошнее помещение  для  допросов,  -  промурлыкала
Дикси, поворачиваясь ко мне.
   Я чиркнул зажигалкой, вспыхнуло пламя. Женщина ждала отнюдь не  этого.  С
удивленным видом она посмотрела на пламя, пожала плечами, потом  наклонилась
и закурила сигарету.
   - Чтобы выкурить сигарету,  мне  потребуется  десять  минут,  -  сообщила
Дикси. - Вы сможете задать немало вопросов.
   - Всего несколько. Например такой:  что  произошло  сегодня  утром  после
того, как я уехал?
   - Как что произошло? Да вовсе ничего не произошло! Не понимаю.
   Я повернулся к ней так, чтобы видеть ее лицо.
   - А что тут понимать? Не каждый же день вам наносят визит частные сыщики!
Говорили ли вы с кем-нибудь обо мне?
   - Нет. А надо было?
   - Начнем сначала. Вы мне сказали, что Хуаниту Моралес вам направил  некий
Грег Хадсон.
   - Это правда. Можете сами у него спросить, - сказала она недоуменно.
   - А я у него спрашивал. Он мне ответил, что больше ничего о  ней  ему  не
известно. Я стал шуровать там и сям и в конце концов отыскал эту девушку.
   Дикси Уайтон в первый раз проявила некоторый интерес:
   - Вы шутите! Быстро у вас  получилось!  Как  удалось  раскрыть  тайну?  А
установили, почему она вдруг от меня сбежала?
   - Она послала меня к чертовой матери. На испанском языке.
   Дикси прыснула.
   - Не сердитесь на нее, милый! Издержки производства. Зато у вас есть  чем
утешиться. Ведь благодаря ей вы познакомились со мной.  Для  вас  это  может
быть великий день.
   - Точно. Ибо, разыскивая Хуаниту, я одновременно свел знакомство с Грегом
Хадсоном. Для него тоже это великий день, и к тому же последний.
   Дикси вопросительно посмотрела на меня.
   - Не понимаю. Что вы хотите этим сказать?
   - Я хочу сказать, что он мертв, мой ангел. Она медленно покачала головой.
   - Не верю вам.
   - Хотите верьте, хотите нет! В городском морге в боксе за номером  девять
лежит труп. Его зовут Хадсон.
   Дикси съежилась на сиденье, словно хотела максимально отдалиться от меня.
   - А почему он умер?
   - Кто-то забыл у него в спине кухонный нож.  Я  попытался  выдуть  кольцо
сигаретного дыма, но ветер с моря унес его. Дикси погрузилась в размышления.
   - Кто его убил? - спросила она.
   - Если верить выводам полиции, то идеальным подозреваемым мог бы стать я.
В действительности же полицейские этого не думают, но  им  известно,  что  я
встречался с Хадсоном сегодня после полудня.
   - Но вы же его даже не знали раньше, - сказала Дикси, говоря словно  сама
с собой.
   - Это верно. Но сие известно только вам.  Ведь  это  вы  меня  навели  на
упомянутого Грега Хадсона. Именно поэтому  я  к  нему  и  отправился.  Затем
спустя немного времени его кто-то прикончил. Существует ли взаимосвязь между
моим визитом и его смертью?
   - Не понимаю. Вы же говорите, что нашли Хуаниту Моралес?  Таким  образом,
Грега убили отнюдь не затем, чтобы помешать вам ее отыскать! А для вас, если
исключить мексиканку, он никакого интереса не представлял.
   - А вот о вас этого не скажешь, - произнес я сладким голосом.
   - Совершенно не в силах вас понять!
   - Хадсон был бабником. Вы сами мне это сказали. И он тем  хвастался.  Это
общеизвестно. Когда вы  рассказывали  мне  о  нем,  радость  вас  отнюдь  не
переполняла, это было заметно по вашему виду.
   - Ничего странного. Я не испытывала  к  нему  никакой  симпатии.  Скажите
прямо, - тон ее сделался агрессивным, - неужели  вы  всерьез  предполагаете,
что я могу быть замешана в этом деле?! Какой идиотизм!
   - Почему? Его убили. Когда такого рода  молодцов  убивают,  прежде  всего
приходит в голову, что  убийца  или  брошенная  женщина,  или  муж  женщины,
которую еще не бросили.
   Дикси коротко рассмеялась, в смехе ее было больше презрения, чем веселья.
   - Муж? Вы  что,  Флойда  имеете  в  виду?  Мой  милый,  сразу  видно,  вы
совершенно не знаете моего мужа. Иначе бы вам и в голову не пришло, что он в
состоянии убить кого-либо из-за меня! Да  если  я  вдруг  начну  раздеваться
догола прямо на тротуаре средь бела дня перед  толпой  пьяных  матросов,  он
даже улицу не перейдет, чтобы этому помешать!
   - Неужели и впрямь так?
   Я внимательно следил за  нею.  Она  смотрела  прямо  перед  собой  сквозь
ветровое стекло, лицо не  выражало  ничего.  Если  бы  Флойд  Уайтон-младший
по-иному относился к своей жене, возможно, и она была бы другой. Но меня это
совершенно не  касалось,  это  их  заботы.  Не  было  ни  малейшего  желания
вмешиваться в семейные дела клана Уайтонов.
   - Расскажите мне о Хадсоне! Дикси очнулась.
   - Грег? Что можно о нем сказать? Красивый парень, всегда улыбался, милый,
если надо было. Очень озабоченный бабами.  Он  всегда  заявляет  -  заявлял,
точнее,  -  что  по  части  постельных  дел  считает  себя  чемпионом  всего
Тихоокеанского побережья.
   В голосе ее мне послышалась нотка горечи.
   - Теперь он угомонился навсегда, - напомнил я ей. - И вопрос  заключается
в следующем: по  чьей  вине?  Чем  он  вообще  занимался?  Были  ли  у  него
какие-либо деловые связи?
   Дикси пожала плечами.
   - Возможно, только он никогда об этом не говорил. Всегда с распростертыми
объятиями, всегда готовый любого дружески похлопать по спине.  Знаете,  кого
он мне напоминал?
   - Нет.
   - Когда он старался выглядеть хорошим парнем, эдаким добрым товарищем,  я
всегда думала о ведущих  телешоу,  ужимки  до  одурения  и  фальшиво  доброе
расположение духа.
   - Понятно. Я говорил с ним всего лишь несколько минут,  но  очень  хорошо
понимаю, что именно вы хотите сказать.
   - Скажите,  может  быть,  хватит  вопросов?  Я  замерзла.  Какие  бы  там
намерения ни питала Дикси  Уайтон,  решившись  совершить  со  мной  вечернюю
прогулку в автомашине, сейчас  у  нее  все  вылетело  из  головы.  Атмосфера
приятного интима, который она излучала, словно  электрогенератор,  полностью
рассеялась. Известие о гибели Хадсона прервало ток флюидов и охладило ее.  С
одной стороны, я поздравлял  себя  с  этим.  Мне  ведь  ужасно  не  хотелось
ввязываться в любовную интрижку с женой одного из  самых  влиятельных  людей
города, и теперь в этом  отношении  можно  было  быть  спокойным,  опасность
миновала. Мы поехали обратно в город и снова погрузились в молчание,  только
иного рода.  Рядом  со  мной  сидела  женщина,  которую  некто  провожает  в
автомашине. Неважно кто. Просто знакомый. Когда мы въехали в Монктон-Сити  и
миновали окраины, она сказала:
   - Отвезите меня в клуб. Мои друзья еще,  наверное,  там.  Она  произнесла
"мои друзья" таким тоном, что стало понятно:  я  к  их  числу  не  отношусь.
Оставив машину около заведения Кранца, сделал знак портье в ливрее,  который
направился было в нашу сторону, чтобы он отошел.
   - Мне бы хотелось попросить вас об одолжении, - обратился я к Дикси.
   - Смотря о каком.
   Она хотела лишь одного: расстаться со мной как можно быстрей,  ничего  не
слышать более ни об убийстве, ни  о  полиции.  Скорее  вернуться  в  залитый
огнями бар, где все, что я  ей  рассказал,  не  замедлит  утратить  реальное
содержание.
   -  Если  вдруг  вспомните  что-нибудь  о  Хадсоне,  какую-нибудь  деталь,
способную пролить новый свет на это дело,  обещайте,  пожалуйста,  позвонить
мне!
   - Могу обещать вам только одно: если и позвоню, то лишь по этому  поводу.
По правде говоря, Престон, вы меня разочаровали. У вас ограниченный диапазон
тем для беседы!
   Она выскочила из автомашины и устремилась к сверкающему  огнями  входу  в
"Устричный садок". Я немного подождал, затем последовал ее примеру, вылез из
автомобиля, подошел к портье и сунул ему в руку доллар.
   - Спросите у Кранца, не найдется ли у него для меня несколько минут.
   Портье спрятал деньги в карман, оглядел  меня  с  ног  до  головы,  затем
сказал:
   - А он в баре. Прямо у входа.
   - Знаю, но не хочу там показываться. Из-за дамы. Вы, конечно,  понимаете,
что я имею в виду.
   - А если он спросит у меня ваше имя?
   - Скажите просто, что должен мне бокал вина. Портье снова  оглядел  меня,
пожал плечами и вошел в заведение. Вышел оттуда он почти  сразу  же,  следом
шел Кранц.
   - Вот господин, который вас спрашивает.
   - Престон! - воскликнул Кранц. - За один вечер сразу два визита!
   Повернувшись к портье, он сказал:
   - Все в порядке, Бифф!
   Бифф понял намек и отошел в сторону.
   - Очевидно, я понадобился тебе вовсе не ради бокала вина?
   - Конечно. Ты заметил, с кем я сегодня уходил из бара?
   - Да, знаю эту даму. Но извини,  не  стану  произносить  ее  имя.  Хозяин
"Устричного садка" приготовился к глухой обороне.
   -  Ты  заблуждаешься,  Кранц!  Это  чисто  деловое  знакомство.  По   его
замкнутому лицу невозможно было определить, верит он  мне  или  нет.  Скорее
нет.
   - А тот тип, Гарри Свенсон, ты его знаешь?
   - Не исключено. А в чем дело, почему все эти вопросы?
   - Говорю же тебе - это моя работа! Кранц скорчил гримасу.
   - Да, понимаю. Только ты забыл мне сказать, хотя это и общеизвестно,  что
бизнес твой  очень  специфичен.  Опасный  бизнес.  А  мой  бизнес  -  хорошо
управлять кабаком, чтобы все шло тут достойным образом.
   - Достойным образом?! Ты меня смешишь! Ловушка для дураков, вот что такое
твой кабак.
   - Может быть и так, ловушка для дураков. Но функционирует она на законном
основании. А как ты думаешь, долго бы я продержался, начни болтать направо и
налево все, что знаю?
   Я был разочарован, но не слишком.
   - Значит, ты ничего не хочешь мне сказать? Он покачал головой.
   - Извини меня, Престон! Можешь задавать любые вопросы, но только  о  том,
что касается меня лично. А в остальном я слеп, глух и нем!
   - Тем хуже для меня! До скорого! Я сел в машину.  Включил  зажигание,  но
тут Кранц сунул голову в окно: Дикси оставила стекло опущенным.
   - У этого Биффа длинные уши, дружище! Я мало что знаю о Свенсоне,  только
он мне очень не  нравится!  У  него  странные  знакомые.  Гангстеры.  Причем
настоящие, пробы негде ставить. Берегись его!
   - Спасибо! - ответил я. Но Кранц уже успел отойти,

Глава 7

   Было около одиннадцати часов  вечера.  Еще  не  поздно  нанести  кое-куда
визит. Но мой  костюм  не  подходил  для  того  места,  куда  я  намеревался
отправиться, а посему пришлось заехать домой в Парксайд Тауэр и переодеться.
Я напялил на себя костюм,  сшитый  по  последней  моде,  цветную  рубашку  и
кричащий галстук. На ноги обул спортивные туфли,  желтые  с  белым,  которые
купил специально для подобного  рода  походов;  приодевшись  таким  образом,
можно было изображать собою подвыпившего  коммивояжера.  Выйдя  из  дома,  я
молил небо, чтобы меня не встретил никто  из  знакомых,  и  небо  пошло  мне
навстречу.
   Путь лежал прямиком в бар "У Майка". Народу в нем было немного. У  стойки
группа велогонщиков шумно обсуждала недавний наезд. Несколько боковых  кабин
было занято, в основном, парочками. Там тоже шли  дискуссии,  только  голоса
были потише. Значительно тише. Я бросил взгляд в последнюю кабину, там,  где
накануне видел Хадсона, беседовавшего с маленьким толстяком. Кабину  занимал
какой-то тип, который явно выпил лишнего, с ним сидела девушка, рыжие волосы
на голове у самой кожи были черными. Они тихо перебранивались,  и  по  тому,
как они этим занимались, можно было сделать вывод, что девица  сердилась  на
своего спутника, на его несдержанность в вине.
   Я подошел к стойке.
   - Что будем пить?
   Бармен в грязном переднике наклонился над стойкой.  Лицо  его  застыло  в
вечной меланхолии.
   - Кружку пива, пожалуйста!
   Пока он наливал пенистый напиток,  я  барабанил  пальцами  по  стойке,  с
беззаботным видом насвистывал популярную мелодию.  Когда  бармен  пододвинул
мне кружку с пивом, я  заговорщически  перегнулся  к  нему  через  стойку  и
негромко спросил:
   - Вы знаете, один из моих друзей  хвастался,  что  тут  у  него  завелась
клевая приятельница...
   Вид у бармена стал еще более меланхоличным.
   - Вот как? И что за приятельница?
   - Ее зовут Джо-Анн. Мой друг  сказал:  высокая  блондинка.  А  мне  очень
нравятся высокие блондинки! - Я заговорщически подмигнул ему. - Чудное дело!
Друг сказал, она тут обслуживает. А я, кроме вас, никого не  вижу.  Не  хочу
вас обидеть, милейший, но вы-то меня нисколько не волнуете! Сечете?
   Эту глубокую мысль я подкрепил сильным ударом кулака по стойке и  громким
дурацким хохотом. Бармен мне улыбнулся дежурной улыбкой,  но  чувствовалось,
что делает он это только по обязанности, а на самом деле горит желанием дать
мне под зад коленом.
   - Ваш приятель ошибся. Джо-Анн никогда не работает по  вечерам.  Чтобы  с
ней увидеться, надо днем приходить.
   - Ax ты, как не повезло! - сказал я с гримасой недовольства. -  Мне  ведь
нечасто приходится бывать в вашем городе! А завтра рано утром надо  уезжать.
Скажите, милейший, а может, вы знаете какую-нибудь другую  девушку,  которая
была бы не прочь поразвлечься со мной до утра?
   Бармен достал тряпку и стал вытирать пивную пену со стойки.
   - Не знаю, кто вам наболтал разной чепухи! У нас  только  бар,  и  ничего
больше! Напрасно стараетесь!
   - Не сердитесь! Наверное, я его не так понял, моего Грега.
   - А кто это?
   - Да мой друг. Это он мне рассказал  про  Джо-Анн.  Бармен  с  терпеливым
видом работал тряпкой.
   - Грег его зовут. Грег Хадсон. Он мне сказал, что часто бывает здесь.
   - Подождите минутку!
   Он бросил тряпку на металлический поднос и открыл  дверь  в  стене  сзади
себя.
   - Майк! - позвал бармен.
   За дверью послышалось шевеление, бармен с кем-то перекинулся парой  слов,
я не видел с кем, потом он закрыл дверь и вернулся к стойке.
   - Эй! Тут люди умирают от жажды! Ты подойдешь сюда или нет? Сколько можно
ждать?
   Один из велосипедистов принялся  барабанить  по  стойке  кулаком.  Бармен
сделал мне  знак  подождать  и  поспешил  обслужить  гонщиков,  восстановить
порядок. Я пригубил пиво. Оно было немного лучше того, что  давали  днем.  В
это мгновение открылась дверь  в  стене  за  стойкой,  на  пороге  показался
человек. Я узнал толстяка, приятеля Хадсона.
   Он посмотрел вокруг, увидел меня и не торопясь приблизился.
   - Меня зовут Майк, - представился он, широко улыбаясь. - Я  хозяин  этого
бара.
   - Ух ты! - воскликнул я. - Босс собственной персоной! Здорово  шикарно  с
вашей стороны лично побеспокоиться обо мне!
   - А я и на самом деле шикарный тип! И меня это  нисколько  не  беспокоит!
Нисколько, должен вам сказать!
   При ближайшем рассмотрении  его  хорошее  настроение  и  добросердечность
казались весьма поверхностными. В углу растянутого в  улыбке  рта  пряталась
жесткая складка. Под глазами были большие мешки; когда  Майк  не  следил  за
собой, вид у  него,  конечно,  становился  поганым.  Но  сейчас  он  излучал
доброжелательность. Свой парень в доску.
   - Итак, вы утверждаете, что Хадсон ваш приятель?
   - Ну что вы! Приятель - это слишком громко сказано! Знакомый просто.
   - Понятно. А вы его давно видели?
   - По правде говоря, довольно давно. Редко приходится бывать  в  Монктоне.
Вот сегодня приехал, после полудня. Я коммивояжер.  Меня  зовут  Майер.  Чак
Майер.
   - Рад с вами познакомиться, Чак, - сказал  Майк,  протягивая  толстопалую
руку. - Долго думаете задержаться в нашем городе?
   - Да вообще-то я специально  сюда  заехал,  крюк  сделал.  Думал  застать
Джо-Анн, высокую блондинку, мне о ней Грег напел. Майк дружески хлопнул меня
по плечу.
   - Не расстраивайтесь, Чак! Не стоит! Подумаем, что тут можно предпринять.
Если я правильно понял, вы тут один?
   - Да, да!
   - Для одиноких мужчин у  меня  всегда  припасена  бутылка  доброго  вина.
Следуйте за мной. Дам вам отведать!
   Я засиял и дружески подмигнул ему. Чтобы он понял:  Чак  Майер  не  вчера
появился на свет и прекрасно разбирается, что  к  чему,  ему,  Чаку  Майеру,
отлично известно, что подразумевается под бутылкой доброго вина.
   Майк тоже подмигнул мне, мешки под глазами  его  непристойно  сморщились.
Затем он поднял откидную доску в стойке бара, я прошел внутрь  и  последовал
за ним во внутреннее помещение. Туда вел тесный проход, заставленный ящиками
с бутылками. Он упирался в другую дверь. Майк обернулся и пригласил меня:
   - Входите!
   Я оказался в небольшой комнате, обставленной, словно контора:  письменный
стол, два кресла и скромный бар.
   - Вам нетрудно будет запереть за собой дверь? - предложил Майк. - Мне  бы
не хотелось, чтобы какой-нибудь нахал нас подслушал!
   Он подошел к письменному столу, а  я  повернулся  к  нему  спиной,  чтобы
запереть дверь на щеколду. Когда же обернулся, то увидел,  он  уже  сидит  в
кожаном кресле и вовсю улыбается. В пухлой жирной руке  он  держал  пистолет
итальянского производства, который глядел на меня черным зрачком.
   - А теперь, Чак, побеседуем серьезно, а?
   - Что это? Что  такое?  Какая  муха  вас  укусила?  -  стал  я  бормотать
заикаясь. - У меня с собой всего сорок долларов!
   - Плевал я на твои сорок долларов! Потратишь их на больницу!
   - Бо... Больницу?
   - Да. В которой ты скоро окажешься. Давай-ка выкладывай мне все как есть!
   - Абсолютно ничего не понимаю, чего вы  от  меня  хотите?  -  произнес  я
испуганно.
   - Может, ты и не понимаешь, но скоро поймешь,  если  станешь  запираться.
Что ты здесь делаешь?
   - Я ведь уже сказал: Грег мне наболтал про одну курочку.
   - Курочку! Ты меня смешишь! В Монктон-Сити  имеются  сотни  кабаков,  где
всегда можно подцепить шлюху на выбор. А в  моем  баре  никогда  этого  и  в
заводе не было. Хадсон ни в  коем  случае  не  мог  предложить  тебе  ничего
подобного.
   - Хорошо, я ошибся, прошу извинения! Это не повод, чтобы угрожать пушкой!
- И показал на пистолет. Палец мой дрожал. Майк стал смеяться,  его  толстый
живот заколыхался.
   - Ты, конечно, ошибся, парень, но в ином! За дураков нас тут посчитал, а?
Не знаю, что у тебя в голове, Чак, но скоро узнаю, ты еще не  успеешь  выйти
отсюда, как я все буду знать, клянусь всевышним!
   Свободной рукой он подтянул к себе телефонный  аппарат  и  стал  набирать
номер, не спуская с меня глаз.
   - Зову подкрепление, - объяснил он. - Тебе вроде силы не  занимать,  а  я
для такого дела  не  гожусь.  Не  будь  у  меня  этой  штуки,  -  он  потряс
пистолетом, - ты бы со мной,  конечно,  легко  справился.  Но  вот  подъедут
парни, будет иной коленкор. Они настоящие костоломы. Ты им все расскажешь!
   Я помалкивал. Наконец толстяк дозвонился.
   - Майк говорит, - сказал он в трубку. - Дома он?  Это  очень  важно...  -
Майк подождал, пока тот, с кем он разговаривал,  отправился  искать  кого-то
другого. - Извините, что пришлось вас побеспокоить в  столь  поздний  час...
Да... Я знаю... Но этот тип здесь, у меня в конторе.  Он  говорит,  что  его
зовут Чак Майер. Нет, я тоже, но он тут напел всякой ерунды. Говорит,  будто
Хадсон его послал. И сказал, будто здесь можно подцепить девку... Да, я тоже
так думаю... Стало быть, немедленно?...  Нет,  не  бойтесь,  он  у  меня  на
мушке... Нет, вы же знаете, я четко выполняю все указания. Эге. Привет.
   Майк  подождал,  пока  на  том  конце  провода  повесят  трубку,  и  тоже
отключился. Его толстая физиономия лоснилась от  пота.  Тип,  с  которым  он
беседовал, видимо, занимал намного более  высокое  положение  в  обществе  и
внушал такому ничтожеству, как Майк, весьма большое уважение.
   Постепенно, однако, он пришел  в  себя,  заважничал  и  даже  стал  опять
улыбаться.
   - Сейчас сюда прибудут парни для небольшой дружеской беседы  с  тобой.  -
сказал Майк с довольным видом. - Кстати, что касается Хадсона,  его  сегодня
днем пришили.
   Я разыграл удивление.
   - Но.., это ужасно!
   - Правда? А есть люди, очень  важные  люди,  которым  бы  очень  хотелось
знать, кто это сделал. Это  случайно  не  ты  ли,  Чак?  Или  те,  что  тебя
послали?
   Я перестал ломать комедию.
   - Хорошо, - сказал ему. - Твоя взяла. Как скоро они здесь окажутся,  твои
костоломы?
   Он тоже,  увидев  изменение  моего  поведения,  отбросил  прочь  показное
добродушие.
   - Минут через пять. Или десять. А что?
   - Можешь неплохо заработать, Майк. Отпусти меня, загребешь монету! Тысячу
долларов!
   - Тысячу долларов? Ты рехнулся. Эти парни меня по стенке размажут!
   И тем не менее он заинтересовался. Даже смежил веки  при  мысли  о  такой
куче денег. Я сделал шаг к столу, изображая большое волнение, что отнюдь  не
было простой симуляцией.
   - Ладно, две тысячи! Подумай хорошенько! - произнес  я,  сделав  еще  шаг
вперед. Больше было бы опасным. - На тридцать секунд поворачиваешься ко  мне
спиной и огребаешь двадцать красивых бумажек, по сотне  каждая!  И  получишь
еще немало, если согласишься сообщать мне кое-какие сведения!
   Я был уже совсем рядом, примерно в метре от пистолета. Майк держал его  в
правой руке, а телефонный аппарат стоял слева.
   Наклонившись, я протянул руку к телефонной трубке.
   - Дай-ка звякну кое-кому и...
   - Не рассчитывай на это! - засмеялся Майк, ударив рукой мне по запястью.
   И невольно отвел глаза в сторону. Левая моя рука была всего в  нескольких
сантиметрах от пистолета. Я с силой дернул  его  ствол  в  сторону,  толстый
палец Майка автоматически нажал на спусковой крючок. Раздался  оглушительный
грохот, пуля впилась в стену под потолком. Но я уже успел крепко  сжать  его
руку, Майк обезумел от ярости, в его глазах читалась готовность убивать.  Не
время было для честной борьбы. Правой рукой я  схватил  телефонный  аппарат,
изо всех сил ударил им по жирной морде. Майк  зарычал  и  перевалился  через
спинку кресла. Одним прыжком я подскочил к нему и бросился к пистолету, Майк
продолжал сжимать его в руке. Голова его еще не успела стукнуться о  стенку,
а  мне  уже  удалось  схватить  пистолет  за  ствол.  Однако  Майк  еще  мог
выстрелить,  рука  его  вцепилась  в  рукоятку  пистолета,  палец  лежал  на
спусковом крючке. Мешкать было  нельзя.  Я  резко  скрутил  ему  запястье  и
вывернул ствол оружия. Послышался хруст кости - сломался палец, Майк  взвыл.
Я вырвал из обмякших пальцев пистолет и обернулся  как  раз  в  тот  момент,
когда сзади с грохотом распахнулась дверь и на пороге появился бармен.
   - Боже мой, что тут происходит?!
   Он остановился как вкопанный при виде патрона, который, цепляясь за стол,
с трудом поднимался с пола. Бармен смотрел в мою сторону, его  меланхоличное
лицо выражало колебание. Я направил на него пистолет.
   - Это пушка, старина, и она заряжена. Но я не намерен  в  тебя  стрелять.
Встань лучше к стене!
   Бармен отступил на шаг, видимо, раздумывая, броситься ли ему на меня  или
нет.
   - Не советую суетиться! - предупредил  я  его.  -  Встань  к  стене,  как
сказано!
   Он повиновался. Майк повалился на стол и жалобно стонал.
   - Скажешь своему хозяину, что этим делом  заинтересовались  действительно
очень важные шишки. Только поэтому я его и не прикончил. Мне надо, чтобы  ты
передал ему мои слова!
   Бармен ничего не ответил. Я подошел к двери. Щеколда оказалась  вырванной
с мясом. Майк смотрел на меня одним глазом, из другого текла кровь. Я  вышел
из комнаты и запер дверь на ключ, торчавший снаружи. Затем сунул пистолет  в
карман и вернулся в бар. Никто не обратил на меня ни малейшего  внимания.  Я
направился к выходу и вскоре оказался на улице. Вернулся к своей автомашине,
сел в нее и стал наблюдать за баром. Ждать  пришлось  недолго.  Минут  через
пять перед входом в заведение остановился большой черный  лимузин.  Из  него
выскочили два человека, хлопнули за собой дверцами. Лимузин тут же  тронулся
с места и исчез в потоке  автомашин.  Доставленные  им  типы,  не  глядя  по
сторонам, быстро пересекли тротуар. Когда  они  проходили  освещенную  часть
тротуара, я узнал одного из  них.  Им  оказался  городской  гангстер  Бицепс
Смайнофф.  Другого  я  не  знал,  но  внешность  была   типичной.   Высокий,
широкоплечий, со свирепой мордой и  походкой  вразвалку.  Настоящий  убийца,
именно таких и  посылают,  когда  какой-нибудь  чересчур  любопытный  парень
начинает совать свой нос в дела, которые его не касаются. В паре с  Бицепсом
он был на своем месте. Смайнофф представлял собой профессионального боксера,
не очень удачливого, но стойкого в бою. Он  очень  любил  хвастаться  своими
бицепсами. Отсюда и кличка. Я размышлял о нем по пути в  Парксайд.  Типичный
неудачник, подручный в  деле,  способный  исполнять  любые  приказания.  При
условии хорошей оплаты. Меня больше  интересовало,  кто  отдавал  приказания
этим двум громилам, кто готов был потратиться, чтобы они отправились  избить
беднягу, который случайно принял пивной бар за кабак  с  девицами.  Подобная
малость вряд ли требовала мобилизации столь серьезных сил.
   Прибыв к себе  домой,  быстренько  стащил  с  себя  одежду  Чака  Майера.
Оставшись в одних трусах, заварил кофе и уселся рядом с телефоном. Надо было
установить, как связаться со Смайноффом. А в  Монктон-Сити,  если  требуется
навести  справку  такого  рода,  следует  обратиться  к  Сюрприз-Чарли.  Это
настоящий городской справочник. Он знает все - имена, адреса, кто работает и
на кого, кто убивает и кто оплачивает убийство. В двух местах  я  попробовал
его поймать, но впустую. Наконец разыскал в гнусном  вертепе  под  названием
"Гнездышко".
   - Кто у телефона? - подозрительно спросил Сюрприз-Чарли.
   - Твой старый друг Престон. Это тебе что-нибудь говорит?
   - Да, - ответил он по-прежнему настороженно. -  Что-то  вы  очень  поздно
звоните!
   - Согласен. Но я ведь знаю; что ты полуночник. Я тебе из дома звоню. Есть
предложение: встретиться и погудеть.
   - Погудеть! Да я тут вкалываю! Если не удастся набрать двести долларов на
первый заезд, Кеплер завтра занесет меня в черный список!
   Чувствовалось, что он очень озабочен, и было от  чего.  Чарли  играет  на
скачках.  Иногда  выигрывает,  иногда  проигрывает.  Чаще  проигрывает.   Он
участвует на всех скачках и  не  пропускает  ни  одного  заезда.  Его  жизнь
зависит от непредвиденной реакции лошадей, существ более  капризных,  нежели
звезды кинематографа.  Если  Кеплер  занесет  Чарли  в  черный  список,  это
означает, что он окажется не в состоянии делать ставки в нашем штате. А  для
Чарли это страшнее смерти.
   - Очень ты меня опечалил, мой старый друг Чарли! - искренне сказал я ему.
- Могу подарить тебе десять долларов, если дашь мне нужную справку.
   - Вы правду говорите - десять долларов?
   Я его подцепил. В мире, где вращался Чарли, десять долларов быстро  могли
превратиться в сотню и даже больше. Одним словом, я протянул ему руку в  тот
момент, когда он тонул.
   - Меня интересует Бицепс Смайнофф. Тебе известно, где у него нора?
   - Сейчас подумаю, - неуверенно ответил Чарли. - Он ведь мне  уши  за  это
отгрызет! Нет, право, не знаю, Престон!
   - Если Кеплер занесет тебя в черный  список,  твои  уши  тебе  больше  не
понадобятся, - напомнил я.
   - Это точно, - мрачно согласился Чарли. - Уж это как пить  дать.  Значит,
вас интересует Смайнофф? Хотите сообщить о нем в полицию или как?
   - Нет. Только задать пару вопросов. Могу тебе даже  сказать  каких,  если
интересует.
   Я знал, что подобное предложение приведет его в панику.
   - Нет, - живо ответил Чарли. - Нет, спасибо уж!  Ничего  не  хочу  знать!
Если много знаешь в этом проклятом городе, плохо кончишь! Ради Бога,  только
ничего мне  не  говорите!  Запомните  лучше  адрес!  У  него  комнатушка  на
Вайн-стрит прямо над харчевней для бедняков.
   Я записал.
   - Кому принадлежит харчевня?
   - Максу Веберу. Но вы можете его вычеркнуть. Он со Смайноффом не связан.
   - Да я так просто спросил. Еще один вопрос, Чарли! А кто платит  Бицепсу?
Меня интересуют только последние недели.
   - Не знаю, нет! А даже если бы и знал, вряд ли вам сказал. Но, честно, не
знаю! А вообще-то Смайнофф готов работать на кого угодно, лишь бы платили.
   - И сделает что угодно?
   - Ну, разумеется! Так-то, Престон. А эти  десять  долларов,  как  мне  их
получить?
   Я дал Чарли адрес приятеля, который выдаст ему в любое время дня  и  ночи
от моего имени требуемую сумму, и повесил трубку.

Глава 8

   На следующее утро я с трудом  проснулся  около  восьми  часов.  Проглотил
чашку обжигающего кофе, съел бутерброд и умчался.  Боб  Клайн  уже  открывал
свою лавочку, когда я появился у него.
   - Где он, Боб?
   Боб пальцем показал мне в глубь лавочки.
   - Там он. А вы часом не за ним приехали?
   - А в чем дело, Боб? Он что, мешает тебе?
   - Нет, - ответил Боб, пожимая плечами. - Но когда привыкаешь жить один...
Причем годами... Я думаю, даже святой Петр стал  бы  действовать  на  нервы,
доводись разделить с ним жилье.
   - Я тебя понимаю. Очень  благодарен,  что  ты  его  приютил.  В  принципе
сегодня вечером он должен уехать.
   Боб кивнул в знак согласия и стал открывать витрину. Я зашел в лавочку  и
в задней комнате обнаружил старика Моралеса, он курил дешевую сигарету.  При
виде меня просто расцвел.
   - А, сеньор Престон! Вы нашли мою девочку? Вы меня к ней отвезете? - И он
поднялся на ноги, дрожа от возбуждения.
   - Да как вам сказать... И да и нет.
   - Что вы сказали, сеньор?
   Мексиканец явно ничего не понимал. Глядя  на  этого  старого  человека  с
доверчивым взглядом, я  испытывал  жгучий  стыд  от  того,  что  должен  был
сделать. Но иного выхода не было. Выложил ему придуманную историю о  Хуаните
и ее подружке. И по мере того как громоздил ложь  на  ложь,  становился  все
уверенней. Должен же я был как-то обслужить этого Моралеса  за  его  деньги,
благо он доверчиво внимал всем моим россказням!  В  детали  я  вдаваться  не
стал. Моралес заглотнул все: и приманку и крючок. Впрочем, моя  версия  была
вполне убедительной. Правда, некоторое несоответствие в ней было, и я ждал с
его стороны недоуменных вопросов.
   - Грациа, сеньор Престон! - сказал мексиканец. - Очень интересно  вы  все
рассказали. Теперь мне остается одно  -  поблагодарить  подругу  Хуаниты,  и
можно будет возвращаться домой!
   - Хм, боюсь, это невозможно, мистер  Моралес,  -  ответил  я  неуверенным
тоном, дабы побудить его продолжать беседу.
   - Почему же нет, сеньор?
   - Это довольно трудно объяснить, но тем не менее постараюсь.  Видите  ли,
ее подружка, та, о которой я говорил, она захотела знать, почему вдруг такой
интерес к Хуаните. Она боялась, что, отвечая на мои вопросы, может причинить
неприятности Хуаните. И дала понять,  что  в  таком  случае  ничего  мне  не
скажет, ни одного слова!
   Мексиканец с восторженным видом причмокнул.
   - Вот это значит настоящая подруга! Я очень рад, что у моей Хуаниты такая
замечательная подруга! Но почему это должно помешать мне пойти поблагодарить
ее?
   Я придал лицу таинственное выражение.
   - Когда я ей сказал, что действую  по  поручению  отца  Хуаниты,  ее  это
приободрило и она мне все рассказала. Но когда стал  ей  говорить  о  вас  и
объяснил, что самостоятельно вы не в состоянии заниматься розысками  дочери,
потому что прибыли  в  Соединенные  Штаты  тайно,  без  документов,  девушка
испугалась. Вы понимаете, у этой девушки, у подруги Хуаниты, у нее тоже есть
отец. И он занимает  высокое  положение  в  обществе,  очень  высокое!  Если
когда-либо вдруг обнаружится,  что  его  дочь  дружит  с  девушкой,  которая
проживает в Америке незаконно, он  рискует  все  потерять.  Я  очень,  очень
огорчен, мистер Моралес, но не может быть и речи  о  вашей  встрече  с  этой
девушкой!
   Старик в знак одобрения кивнул головой.
   - Да, это настоящая дама!. Сначала она покровительствует моей Хуаните,  а
потом заботится о своем отце!
   - Я очень надеялся, что вы все правильно поймете! - с жаром сказал я ему.
   Затем было принято решение, что он покинет Монктон сегодня же вечером,  -
как только стемнеет. Я предупредил, что один из моих друзей  довезет  его  в
машине до границы, причем в такое место, где не  будет  риска  нарваться  на
патруль. А дальше уж его дело. Старик не знал, как отблагодарить меня за все
благодеяния. Короче, все прошло как нельзя лучше, мы долго жали  друг  другу
руки, потом я уехал.
   И отправился прямиком к себе в контору.  Меня  встретила  Флоренс  Дигби,
свежая и сияющая.
   - Здравствуйте, мистер Престон! -  сказала  она  предельно  церемонно.  -
Никак не ожидала увидеть вас так рано!  Надо  полагать,  внешность  дамы  не
соответствует ее голосу.
   - Какой дамы? Какому голосу? - удивился я,  тряся  головой.  -  Объясните
мне, мисс Дигби.
   - А разве вам никто не звонил?
   - Нет! Что, наконец, происходит?
   - Немногим более получаса тому назад, -  только  что  пришла,  -  звонила
какая-то дама и просила вас к телефону. Сказала, что дело очень серьезное, и
я ей дала ваш домашний телефон. Она сказала, что немедленно позвонит.
   Судя по всему, Флоренс сомневалась в моей искренности - Я, наверное,  уже
ушел, - объяснил  секретарше.  -  Побуду  здесь  немного,  может  быть,  она
перезвонит. Думаю,  бесполезно  спрашивать  у  вас,  оставила  ли  она  свои
координаты?
   -  Так  оно  и  есть.  Она  ничего  больше   не   сказала.   Я   позвонил
Сюрпризу-Чарли. Немного покапризничав, он в конце концов согласился  отвезти
сегодня же вечером старика Моралеса на границу. Едва успел повесить  трубку,
как раздался телефонный звонок.
   - Это она, - сказала Флоренс.
   - Прекрасно! Соедините меня с ней.
   Подождал несколько секунд, петом услышал женский голос:
   - Это Марк Престон?
   Таким голосом женщины определенного  типа  говорят,  когда  обращаются  к
мужчинам. Голос нежный, теплый, многообещающий.
   - Кто у телефона?
   - Мистер Престон, мне надо немедленно с вами поговорить,  у  меня  крайне
мало времени. Где мы можем увидеться?
   - Подходит ли вам как место встречи моя контора?
   - Если увидят вдруг, что я посещаю  вас,  это  может  быть  не  правильно
истолковано.
   - Или слишком правильно истолковано? - предположил я.
   - Понимайте как хотите!
   Голос мне кого-то напоминал. С этой женщиной я уже беседовал.
   - Знаком ли вам особняк Бахья?
   - В Вест Шоре? Да.
   - Квартира двадцать четыре. Я буду там через полчаса. Это очень важно.
   Несмотря на томный голос, который  стал  у  женщины,  видимо,  привычкой,
чувствовалось, что она очень взволнована.
   - Один вопрос, мисс незнакомка! Можете ли вы представлять для  меня  хоть
какой-нибудь интерес, пусть самый малый? Несколько мгновений она  помолчала,
затем заявила:
   - Хорошо, Раз вас это так интересует, могу  кое-что  рассказать  по  делу
Грега Хадсона.
   - Значит, через полчаса, - сказал я и повесил трубку.
   Вест Шор представляет собой нечто вроде оазиса рядом с городским  пляжем.
Это роскошный квартал, где проживают богачи. Здесь  находятся  первоклассный
отель, прекрасный охотничий ресторан, около двадцати роскошных вилл и Бахья,
особняк с дорогими квартирами, сдающимися внаем. Женщина, что звонила мне по
телефону, должна быть очень богатой или иметь такого рода покровителей.
   Я склонился ко второму варианту.
   Бахья сооружен у подножия скалы и отделен от дороги двумя  рядами  пальм.
От него несет роскошью за двадцать миль. Квартира 24  помещалась  на  первом
этаже справа. Я вылез из автомашины и внимательно осмотрелся.  Проникнуть  в
квартиру можно  было  лишь  через  окно  или  дверь  здания,  выкрашенную  в
ярко-желтый цвет. Перед входом стояло  немало  автомобилей,  небо  возможно,
конечно, определить, какой из них принадлежит владельцу квартиры  24.  Нажав
на кнопку звонка, я  с  удовлетворением  подумал,  что  мой  пистолет  38-го
калибра в кобуре под мышкой может оказаться нелишним. Дверь открылась  почти
сразу же.
   - Входите!
   На пороге стояла одна из секретарш,  которую  я  видел  вчера  в  конторе
Хартли. Блондинка. На ней было одето светло-зеленое  платье,  она  выглядела
еще более красивой. Я вытащил пистолет и, держа его в руке, стал внимательно
осматривать все закоулки прихожей.
   - Что это вы  вдруг?  -  удивилась  блондинка.  Не  говоря  ни  слова,  я
продолжал  тщательно  проверять  платяные  шкафы,   ванную,   туалет,   дабы
убедиться, что меня не подстерегает никакая неожиданность. Затем вернулся  к
двери и закрыл ее на засов.
   - Удовлетворены? - иронически поинтересовалась блондинка.
   Я пожал плечами.
   - Дорогуша, если бы вы знали, сколько  парней  позволили  проломить  себе
череп, утратив осторожность из-за такой красотки, как вы!
   - Охотно верю! - ответила девушка. - Я совершенно на вас  не  сержусь  за
такого рода подозрительность. Я спрятал пистолет в кобуру.
   - Вы здесь живете?
   - Нет. Квартира принадлежит.., одному другу. Он здесь бывает  нечасто,  а
посему могу располагать этой квартирой.
   Девушка уселась в кресло и одернула платье, пряча колени. Ноги у нее были
длинные, как у танцовщицы. Я, в свою очередь, тоже присел и протянул девушке
сигареты, затем дал прикурить.
   И перешел в атаку.
   - Прекрасно! А теперь, может, вы скажете, как вас зовут?
   -  Разумеется.  Сильвия  Лефай.  Это,  конечно,  не  мое  настоящее  имя,
псевдоним, но я им пользуюсь уже очень давно.., о  Монктон-Сити  под  другим
именем меня никто не знает.
   - Догадываюсь. А теперь, Сильвия, поделитесь со мной своими трудностями.
   Сильвия смотрела на меня в упор, словно спрашивая себя, что я за человек.
Она не первая из тех, кто изучал  меня  подобным  образом,  как  бы  пытаясь
определить, до какой степени можно мне доверять. Сильвия не была исключением
из правила.
   - Вы меня помните? - спросила она.
   - Шутите? Разве вам попадался мужчина, способный  через  сутки  забыть  о
встрече с вами?
   Девушка усмехнулась, облачко дыма вылетело из ярко-красных губ.
   - Я навела о вас справки. Мне сказали, что вы порядочный человек.
   - Кто же вам это сказал?
   - Не имеет значения. Думаю, вам можно довериться. Но вот в чем загвоздка:
не знаю, что можно вам сказать, а о чем надо умолчать.
   - Вы что, боитесь иметь неприятности с полицией?
   - Точно.  Да  еще  какие  неприятности!  Вид  у  нее  стал  по-настоящему
озабоченный.
   - Что поделаешь! Никуда теперь не денешься. Вы  же  намеревались  кое-что
мне сообщить. Например, в отношении Грега Хадсона.
   Девушка помрачнела.
   - А вы его хорошо знаете, этого Грега?
   - Я? Да не сказал бы. И думаю, ничего от этого не потерял!
   Сильвия  усмехнулась.  Но  усмешка  получилась  преисполненной  горечи  и
цинизма, больно было на нее смотреть.
   -  Вы  много  потеряли.  Это  был  самый  великолепный  негодяй  на  всем
Тихоокеанском побережье Америки.
   - Вы имеете в виду свой личный опыт?
   - Ну разумеется! - ответила Сильвия, словно мой вопрос ее  не  удивил.  -
Именно поэтому мы с вами и встретились.
   - Видите ли, напрашивается такое неприятное предположение, - признался я.
- Если вдруг вы намерены сообщить, что именно вами убит этот Грег,  то  буду
вынужден обратиться в полицию.
   Девушка отрицательно помотала годовой.
   - Да ничего подобного! Видите ли, дело в том, что я несколько  месяцев  с
ним жила, с этим Грегом. А теперь безумно страшно. Ибо слишком много знаю  о
нем и всех его гнусных проделках.
   Я начинал понимать, чего она добивалась.
   - И вы думаете, вам известно, кто его убил?
   - Таких кандидатур можно найти много. Кроме меня, разумеется.
   - В таком случае вы должны бы были обратиться не ко мне, а в  полицейское
управление Монктон-Сити.
   - Нет, не могу. Это причинило  бы  крайне  серьезные  неприятности  массе
людей. Людей, которые питают ко мне доверие. Больше ничего сказать не  могу,
постарайтесь мне поверить на слово.
   - А почему я должен вам верить наслово?  Вся  эта  история  для  меня  не
представляет никакого интереса.
   - А пятьсот долларов  могут  представить  для  вас  интерес?  -  спросила
Сильвия, запуская руку в сумочку крокодиловой кожи и доставая  оттуда  пачку
ассигнаций.
   - Клянусь честью, - медленно ответил я, - если речь  идет  о  том,  чтобы
утаить какие-либо сведения по делу об убийстве, на меня не рассчитывайте!
   Сильвия сунула мне деньги в руку.
   - Нанимаю вас!
   - В качестве кого?
   - Скажем, в качестве.., доверенного лица в этом городе. Давайте, Престон,
поговорим откровенно. Таких девиц, как я, вы, наверное, встречали  сотни.  Я
люблю Жить шикарно. Люблю все, что сверкает,  роскошные  апартаменты,  пачки
долларов. А чтобы иметь все это, девицы должны обладать двумя достоинствами:
красотой и умением держать язык за зубами. Красотой меня бог не обидел. И  у
меня репутация могилы - никогда ни о чем не болтаю!  Я  отнюдь  не  невинная
мышка, и мне доводилось видеть такое, что, может быть, даже вас удивило  бы,
но все в городе знают: Сильвии можно  доверять.  По  крайней  мере  все  так
думали до настоящего момента.
   Она внезапно замолчала и прикусила губу.
   - До настоящего момента? А что, собственно, изменилось?
   -  Грега  убили,  вот  что.  Я  не  в  состоянии  вам  сказать  со   всей
определенностью, кто именно его убил, да мне на это и наплевать. Но  полиции
не  понадобится  много  времени,  чтобы  установить,  что  я  с  ним   жила.
Полицейские могут вообразить, что именно я - подозреваемый номер один. И  не
надо строить себе иллюзий, полиции это выгодно!
   Нельзя было не согласиться с подобными доводами.
   - Есть тут, однако, один момент, который мне не совсем ясен, - заявил  я.
- Конечно, полиция станет вас подозревать, начнет задавать вопросы.  Но  раз
не вы его убили, чего вам бояться?
   - Я боюсь не полиции. В городе немало людей, которые боятся, что я о  них
разболтаю.
   - Но до сих пор их это не беспокоило.
   - Это правда. Но правда и то, что до сих пор меня никто не  подозревал  в
убийстве. Не забывайте, что на свете есть лишь два человека, которые уверены
в моей невиновности.., убийца да я  сама.  А  все  остальные  могут  в  этом
сомневаться.
   - Ну и что?
   - А то, что все будут спрашивать себя, не начну ли я вдруг  разбалтывать,
что знаю. И не пойду ли на сделку с полицией, согласившись дать  сведения  о
том, о другом и кто его знает, о чем еще.
   Я положил в пепельницу сигарету и прижал ее, чтобы погасить.
   - И вы решили довериться мне?
   - Вот именно! Только спрашиваю себя: отдаете ли вы себе полностью  отчет,
в какую переделку я попала? Мне очень многое  известно  о  многих  людях,  а
посему эти люди могут задать себе вопрос не слишком ли рискованно  позволять
этой девице свободно разгуливать по городу?
   Может быть, она и преувеличивала все,  но  это  был  спорный  вопрос.  Не
исключено, что она  замешана  в  какую-нибудь  грязную  историю,  в  которой
действующие лица - важные шишки. В  таком  случае  девушка  и  впрямь  могла
представлять для некоторых большую опасность. Важные  шишки  не  могут  себе
позволить ни малейшего риска.
   - Согласен! - сказал я, подумав. - Готов вам помочь! Судя по тому, что вы
мне рассказали, - а рассказали вы, к слову, не  так-то  и  много,  -  воздух
здесь, в Монктон-Сити, для вас стал не слишком целебен. Что вы,  собственно,
намерены делать и при чем тут я?
   - Вы должны спасти мне жизнь, Престон! Она нервно  раздавила  сигарету  в
пепельнице, вспыхнули  искры.  Когда  я  снова  дал  ей  прикурить,  девушка
продолжала:
   - Я отсюда сматываюсь. Уезжаю из города. И хочу,  чтобы  никто  не  знал,
куда. Мои знакомые могут сказать, где я живу, если их заставят,  и  тогда  я
пропала. Вот почему сматываюсь тайком. Вы один будете в курсе.
   Видимо, Сильвия; ожидала моей реакции.
   - Почему вдруг я? Если вы рассчитываете совершить какую-нибудь  проделку,
я вовсе не намерен в это вмешиваться, ясно?
   - Никакой проделки я не готовлю, - с презрением ответила Сильвия. - Никто
даже знать не должен, что мы виделись. От вас я хочу лишь  одного,  сообщить
вам свой новый адрес. Когда убийца Грега Хадсона будет арестован, дадите мне
знать. Тогда вернусь в  Монктон-Сити  и  все  всем  объясню.  И  если  будет
необходимо, вы подтвердите мои слова Я не причиню хлопот.
   Что ж, тут все было правильно. Одно лишь  тревожило.  Если  вдруг  именно
Сильвия прикончила Хадсона, то я становился  сообщником  убийцы.  Но  в  это
трудно было поверить! Будь девушка виновата, не стала  бы  она  прибегать  к
моей помощи. Уже летела бы в Южную Америку, сэкономив пятьсот долларов.
   - Это все, что мне надо совершить? Ни  алиби  вам  не  надо  придумывать,
никаких там фальшивых паспортов доставать или чего-либо в этом роде?
   - Нет.
   Сильвия подняла на меня золотистые, полные тоски глаза. Я вздохнул:
   - Хорошо. Итак, какой адрес?
   Она назвала мне адрес небольшой гостиницы в Сакраменто. Я положил доллары
в бумажник и встал.
   - И вы полагаете, что такая мелкая услуга стоит столько денег? Хватило бы
за глаза и четвертака!
   - Это с вашей точки  зрения.  Сразу  видно,  что  отнюдь  не  ваша  жизнь
поставлена на карту, Престон! Сильвия направилась к двери.
   - Если не возражаете, ухожу первой, - сказала она. - На тот случай,  если
вдруг вам придет в голову проследить, куда я направляюсь.  А  мне  еще  надо
нанести визит кое-кому, прежде чем уеду из города. Сугубо личный визит.
   Сильвия  распахнула  дверь,  остановилась  на  мгновение,  обернулась   и
сказала:
   - Не забудьте, Престон! Моя жизнь  в  ваших  руках!  Солнце  освещало  ее
прелестный силуэт. Сильвия улыбнулась и закрыла  за  собой  дверь.  Затем  я
услышал,  как   в   двери   поворачивается   ключ.   Сильвия   явно   хотела
подстраховаться, чтобы я не стал следить за ней. Она меня заперла. Я подошел
к окну, увидел, как девушка садится в черную малолитражку с откидным  верхом
и отъезжает.
   Машина исчезла, надо было думать,  как  отсюда  выбраться,  не  привлекая
внимания. Проще всего было бы вылезти из окна, но тогда пришлось  бы  давать
объяснения прохожим, зачем это мне вдруг понадобилось. А я ведь даже не знал
имени владельца квартиры! Принялся тщательно  обыскивать  квартиру,  надеясь
найти что-нибудь, достойное внимания. Однако помещение оказалось  безличным,
как номер в гостинице. Даже если бы я нашел неизбежную Библию на  столике  у
кровати, это меня отнюдь бы не удивило.
   Тут вдруг раздался стук в дверь. Я осторожно подошел поближе. Затем опять
постучали, потом послышался молодой веселый голос:
   - Это "Эксельсиор", мистер!
   - Что? - спросил я через дверь.
   - Кофе из "Эксельсиора", мистер.
   - А, прекрасно! - ответил я, стараясь говорить естественным тоном.  -  Но
не могу открыть дверь. Она заперта  на  ключ.  Ключ  повернулся  в  замочной
скважине, и дверь открылась. На пороге появился молодой человек с  шевелюрой
светло-соломенного цвета, в белом шелковом переднике: в одной руке он держал
поднос, в другой - ключ.
   - Его оставили снаружи, мистер! Он  протянул  мне  ключ,  я  взял  его  с
несчастным видом. Юноша поставил поднос с кофейником на стол.
   - Я не заказывал кофе!
   - Это верно, мистер! Звонила дама. Она  просила  принести  кофе  ровно  в
десять тридцать.
   И с озабоченным видом он спросил:
   - Пить будете или унести?
   - Еще как буду! - ответил  я,  улыбаясь.  Протянул  ему  бумажку  в  пять
долларов и стал ждать, что получу сдачу.
   - Спасибо, мистер! Большое спасибо!
   И он ушел, весело насвистывая.
   Выпив кофе, я  тут  же  ушел.  "Воистину  Сильвия  Лефай  все  продумала,
молодчина!" - подумал о девушке. Трюк с кофе мне  очень  понравился.  Хорошо
было рассчитано. Официант появился именно в тот момент,  когда  я  уже  стал
серьезно беспокоиться, как выбраться из квартиры ј 24. А у Сильвии оказалось
достаточно времени, чтобы надежно скрыться от возможной слежки. Я  поехал  в
город...

Глава 9

   В центральном управлении полиции дежурный полицейский осмотрел меня с ног
до головы так внимательно, словно искал повод арестовать. Судя по  всему,  я
ему очень не понравился.
   - Рэндалл у себя? - спросил я его.
   - Сержант-детектив Рэндалл отбыл на задание. Что вам от него надо?
   Это был новичок, я его ранее никогда не видел.
   - Секретные агенты имеют дело только с теми, кто их завербовал. Мой  босс
- Рэндалл.
   На лице полицейского изобразилась высшая степень презрения.
   - Проваливай отсюда. Его здесь нет! Я притворился озадаченным.
   - Дело-то срочное! Может быть, можно поговорить с Рурке?
   - Лейтенант Рурке? Из уголовной полиции? Старина, да его тошнит от  таких
типов, как ты!
   - Наверное, у него с  желудком  не  все  в  порядке.  Сообщите  обо  мне.
Скажите, Престон пришел.
   Полицейский снял трубку и нажал на кнопку переговорного устройства.
   - Лейтенант Рурке? Говорит дежурный. Тут  один  из  наводчиков  Рэндалла.
Заявляет, что хочет с  вами  говорить.  Престон  его  зовут.  О!  Понятно...
Хорошо, лейтенант!
   Уши у дежурного стали багрово-красными.
   - Шутник, оказывается! Можете подняться.  Кстати,  шутник,  -  он  слегка
наклонился вперед, - мы с вами еще встретимся! Я беззаботно улыбнулся и стал
подниматься по лестнице. Сидя за столом,  заваленным  бумагами,  Джон  Рурке
испепелял меня взглядом.
   - Прежде чем ты откроешь рот, Престон, выслушай меня.  В  этом  городе  у
полиции есть другие дела, кроме как с тобой шутки шутить! Если ты  еще  хоть
раз посмеешь  делать  посмешище  из  дежурного  полицейского,  я  тебе  ноги
переломаю!
   - А он мне сказал, будто ты желудком маешься, Джон! - ответил я. - Право,
не стоит нам из-за этого ссориться!
   - Запрещаю тебе называть меня Джоном! Для тебя я только лейтенант  Рурке,
постарайся этого не забывать!
   Да, лейтенант Рурке находился, судя по всему, в очень дурном  настроении.
Я прошел и сел на расшатанный стул, стоящий между двух столов.
   - Ты меня разочаровываешь, Престон! Рурке сунул в  рот  маленькую  черную
сигарету, он обожает такие, закурил ее и выпустил мне в лицо  вонючую  струю
дыма.
   - У нас с тобой  случались  некоторые  небольшие  недоразумения,  но  вот
впервые за все время нашего знакомства ты решил прятаться бабе под юбку!
   - Боюсь, что не понимаю тебя, Джон, - не спеша ответил я. Когда  слушаешь
Рурке, никогда нельзя знать,  чего  именно  он  добивается.  Если  лейтенант
что-нибудь утверждает, это может оказаться и вопросом, который он задает,  и
лишь большой хитрец  в  состоянии  догадаться,  какой  смысл  этому  вопросу
придается. Всякого рода вопросы Рурке  задает  уже  тридцать  пять  лет,  он
провел тысячи допросов, и в процедуре этой большой дока.
   - Прекрасно ты все понимаешь!  Ты  воспользовался  миссис  Уайтон,  чтобы
помешать Джилу Рэндаллу отравить тебе существование!
   - Ты все не так истолковываешь.  Рэндалл  подслушал  частный  разговор  и
сделал из него собственные выводы.
   - Рэндалл - отец семейства. Он не может позволить себе похерить  двадцать
лет беспорочной службы, задев самое могущественное семейство в городе.
   Знаком я выразил свое согласие.
   - Все так, ты прав. Но я  пришел  сюда  не  затем,  чтобы  препираться  с
друзьями. Хочу сообщить тебе некоторые сведения.
   - Сообщить сведения? - удивился Рурке, подозрительно глядя на меня. - Что
ты еще придумал?
   - Ничего. Я добропорядочный гражданин, желающий помочь полиции. Мне стало
известно, что у Хадсона была  любовница,  девушка,  которой  Хадсон  устроил
веселую  жизнь.  Возможно,  это  именно  тот  потенциальный   подозреваемый,
которого вы ищите!
   - Вот как! Ее имя? - заинтересовался Рурке, хватаясь за карандаш.
   - Сильвия Лефай. Она жила с...
   Я замолчал, увидев, что лейтенант скорчил недовольную гримасу и отложил в
сторону карандаш.
   - Надо было сразу догадаться, что твои сведения давно протухли!  Нам  уже
все известно о мисс Лефай. Рэндалл как раз за ней и отправился!
   - А куда!
   - В контору, где она работает. Он ее сейчас доставит, и мы с ней  немного
побеседуем!
   - Вот оно что! Жалость какая. Я опоздал на каких-нибудь полчаса!
   Рурке усмехнулся.
   - Важно доброе намерение!
   Затем, взяв со стола  несколько  листков  бумаги,  громким  голосом  стал
читать:
   - Сильвия Лефай, двадцать пять  лет.  Натуральная  блондинка,  рост  метр
шестьдесят пять, вес приблизительно пятьдесят четыре килограмма. В настоящее
время служит секретаршей в приемной туристского агентства. Улавливаешь?
   Он постучал по  записям  толстым  пальцем.  Я  собирался  высказать  свое
мнение, как вдруг зазвонил телефон.
   - Уголовная полиция, лейтенант Рурке у телефона! - сказал он быстро. - О,
Джил!.. Да, я... Что? А что ты предпринял? Хорошо. Посмотрим.  Я  выезжаю...
Да.
   Рурке с силой бросил трубку и начал браниться как ломовой извозчик.
   - Слишком поздно. Эта Сильвия скрылась. И оставила нам на память подарок.
Того  типа,  у  которого  она  служила,  директора   туристского   агентства
Монктон-Сити. Он по-прежнему у себя в конторе. Лежит на  полу,  растянувшись
во весь рост. И угадай, что торчит у него из спины?
   - Кухонный нож, - пробормотал я.
   - Точно!
   Рурке схватил трубку внутреннего телефона и  быстро  отдал  распоряжения,
велев фотографам  и  технической  группе  срочно  отправиться  в  туристское
агентство. Затем встал и взял шляпу. Я тоже встал и спросил:
   - Скажи, лейтенант, можно и мне туда? Эта история меня очень интересует!
   Рурке бросил на меня испепеляющий взгляд.
   - Попробуй помешай тебе! Да ты же  изгадишь  мне  карьеру  с  этой  твоей
Уайтон, того гляди останусь без пенсии! Но даю тебе добрый совет: не пытайся
прыгнуть выше головы. Это дело касается только полиции!
   Перескакивая через ступеньки,  Рурке  сбежал  по  лестнице  и  вскочил  в
полицейскую машину. Я сел в свою машину, развернулся и поехал следом.
   Входя в здание, где размещалось туристское агентство, я молил Бога, чтобы
не встретился лифтер, с которым мы так мило пообщались накануне. Коридор  на
шестом этаже был переполнен любопытствующей публикой, загораживавшей проход.
Какой-то  полицейский  тщетно  старался  заставить  людей  разойтись.  Рурке
нахмурил брови, затем  обратился  к  пожилому  господину,  который  выглядел
весьма важно в своем дорогом костюме.
   - Мистер, не могу ли я знать, кто вы будете? Господин несколько удивленно
подергал себя за галстук и прокашлялся. Затем ответил:
   - Ну, разумеется! Я Спенсер Варрен, директор фирмы "Коммерческое общество
Варрена"! Рурке широко улыбнулся.
   - То-то мне кажется, что я вас уже  видел!  Я  лишь  простой  полицейский
офицер, но знаком с деловой элитой нашего города!
   Варрен расплылся от удовольствия, крайне польщенный словами Рурке.
   - Большая удача, что вы здесь,  мистер  Варрен!  Я  рассчитываю  с  вашей
помощью убедить всех тут присутствующих вернуться на свои рабочие места.
   Какой-то пятидесятилетний плотный господин тоже решил сказать свое слово.
   - Позвольте представиться! Меня зовут Проктор! Я руковожу фирмой "Проктор
и сыновья". Через две минуты все мои служащие разойдутся!
   И он злобно посмотрел на  Варрена,  дабы  показать  тому,  что  никто  из
Прокторов не намерен ждать указаний какого-то там Варрена. Скоро в  коридоре
не осталось никого, кроме полицейского.
   - Ловко сработано,  лейтенант,  снимаю  шляпу!  Рурке  лишь  презрительно
засопел.
   - Подумаешь, какое дело! Ты бы, как я, шестнадцать лет потоптал  асфальт,
тоже узнал бы кучу всяких трюков!
   У дверей дирекции на посту  стоял  еще  полицейский.  Он  поприветствовал
Рурке и с удивлением посмотрел на меня.
   Без Сильвии ее письменный стол показался мне убогим.  Другая  секретарша,
та, у которой были блестящие черные волосы, полулежала в кресле, возможно, в
обмороке. Какой-то лысый господин хлопотал около нее.
   - Лейтенант Рурке, уголовная полиция!
   - А, наконец-то! - не оборачиваясь, сказал лысый. - Я доктор  Карел.  Эта
девушка без сознания.
   - Сюда, лейтенант!
   На пороге директорского кабинета появился Джил Рэндалл,  он  сделал  знак
своему шефу. Затем увидел меня,  но  не  проявил  особого  удивления.  Рурке
направился в кабинет Хартли, я последовал за  ним.  Мирон  С.  Хартли  лежал
спиной вверх на пушистом ковре, руки был вытянуты вперед,  словно  он  хотел
схватить  что-то.  Примерно  в  метре  от  протянутых  рук  на  столе  стоял
телефонный аппарат.
   На мой взгляд, он намеревался подтянуть к  себе  телефон,  схватиться  за
шнур. Много бы я дал, чтобы узнать, какой номер собирался набрать умирающий.
На нем был все тот же костюм из белого полотна, что и  накануне.  Только  на
спине словно расцвел  красный  цветок,  в  том  месте,  где  торчал  большой
кухонный нож. Кровь не текла уже, но мерзкое  большое  красное  пятно  между
лопатками напоминало мишень, в центре - ручка ножа. Лица покойного  не  было
видно, поэтому я подошел поближе и тотчас пожалел об этом.  Широко  открытые
глаза выражали неописуемый ужас, гримаса агонии скривила рот; лицо покойного
напоминало театральную трагедийную маску.
   Рурке внимательно осмотрел кабинет, от его взгляда ничто не ускользнуло.
   - Когда это произошло? - спросил он.
   - Утром, судя  по  всему,  -  ответил  Рэндалл.  -  Между  полвосьмого  и
одиннадцатью.
   - Почему ты так решил?
   - Уборщица ушла из конторы чуть позже семи часов, а до половины  восьмого
в коридоре работал электрик. А в одиннадцать пришла мисс Шульц и  обнаружила
труп.
   - Шульц? Кто это? - спросил Рурке, сдвинув брови - Секретарша, та, что  в
кресле, - ответил  Рэндалл.  -  Она  здесь  работает  и  обычно  приходит  к
одиннадцати.
   - Хотел бы я так работать, как она! - пробурчал Рурке. "Только ты не  так
красив, как мисс Шульц!" - подумал я про себя. Но предпочел  не  произносить
это вслух.
   - Хорошо, Джил, - решил Рурке, усаживаясь в кожаное кресло за  столом,  и
достал свою противную черную сигарету. - Выкладывай дальше.
   - Я отправился за мисс Лефай,  -  начал  Рэндалл,  -  но  не  застал  ее.
Смылась. Объявил всеобщий розыск в этой связи. Мирону Сирил Хартли был сорок
один год. Он руководил этим агентством со дня его  основания,  то  есть  два
года. Не женат, имел, судя по всему, кучу  денег.  Активист  республиканской
партии.  В  конце  пляжа  у  него  собственный  дом,  владел  совсем   новой
автомашиной. Секретарши у него долго не держались,  не  знаю  почему.  Шульц
здесь работает полгода, Лефай почти пять месяцев.
   - Хорошо. А чем торгуют в этой лавочке? Круизы в Гонолулу и всякое  такое
прочее?
   - Да, вроде этого. Коллективные экскурсии. Но,  на  мой  взгляд,  главным
бизнесом  была  организация  всякого  рода  конгрессов.  Я  тут   просмотрел
кое-какие досье.  Хартли  обладал  монополией  на  организацию  всевозможных
конгрессов в городе. Насколько я могу судить, если кто намеревался  провести
конференцию, устроить банкет, организовать съезд, то следовало обратиться  к
Хартли, он все устраивал.
   - Хм! Для нас это не представляет никакого  интереса!  Но  вот  девицы  -
другое дело! Совсем другое дело!  Наличествует  набитый  деньгами  холостяк,
который в состоянии содержать сногсшибательных секретарш. И вот однажды  его
находят с кухонным ножом промеж лопаток, а одна из секретарш вдруг исчезает.
Не надо обладать семью пядями во лбу, чтобы понять, что к чему. Не так ли?
   Он выпустил из ноздрей струю смердящего дыма и посмотрел на меня.
   - Что ты молчишь, Престон? Признайся, иного вывода сделать невозможно?
   - Раз ты так себе это представляешь, лейтенант, значит, так оно  и  есть!
Только ты, видимо, упустил из вида  одну  мелочь,  которая  может  оказаться
весьма важной.
   Рурке с сожалением посмотрел на меня.
   - Послушай хорошенько, Рэндалл! Не часто  представляется  случай  внимать
такому доке, как Престон. Так что за мелочь?
   Рурке меня поддразнивал. На самом же деле он знал, что я намерен сказать,
и Рэндалл знал тоже.
   - Все дело в том, что твоя версия могла бы выглядеть  более  убедительно,
если бы кто-то не забыл такой же кухонный нож в спине несчастного Хадсона.
   - Да, это несколько усложняет дело, - согласился Рурке. - И, по-моему;  У
тебя на этот счет есть свои соображения, а, Престон? Ты,  конечно,  страстно
желаешь ими с нами поделиться, не правда ли? Кстати, о какой  миссис  Уайтон
шла речь?
   - Отвечая на  твой  первый  вопрос,  могу  сказать:  да,  есть  кое-какие
соображения. Несколько позднее мы с тобой это обсудим.
   Рэндалл с невозмутимым видом шагнул к двери и загородил выход.
   - Помогите глупым полицейским, попавшим в сложное положение! - сказал он.
- Поделитесь с нами своими бесценными теориями!
   - Это не теории, Джил! Это  даже  нельзя  назвать  просто  догадкой.  Это
зародыш догадки. Скажу, что  намерен  предпринять.  Я  переговорю  со  своей
клиенткой и объясню ей, что она ставит  меня  в  затруднительное  положение,
заставляя отказываться от сотрудничества с людьми, которых я знаю  и  уважаю
не первый год. Затем попрошу разрешения сообщить вам то  немногое,  что  мне
известно: Возможно, большой пользы это не принесет,  но  постараюсь  сделать
все, что в моих силах.
   Эту белиберду я изложил на полном  серьезе.  С  видом  человека,  который
старается защитить свою  клиентку  от  враждебно  настроенных  чиновников  и
который готов пожертвовать старой дружбой во  имя  своего  профессионального
долга. Моя тирада произвела должный эффект.
   - Сожалею, Престон, но речь идет не о ставках на скачках!  Мне  известно,
что вы готовы помочь полиции, если окажетесь в состоянии  это  сделать.  Так
что уладьте этот вопрос со своей клиенткой.
   - Брось терять время, Рэндалл! -  прорычал  Рурке.  -  Он  тебя  заставит
проглотить любую чепуху! Зря притворяется, будто у него рот на  замке!  Если
только,  конечно,  этот  замок  не  золотой...  А   теперь   выслушай   меня
внимательно, Престон! Согласится миссис Уайтон или нет, мне все  равно!  Даю
тебе сроку шесть часов, и включайся в нашу работу! Я  хочу  знать  все,  что
тебе известно. Цени мою доброту, дарю тебе целых полдня, чтобы  разобраться!
Если нет, посажу за решетку.
   Пришлось уйти, пока он не передумал и не арестовал меня тут же на  месте.
В приемной  лысый  доктор  продолжал  приводить  в  чувство  единственную  и
последнюю  представительницу  туристского  агентства.  Спустившись  вниз  на
лифте, я миновал холл, запруженный журналистами и фотографами, и  заперся  в
телефонной будке.
   - Полиция! - ответил мужской голос на другом конце провода.
   - Пожалуйста, уголовную! - сказал я нарочито грубым голосом.
   Меня переключили на требуемый номер.
   - Уголовная полиция! Инспектор Мондерс слушает!
   - Попросите, пожалуйста, лейтенанта Рурке к." телефону!
   - Лейтенант на задании. Кто говорит?
   - Друг. Скажите лейтенанту, что, если он намерен узнать  побольше  о  том
типе,  что  забывает  повсюду  кухонные  ножи,  пусть  обратится  к  Бицепсу
Смайноффу.
   - Смайнофф? Не понимаю. О чем идет речь? - спросил Мондерс.
   - Об убийстве. И запомни имя -  Бицепс  Смайнофф.  И  повесил  трубку.  Я
полагал, что Смайнофф не убивал ни  Хадсона,  ни  Хартли,  но  он  наверняка
работал на того типа, который  немало  знал  обо  всем  этом.  Полиции  было
известно о деятельности Смайноффа. Учитывая его уголовное досье, полицейские
не станут долго размышлять, схватят его и  подвергнут  обработке.  Возможно,
что-нибудь и узнают; во всяком случае,  работодатели  Смайноффа  решат,  что
полиция взялась за дело основательно и наступает  им  на  пятки.  Это  может
привести к интересным результатам.
   ...Газета "Мир" в Монктон-Сити помещается в  здании  из  тесаного  камня,
расположенном в самом центре города. В местной прессе  эта  газета  занимает
особое место. Она не принадлежит к какой-либо  партийной  группировке  и  не
содержится на средства местных  финансовых  воротил.  Газета  была  основана
после первой мировой войны и поначалу была  почти  незаметной;  популярность
она приобрела сенсационным разоблачением финансовых  скандалов  в  тридцатые
годы. Главным редактором ее вот уже восемнадцать лет  был  Чад  Штейнер.  Он
представлял собой журналиста старой школы, про которых говорят, что у них  в
жилах течет столько же чернил, сколько  крови.  Видя,  что  я  вхожу  в  его
кабинет, он поприветствовал меня кивком головы:
   - Привет, Простои! Долго же мы с тобой не виделись! К  сожалению,  сейчас
очень занят, дел по горло!
   У Чада вечно озабоченное лицо, покрытое глубокими морщинами. В  пятьдесят
три года он уже приобрел старческий вид, впрочем, насколько помню, он всегда
так выглядел.
   - Чад, я пришел к тебе вовсе не затем, чтобы докучать по пустякам. Думаю,
мы могли бы заключить сделку. Он вздернул брови.
   - Сделку? Я бедный человек, Престон. Мне нечего тебе предложить.
   - Есть что. Кое-какие сведения.
   - Сведения! В таком  случае  ты  попал  по  адресу.  Без  похвальбы  могу
сказать, я в курсе всего, что происходит в мире, а если чего и  нет  в  моих
архивах, то есть тут! - И он постучал себя по лбу.
   - Хуже другое, Чад! Я тоже бедный человек и вряд ли что смогу предложить.
Но не исключено, что выведу тебя на весьма смачное дело. Конечно,  и  другие
потом о нем разнюхают,  но  тебе  гарантирую  право  первой  печати,  будешь
получать информацию раньше других газетенок!
   - Престон, - заявил Штейнер, нахмурив брови, - если хочешь иметь со  мной
дело, то не забывай: моя газета называется "Мир", и я не  позволю  именовать
ее газетенкой. Это  тебе  не  бульварный  листок  желтой  прессы!  А  теперь
выкладывай, что именно тебя интересует?
   - Доводилось ли тебе слышать о некоем Свенсоне? Гарри Свенсоне?
   - Разумеется. Ну и что?
   - Меня интересует преступление, которое было совершено вчера. Свели счеты
с неким Хадсоном.
   - Убийство кухонным ножом? Это что, Свенсон его прикончил?
   Я рассмеялся.
   - Послушай, Чад, ты же прекрасно понимаешь, будь все так просто, меня  бы
здесь  не  было.  Тебе  известно,  думаю,  что  сегодня  утром  еще   одного
прикончили. В том здании, где это произошло, я заметил двух твоих парней.
   - Да, мы в курсе. Опять кухонный нож...
   - Я считаю, что быстрей разберусь во всей  этой  истории,  если  побольше
узнаю о Свенсоне.
   - Понятно. Послушай, мне не хочется выглядеть в твоих глазах  навязчивым,
но все же скажи: тебе-то какое до этого дело?
   По тону я понял, что Чад заинтересовался этой историей.  О  Свенсоне  мне
мог бы дать исчерпывающие сведения любой городской журналист, но  я  доверял
только Штейнеру. Вот почему сразу к нему и обратился.  Собравшись  с  духом,
рассказал ему некоторую часть того, что мне было известно. Не все,  конечно.
Кстати сказать, миссис Уайтон  при  этом  не  упоминалась.  Чад  внимательно
выслушал меня, ни разу не перебив. Потом сказал:
   - Вся  эта  история,  конечно,  заслуживает  внимания,  тут  что-то  есть
сенсационное. Но скажи мне,  пожалуйста,  почему  вдруг  ты  заинтересовался
Свенсоном?
   - На мой взгляд, тут  разыгрывается  какая-то  комбинация.  Мне  кажется,
Хадсон и Хартли поплатились жизнью отнюдь не по каким-то там личным мотивам.
То есть  тут  причиной  не  ревность,  ненависть  или  месть.  Эти  убийства
совершены по корыстным соображениям, и единственным, кто может быть к  этому
причастен, так это Свенсон.
   - Хорошо. Ты хочешь сказать, что сам Свенсон этим грязным делом лично  не
занимался, а лишь дергал за веревочки?
   - Да, что-то вроде этого.
   Чад закрыл глаза и призадумался.
   - Что ж, допустимо. Насколько мне известно, Свенсон  на  такое  способен.
Пойдем-ка посмотрим архивы.
   Мы вышли из кабинета редактора и спустились в подвал.  Там  на  полках  в
идеальном  порядке  хранились  папки  с  вырезками  из  газет  за  последние
пятьдесят лет. Рядом стояли металлические шкафы, где  в  ящиках  размещалась
картотека со сложной системой шифров.
   Чад порылся в картотеке, потом достал одну из папок. В ней было несколько
газетных вырезок с пометкой: "Свенсон, Гарри". Чад начал просматривать их  с
конца.
   - Это именно то, что я и думал! - сказал он, передавая мне вырезки.
   Его внимание прежде всего привлекла вырезка пятилетней давности.  Свенсон
был замешан  в  истории,  связанной  со  сводничеством.  Имелось  достаточно
данных, чтобы привлечь его к суду, но в  процессе  расследования  дело  было
закрыто. Не оказалось достаточного количества улик для организации судебного
процесса. Я быстро перелистал  все  вырезки.  Газетные  заметки  сообщали  о
деятельности Свенсона в сфере театрального искусства как импресарио, имелись
фотографии, на которых он был изображен в компании с  известными  актрисами.
Некоторые из актрис мне были знакомы.
   - Нашел что-нибудь ценное для себя? - спросил Чад.
   Я с обескураженным видом отрицательно покачал головой.
   - Думаю, вряд ли. Предварительное расследование - это еще  не  обвинение.
Он под судом не был. Чад пожал плечами.
   - Все так. Что-нибудь еще тебе показать?
   - Нет, спасибо.
   Поболтали еще несколько минут, потом я ушел. Чад  Штейнер  пользовался  у
меня большим доверием, но было бы слишком требовать от журналиста принять на
веру то, что я ему сообщил, он должен был сам все проверить. А если  бы  мне
пришло в голову рассказать ему побольше,  он  тут  же  пустил  бы  по  следу
двух-трех своих парней. А сейчас расследование находилось в таком состоянии,
что любой ложный шаг мог бы все испортить.
   По дороге я заглянул в бар к Сэму,  съел  бутерброд,  запил  его  кружкой
пива. В баре было прохладно и тихо. Я стал размышлять.
   Мирон С. Хартли специализировался в организации конгрессов.  Монктон-Сити
- город, подходящий для такого рода деятельности, здесь  ежегодно  проходило
не  менее  двухсот  всякого  рода  конгрессов,   съездов,   коллоквиумов   и
конференций.  Всем  известно,  как  они  обычно  проводятся.  Начинается   с
распространения программы  конгресса  и  заседаний,  а  заканчивается  речью
президента. Но для большинства  делегатов  любой  конгресс  означает,  кроме
того, и нечто иное. А именно: неделю отдыха от дел и, в частности, от  своих
жен. А Хартли был приятелем Гарри Свенсона.
   Тут я стал строить гипотезы, которые подкреплялись определенными фактами.
Свенсон нанимал по контракту девушек, в частности,  артисток  мюзик-холла  и
для выступлений в ночных барах. Однако развлечения, предоставляемые мужчинам
зрелого возраста и временно  холостым,  могут  приобретать  самые  различные
формы. Пять лет тому назад Свенсон оказался замешан в скандале  в  связи  со
сводничеством. Потом стал осторожней и основал театральное  агентство,  дабы
придать своей  деятельности  законный  характер.  В  целом,  если  ход  моих
рассуждений был правилен, Свенсон  просто-напросто  обеспечил  себе  хорошее
прикрытие; он,  конечно,  поставлял  достопочтенным  господам  конгрессменам
шикарных девок из мюзик-холла и ночных кабаков.
   Я не знал еще, замешан ли Свенсон в истории с убийствами, но дела это  не
меняло. Мне немного известна была манера Рурке вести допрос. Будь у Свенсона
ума на пару центов, он бы немедленно собрал вещички и смылся.
   Я быстро допил пиво и  поехал  к  Свенсону.  Его  контора  помещалась  на
Четвертой авеню. Все, что в моем родном городе имеет отношение  к  индустрии
досуга и развлечений, размещается на этой улице. Здесь в различных более или
менее приличных  заведениях  зарабатывают  себе  на  кусок  хлеба  с  маслом
певички, танцовщицы, исполнительницы стриптиза,  всякие  фигурантки.  Именно
тут  размещается  и  большинство  театральных  агентств.  Контора   Свенсона
занимала второй этаж респектабельного  коммерческого  здания  со  сдающимися
внаем помещениями. Я поднялся на лифте.  В  просторной  приемной  за  столом
восседала черноволосая красотка. Большинство кресел для ожидающих  было  уже
занято  девицами,  разумеется.  Некоторые  сидели  сияющие,   преисполненные
надежд; другие - с терпеливым видом людей, привыкших к долгому ожиданию. Все
с любопытством уставились на меня,  но  интерес  сразу  пропал,  как  только
девушки убедились, что я человек посторонний.
   Подойдя к черноволосой красавице, я сказал ей:
   - Мне хотелось бы  поговорить  с  мистером  Свенсоном.  Скажите:  Престон
спрашивает!
   - Вам назначена встреча, мистер Престон? - осведомилась красотка,  приняв
сугубо официальный вид.
   - Нет, но все равно доложите обо мне!
   Она с извиняющимся видом  улыбнулась  и  грациозным  жестом  показала  на
ожидающих девиц.
   - Сожалею, - заявила секретарша, - но  мистер  Свенсон  в  данный  момент
ведет прием, и все эти девушки пришли раньше вас!
   - Вам же сказано, милочка, доложите обо мне! И скажите, чтобы принял меня
сейчас же. Впрочем, если хотите, я сам могу доложить о себе!
   Тут я сделал вид, будто намереваюсь  ворваться  в  святилище.  Секретарша
подскочила.
   - Хорошо, - сказала она, покраснев от гнева. - Я доложу о  вас  шефу,  но
это ровно ничего не даст!
   Через полминуты она вернулась и закрыла за собой дверь, на которой висела
табличка "Т. Свенсон. Директор".
   - Держу пари, он жаждет  со  мной  увидеться!  Секретарша  молча  кивнула
головой и села на место. Потом сказала:
   - Мистер Свенсон сейчас освободится. Подождите, пожалуйста, пару минут!
   Одна из девиц что-то прошептала своей соседке, и обе посмотрели  на  меня
очень гневно.
   Я наклонился к прекрасной брюнетке.
   - Как импресарио ваш Свенсон явно не на высоте! - сказал ей убежденно.  -
Иначе вы бы не сидели тут секретаршей в приемной! Вы достойны лучшей участи!
   Девушка не без ехидства ответила:
   - А вы неоригинальны, мистер Престон! На этой неделе вы седьмой, кто  мне
это говорит!
   Тут дверь кабинета Свенсона открылась, вышла девица. Она  быстро  закрыла
за собой дверь и  озарила  секретаршу  сияющей  улыбкой,  которая  остальным
присутствующим, включая меня, не предназначалась. Девица казалась в восторге
от своей беседы с великим администратором.
   - Так я иду! - спросил у секретарши.
   - Да, - ответила брюнетка.
   И вот настал мой черед предстать пред светлые очи  мистера  Свенсона.  Он
восседал  за  огромным  письменным  столом  орехового   дерева,   сверкающая
поверхность которого ясно свидетельствовала, что никакими делами на  нем  не
занимались.
   - Ну и ну! - сказал Свенсон. - Частный сыщик! Присаживайтесь, прошу вас!
   - Роскошные апартаменты! - заметил я, усаживаясь на стул.
   - Это для меня не новость!  Не  знаю  цели  вашего  визита,  но  вынужден
просить немедленно перейти к делу, ибо мне еще надо принять много народу.
   - Да, видел. У меня к вам только одна  просьба.  Мне  хотелось  бы  вновь
увидеться с Хуанитой. Можете это устроить? Свенсон слегка нахмурился,  потом
улыбнулся.
   -  Боюсь,  вы  рассчитываете  на  мою  память  больше,  нежели  она  того
заслуживает, Престон. В моей  картотеке  зарегистрировано  более  четырехсот
девиц. Из них я помню не более половины. Хуанита, говорите?
   Он повернулся к обитой кожей стойке для досье и выдвинул один из ящиков.
   - Будет затруднительно ее найти, если только вы не знаете фамилии.
   - Моралес. Хуанита Моралес.
   Свенсон полистал досье, останавливаясь время от времени то на  одном,  то
на другом имени, но в конце концов покачал головой.
   - Сожалею, Престон! Такой у меня не значится. Где она работает?
   - Она не работает. Скажет а данный момент отдыхает.
   - В таком случае, - сказал Свенсон, вздымая вверх руки, - боюсь,  что  вы
обратились не по адресу!
   - Меня к вам Хартли послал. Он сказал, вы можете мне дать о ней сведения.
   Свенсон  снова  слегка  нахмурил  брови,  дабы  продемонстрировать   свое
недоумение.
   - Хартли? А кто это?
   - Мирон С.  Хартли  из  туристического  агентства  Монктон-Сити.  Вы  его
отлично знаете, - сказал я уверенно.
   - А, этот тип? Да, кажется я его где-то встречал!
   - Я тоже так думаю. Видел вас вместе вчера  вечером.  Свенсон  сощурился,
затем  откинулся  в  кресло  и  кончиками  пальцев   погладил   лакированную
поверхность письменного стола.
   - Что вы хотите этим сказать, Престон?
   Тон  его  изменился.  Ранее  это  был  перегруженный  делами  импресарио,
излучающий готовность проявить себя максимально полезным. Теперь передо мной
оказался настоящий Свенсон, каким он был на самом деле.
   - Я же вам уже  сказал.  Меня  интересует  Хуанита  Моралес.  Я  объяснил
Хартли, что хотел бы с ней снова встретиться, а он посоветовал обратиться  к
вам.
   Свенсон нервно стал постукивать пальцами по столу.
   - Он совсем с ума сошел! Никогда ничего не слышал об этой девушке!
   - Да не может того быть!
   Я закурил сигарету и стал пускать кольца дыма. Свенсон молча  смотрел  на
меня.
   - Видите ли, Свенсон, не сердитесь слишком на Харчли Есть  люди,  которые
созданы для дел такого рода. Люди роде вас или меня.  А  Хартли  для  такого
дела не годится. Когда я с ним заговорил о Хуаните, он меня послал подольше.
Тогда я его немножечко поколотил, и Хартли сломался. Но он  очень  старался,
Свенсон! Могу это подтвердить.
   Импресарио окаменел, словно статуя, и смотрел на меня ненавидяще.
   - Итак, вы его избили?
   - О! Самую малость! Никаких следов не останется!
   - И когда это произошло?
   - Сегодня рано утром. Вы, наверное, еще были в постели.
   - Не верю ни одному вашему слову!
   - Спросите у него.
   Не спуская с меня глаз, Свенсон некоторое время поразмышлял. Затем  нажал
одну из кнопок интерфона.
   - Соедините меня с мистером Хартли! - рявкнул он. - Да побыстрей!
   - Зря вы это делаете! - предупредил я его. Что?  Чего  это  вы  вдруг?  -
удивился он. - Боитесь, разоблачу вашу ложь?
   - Нет смысла его вызывать. Хартли вам не ответит.
   - А вот сейчас посмотрим!
   Какое-то  время  мы  сидели  и  смотрели  друг  на  друга  молча,  словно
фарфоровые  мопсы.  Потом  раздался  звонок,  и  Свенсон   отпустил   кнопку
интерфона.
   - Ну так что?
   Голос секретарши прерывался, чувствовалось, что она потрясена.
   - Мистер Свенсон, там полиция! Мистер Хартли не может подойти к телефону!
Он.., мертв!
   - Что?!
   - Он мертв, сэр! Так мне сказал  полицейский!  Свенсон  несколько  секунд
тупо смотрел в интерфон, затем произнес:
   - Пегги, вы меня слушаете?
   - Да, мистер Свенсон!
   - Они вас спросили, кто говорит?
   - Да, сэр! Я сказала, что вы вызываете мистера Хартли, вот  тогда  мне  и
сказали...
   - Хорошо.
   Свенсон выключил переговорное устройство.
   - А разве вы об этом не знали? - спросил я его.
   - Что там произошло? - ответил Свенсон вопросом на вопрос. - И откуда вам
это стало известно? Я широко улыбнулся.
   - Насчет Хуаниты-то как? Хотелось бы с ней увидеться сегодня после обеда.
Скажем, часа в три.
   - Оставьте меня в покое с вашей Хуанитой! Что случилось с Хартли?
   - Я к вам и пришел, надеясь, что вы мне это скажете.
   - Я? Но я совершенно не в курсе. И  почему,  собственно,  должен  быть  в
курсе? У меня нет никаких дел с Хартли!
   - Слишком поздно, Свенсон! Взгляните фактам в лицо. Хартли убит,  полиция
начнет копаться в его  делах.  Неужели  вы  рассчитываете,  что  полицейские
ничего не узнают?
   Свенсон постарался взять себя в руки и гораздо  более  спокойным  голосом
спросил:
   - О чем?
   - О ваших пресловутых конгрессах. Через  день-два  все  станет  известно.
Сделки с девицами, имя того, кто  их  поставлял,  имена  девиц.  Ваш  звонок
облегчил задачи полиции, теперь дело быстро пойдет, раз уж  они  установили,
что вы были связаны с Хартли.
   - Вот как? Считаете себя  большим  хитрецом,  Престон?!  Однако  настанет
день, и кому-нибудь надоест, что вы всюду суете свой нос.
   - Возможно. Но вас это  уже  не  касается,  старина.  Вы  в  Монктон-Сити
человек  конченый.  Надо  отдавать  себе  в  этом  отчет,  Свенсон!  Комедия
окончена!
   - Вы так думаете?
   Свенсон криво усмехнулся, поудобнее сел в кресло, затем выудил из кармана
тонкий  серебряный  портсигар.  Достал  оттуда   длинную   дорогую   сигару,
специальными ножницами аккуратно отрезал  кончик.  Затем  поднес  зажигалку,
пару раз глубоко затянулся, даже запали щеки, чтобы  убедиться,  что  сигара
хорошо раскурилась. Разыгрывая передо мной эту маленькую  комедию,  он,  без
сомнения обдумывал про себя известие о  гибели  Хартли  и  размышлял,  какие
могут быть последствия  этого  события.  Когда  он  вновь  поднял  голову  и
посмотрел на меня, на конце сигары образовался столбик серого пепла длиной с
сантиметр.
   - Вы правы, Престон, - сказал он наконец. - Я не трону и волоса на  вашей
голове. Вы мне нисколько не мешаете,  ибо  ничего  не  сможете  доказать.  И
полиция тоже, впрочем. Я  заведую  вполне  законным  предприятием.  Все  мои
бухгалтерские книги и счета находятся здесь, - он показал пальцем на сейф  в
стене, - и они в полном порядке. Полиция может войти сюда  в  любой  момент,
все проверить, даже просветить рентгеном, если угодно! Тут не  найти  ничего
подозрительного!
   - Надо быть последним дураком, чтобы держать компрометирующий материал  в
своем собственном сейфе. Но такой материал где-нибудь да  хранится,  и  рано
или поздно полицейские до него доберутся!
   - Они ничего не найдут, ибо мое агентство функционирует  самым  легальным
образом! Может быть,  мне  и  доводилось  поставлять  какую-нибудь  актриску
Хартли, такого рода мелочи легко забываются.  Впрочем,  в  моих  книгах  все
записано. И если вдруг какой-нибудь  особо  усердный  полицейский  попробует
причинить неприятности Гарри Свенсону, он быстро расстанется с  мундиром!  В
нашей   стране    все    граждане    имеют    право    заниматься    частным
предпринимательством!
   Я небрежно сбросил пепел своей сигареты на  безупречную  поверхность  его
письменного стола. Свенсон одарил меня взглядом, который мог  бы  прожечь  и
бетон.
   - А теперь не угодно ли вам уйти, меня люди ждут!
   - Как же относительно Хуаниты Моралес?
   - Никогда о такой не слышал! Обратитесь тут рядом в  агентство  по  найму
рабочей силы. Оно поставляет кухонных  девок!  Пожав  плечами,  я  встал  и,
подойдя к двери, бросил через плечо:
   - Кстати, не очень рассчитывайте на мисс Шульц и Сильвию Лефай!
   И, закрыв дверь за собой, я с  удовольствием  констатировал,  что  вид  у
Свенсона был совершенно обескураженный. В приемной я  задержался  у  столика
черноволосой секретарши.
   - У меня такое впечатление, что вы, милая, скоро останетесь  без  работы!
Если будут затруднения с подысканием нового места, позвоните мне!
   С этими словами я, положил перед ней свою визитку. С моей Дигби  тоже  не
мешало бы сбить спесь.

Глава 10

   В "Устричный садок" я прибыл около трех часов дня. Кранц  сидел  в  своем
крошечном кабинете перед круглым столиком, покрытым скатертью, ослепительная
белизна которой могла бы  служить  рекламой  любой  химчистки.  На  скатерти
покоилось огромное блюдо, а в блюде красовались  поросячьи  ножки.  Рядом  с
блюдом помещался большой жбан с пивом.
   - Входи, Престон! Садись. Ты потребляешь эту гадость?
   - Случается, но не часто. Тяжело для желудка, плохо переваривается...
   Кранц расхохотался.
   - Интересно, что бы  ты  сказал  на  моем  месте!  Мой  желудок...  Гибну
помаленьку!
   -  Тогда  почему  бы  не  питаться  порядочными  бутербродами,  добротным
пшеничным хлебом с сыром?
   - Да нет! Я люблю это! Нельзя лишать себя маленьких радостей. Впрочем,  у
меня свой режим. Вот сейчас ровно три. К пяти часам мне станет по-настоящему
плохо, а в семь просто Озверею. Как раз дойду до  кондиции,  чтобы  достойно
принимать своих паршивых клиентов!
   А  между  тем  именно  эти  паршивые  клиенты  позволяли  ему  устраивать
пиршество на ослепительно белой накрахмаленной скатерти.
   - Кранц, ты давно уже занимаешься  ресторанным  делом.  Мне  бы  хотелось
кое-что спросить у тебя, но при условии, что об этом никто не будет знать.
   - Валяй, спрашивай!
   - Ты знаешь, что я вчера вечером был здесь с миссис Флойд Уайтон-младшей.
Прежде чем стать членом этой славной семьи,  она  выступала  как  певичка  в
кабаре. Это было года четыре тому назад: ты в курсе?
   Кранц кивнул головой в знак согласия, потом вытер рот  тоже  ослепительно
белой салфеткой.
   - Да, конечно! Впрочем, как  и  все.  А  что,  собственно,  ты  хотел  бы
узнать?
   - Кто был ее импресарио?  Кто  был  тот  тип,  с  которым  она  заключала
контракты?
   Кранц принялся тщательно изучать внутренность своей пивной кружки.
   - Всегда надо посмотреть, что там внутри, - объяснил он. - Иногда на  дне
образуется что-то вроде осадка, это очень вредно для желудка!
   Я подождал, пока Кранц убедится, что на дне кружки нет осадка,  и  допьет
пиво.
   - Не думаю, что импресарио сохранил на нее какие-либо права, - ответил он
наконец. - Так что, если ты намерен нанять ее  в  качестве  певицы,  советую
обратиться прямо к ней самой!
   - Ну и осторожный же ты тип! В Монктон-Сити найдется по, меньшей  мере  с
полдюжины людей, которые могут мне это сообщить!
   - Вот ты у них и спрашивай! И не забудь, что я тебе вчера сказал. У этого
Свенсона очень опасные знакомства! Тут он подмигнул  мне  и  опять  принялся
поглощать пищу.
   - Спасибо тебе! - сказал я. - Считай меня своим должником. А  теперь  мне
пора! Если до вечера не узнаю что-нибудь  стоящее,  Рурке  меня  упрячет  за
решетку! - Кранц пожал плечами.
   - - Тюрьма никого уже более не страшит. Тем более  если  учесть  все  эти
комбинации с липовым досрочным освобождением! А кроме  того,  я  знаю  массу
парней, которым спокойнее живется в тюряге, чем на свободе! До скорого!
   Я его снова поблагодарил и отбыл.
   С учетом того, что мне стало известно и о чем  я  догадывался,  следующий
визит напрашивался сам собой! В  нескольких  милях  к  югу  от  Монктон-Сити
высится холм, поросший соснами. Если верить легенде, именно на склоне  этого
холма вождь индейцев торжественно вручил Чарли Бонанза пресловутое право  на
владение местными  охотничьими  угодьями,  которое  впоследствии  знаменитый
золотоискатель передал на смертном ложе в дар Флойду  Уайтону-старшему.  Так
оно было или нет, но Уайтон твердо в это  верил  и  на  склоне  легендарного
холма  соорудил  здание,  которое   стал   именовать   охотничьим   домиком.
Впоследствии к зданию были пристроены крылья, и охотничий домик  превратился
в импозантное сооружение, его охряный массив красиво  выделялся  на  зеленой
стене сосен. После смерти  "великого  человека"  его  вдова,  Луиза  Уайтон,
сделала охотничий домик своей резиденцией.
   Я остановил автомобиль около двух выверенных по линейке куртин с розами и
вышел из машины. С заднего двора доносился злобный лай псов, и я молил небо,
чтобы доги миссис Луизы Уайтон оказались на надежной привязи.
   На площадке у дома меня ожидал слуга в черной ливрее.
   - Добрый день! - сказал я. - Мне бы хотелось видеть миссис Луизу  Уайтон,
если можно.
   - Добрый день, сэр! Боюсь, что после обеда мадам никого не принимает!
   Сэром он меня назвал лишь после тщательного изучения,  и  я  почувствовал
себя польщенным.
   - Вот как! А я должен передать ей важное сообщение.  Может  быть,  у  нее
есть какая-нибудь компаньонка или что-нибудь в этом роде?
   - Да, мисс Черри. Это личная секретарша мадам.
   Вид у слуги был такой, словно он спрашивал себя, стоит ли ради неурочного
пришельца беспокоить мисс Черри. Я протянул ему свою визитную карточку.
   - Передайте это, пожалуйста, мисс Черри! И скажите ей, дело идет о  чести
семьи Уайтон!
   - Хорошо, сэр!
   Слуга направился в дом, потом опомнился и обернулся.
   - Может быть, мистер соблаговолит последовать за мной... Он ввел  меня  в
холл и указал на кресло красной кожи. Затем исчез в боковой двери.  Я  бы  с
удовольствием закурил сигарету, но решил: лучше не стоит. Старая  дева  типа
мисс Черри могла посчитать это слишком развязным с моей стороны. Минут через
пять дверь открылась и появился слуга.
   - Если не возражаете, сэр, то пройдите, пожалуйста, в эту  комнату,  мисс
Черри готова вас принять!
   Я прошел в небольшую гостиную; изящная мебель из  слоновой  кости  ручной
работы походила на изделия колониального стиля, но вид у стульев был слишком
хрупким, чтобы они были в состоянии  выдержать  вес  мужчины.  Я  подошел  к
камину, чтобы рассмотреть висящий  над  ним  величественный  портрет  Флойда
Уайтона-старшего в полном расцвете сил. "Великий человек" стоял подбоченясь,
заметно важничая, усы его, казалось, торчат из полотна.
   - Мистер Престон?
   При звуке молодого женского голоса я немедленно обернулся. Мисс Черри еще
не созрела для инвалидной коляски. Ею оказалась  высокая  стройная  девушка,
каштановые волосы с рыжеватым отливом волнами спадали на плечи. На  ней  был
одет корсаж лимонного цвета без рукавов и широкая  ярко-зеленая  юбка.  Лицо
нельзя было назвать красивым,  но  оно  обращало  на  себя  внимание  своими
безукоризненно правильными чертами.  Глаза  прятались  за  очками  в  темной
роговой, оправе, они смотрели на меня с умеренным интересом.
   - Мисс Черри? - спросил я глупо.
   - Да. Вы что-то говорили о деле, которое касается семьи Уайтон...
   Она не закончила фразы, но по интонации, с которой было произнесено слово
"семья", следовало понимать, что писать это слово надлежало с большой буквы.
   - Не обижайтесь, мисс Черри, но мне кажется, беседа с вами мало что даст.
Хотелось бы видеть лично миссис Уайтон.
   - Боюсь, об этом не может быть и речи, - ответила юная особа самым что ни
на есть безразличным тоном. - И если вы намерены  ничего  мне  не  говорить,
остается лишь проводить вас к выходу.
   Не затем я приехал сюда в это адски жаркое  послеобеденное  время,  чтобы
позволить прислуге спустить меня с лестницы.
   - Мисс Черри, - произнес я убедительным тоном, - думаю,  что  вы  отлично
знаете свои обязанности. Но в данном случае я  убежден,  что  вы  превышаете
свои полномочия. Если говорю  вам,  что  нахожусь  здесь  в  связи  с  очень
серьезным делом, которое грозит замарать честное имя Уайтонов,  поверьте,  я
нисколько не преувеличиваю! Ваша манера обходиться с  людьми  позволительна,
если имеете дело с репортерами, коммивояжерами и тому подобными  личностями,
одним словом, с теми, на кого можно спустить собак. Но я не  отношусь  ни  к
одной из этих категорий!
   - Правда? А не могли бы  вы  мне  сказать,  к  какой  категории  вы  себя
относите, мистер Престон?
   Если мне и удалось произвести на эту девушку какое-либо впечатление,  она
это успешно скрывала.
   - Я частный детектив, - ответил  ей  медовым  голосом.  -  Моя  профессия
указана на визитной карточке.
   Секретарша бросила взгляд на визитку, которую держала в руках.
   - Все так. Только вы не написали на ней цель визита.
   - Да, конечно.  Но  пусть  вас  это  не  смущает.  Вы  еще  будете  иметь
возможность прочитать. Все будет написано самыми крупными буквами на  первых
страницах  всех  бульварных  газет  Тихоокеанского  побережья.  Так  оно   и
получится, конечно, если мы не обсудим, как этого избежать.
   Девушка улыбнулась. Сверкнули маленькие очень белые красивые зубы.
   - Как вы все драматизируете, мистер Престон! Месяц назад нам нанес  визит
один господин, который в этом очень походил на вас!  Он  предлагал  защитить
миссис  Уайтон  от  радиоактивных  осадков.  За   солидное   вознаграждение,
разумеется!
   - Ах, вот оно что! - произнес я  насмешливо.  -  Деньги!  Пусть  вас  это
совершенно не беспокоит! Мне не надо от вас ни денег, ни других  благ!  Хочу
лишь сказать несколько слов миссис Уайтон.
   Секретарша задумчиво побарабанила кончиками пальцев по визитной карточке.
Ногти ее длинных загорелых пальцев не несли и следов лака.
   - Допустим, я сообщу о вас  миссис  Уайтон,  только  боюсь,  она  все  же
откажет в  приеме.  Слишком  мало  вы  мне  сообщили  данных,  способных  ее
заинтересовать. Если бы  добавили  что-либо  более  определенное,  возможно,
мадам пожелала бы послушать и далее.
   - Согласен. Скажите ей, что речь  пойдет  о  сводничестве.  Можете  также
упомянуть и об убийстве, мисс Черри, умышленном убийстве. Даже о двух.
   Девушка пришла в ужас, причем это не было симуляцией.
   - И вы хотите, чтобы я сказала миссис Уайтон, будто  ее  имя  может  быть
упомянуто в связи со всеми этими ужасными деяниями, если вдруг она откажется
вас принять, мистер Престон?! Да вы с ума сошли!
   - Нет, я не сошел с ума! И не берусь утверждать,  будто  мой  разговор  с
миссис Уайтон в состоянии что-либо изменить! Но, по крайней мере, она  будет
в курсе того, что происходит Мисс Черри хотела возразить, потом  передумала,
повернулась и вышла из комнаты. Ноги  у  нее  были  длинные,  и  она  слегка
покачивала бедрами, впрочем, весьма впечатляюще. И тем  не  менее  вовсе  не
производила впечатление девицы, которая стремится обратить на себя внимание.
Я посмотрел на портрет старика Уайтона;  мог  бы  поклясться,  что  он  тоже
улыбается. И ничего странного: он женился на  Луизе  в  возрасте  пятидесяти
шести лет, а до того, как говорят, не пропускал  ни  одной  юбки  в  округе.
Какое-то время я еще размышлял по данному весьма интересному поводу, пока не
услышал, как  открывается  дверь.  Луиза  Уайтон  оказалась  высокой,  очень
красивой, ее седые волосы  были  тщательно  причесаны.  Ей  уже  исполнилось
шестьдесят, но можно было понять, глядя на  нее,  почему  такой  закоренелый
холостяк, как старый Флойд, решил вдруг на ней жениться.
   - Молодой человек, если вдруг из-за вас мне придется зря потерять  время,
я отдам приказ спустить на вас собак, когда  вы  будете  выходить  из  этого
дома. А теперь расскажите мне, что происходит!
   С решительным видом она села в одно из хрупких на вид кресел. Мисс Черри,
которая шла следом, встала рядом.
   - Миссис  Уайтон,  я  уже  объяснил  мисс  Черри,  что,  на  мой  взгляд,
нежелательно присутствие третьего лица при изложении вам этой" истории!
   - Чепуха! Это дитя в курсе всех моих дел. Она пользуется полным доверием.
А теперь, господин... Как вас?
   - Престон!
   - Да, точно, Престон. Перейдем к делу!
   Старая дама сидела в кресле очень напряженно и, судя по  всему,  в  любую
минуту готова была встать и уйти. Ее шею  украшали  две  нитки  безупречного
жемчуга, на левой руке красовалось кольцо из кованого серебра, в которое был
вставлен самый большой изумруд, какой мне только приходилось видеть.  Все  в
ней выдавало то, кем она являлась, - одной из самых  богатых  и  влиятельных
женщин штата.
   - Я работаю детективом...
   -  Какого  сорта?  -  перебила  она  вдруг.  -  Существуют  разные   типы
детективов. Есть ничтожные шпики, что служат в отелях, охраняют их по ночам,
а заодно подглядывают во все замочные скважины. Есть и такие,  что  нарушают
закон, утаивают от полиции важные сведения, если рассчитывают  подзаработать
на этом, и, наконец, есть честные люди, которые помогают полиции  делать  ту
работу, которой полиция, перегруженная делами, не в состоянии заняться сама.
Как правило, это полицейские в отставке. Но к вам сие не относится.
   В знак согласия я кивнул.
   - Нет, конечно! Вы упомянули лишь три разновидности детективов. Если  так
необходимо придерживаться вашей  классификации,  то  меня,  видимо,  следует
отнести к нарушителям закона.
   Луиза Уайтон широко улыбнулась.
   - Браво! Неплохое начало! Жду продолжения.
   - Некий отец поручил мне найти его дочь. Она приехала  в  Монктон-Сити  и
нанялась здесь горничной. Месяц тому назад эта девушка  ушла  из  дома,  где
работала, и исчезла. Ее нанимательница не кто иная, как жена вашего старшего
сына.
   - Ах, эта! Я так и думала, что ваш рассказ пойдет именно о ней.  Что  она
еще натворила? Отравила девицу, а тело закопала в гараже?
   Я усмехнулся.
   -  Нет.  К  сожалению,  должен  вас  разочаровать.   Я   посетил   миссис
Уайтон-младшую по поводу девушки.  Но  она  не  смогла  мне  сказать  о  ней
что-либо определенное, кроме того, что рекомендована была  одним  из  друзей
вашей невестки. Неким Хадсоном.
   Мисс Черри тихо вскрикнула. Старая дама обернулась и спросила:
   - Что это значит?
   Прежде чем девушка ответила, я сказал:
   - Думаю, мне  известно,  что  это  значит.  Сейчас  скажу.  Я  отправился
посетить Хадсона. Он забыл, где познакомился с этой девушкой. Таким  образом
получилось, что мне ничего не удалось узнать. Тогда - а это было вчера после
обеда - я решил проследить за ним.  Он  привел  меня  к  некоему  Мирону  С.
Хартли.
   - Прямо-таки сюжет мюзик-холла! - произнесла миссис Уайтон. - Дуэт Хадсон
и Хартли, танцы, песни, пляски... Продолжайте!
   - Действительно, дуэт, миссис!  Час  спустя  после  того,  как  я  с  ним
расстался, Хадсона убили. А сегодня утром убили Хартли.  И  оба  убиты  были
одним и тем же способом - кухонным ножом.
   - Черт побери! - заявила старая дама, скорчив гримасу. -  Ваше  соседство
просто опасно, мистер Престон! Но какое отношение вся эта  история  имеет  к
моей семье?
   - Хартли, - продолжал я, -  руководил  туристским  агентством.  Это  было
прикрытием для гораздо более серьезного бизнеса. Он  занимался  организацией
всякого рода конгрессов, которые круглый год происходят в  Монктоне.  Именно
он занимался наймом гостиниц, банкетных залов и тому подобным.
   - Вы хотите сказать, что это агентство являлось только ширмой.  Но  я  не
вижу ничего незаконного в  том,  чтобы  снимать  комнаты  в  гостиницах  или
помогать устраивать конгрессы...
   - Да, мадам, тут нет ничего незаконного. Но Хартли одновременно занимался
совсем   иным.   Он   поставлял   участникам   конгрессов...Обеспечивал   их
развлечениями сугубо интимного  характера,  очень  интимного.  Поставлял  им
девиц,  направляемых  с  этой  целью   довольно   сомнительным   театральным
агентством,  которым  руководит  некий  Свенсон.   Я   могу   утверждать   с
определенной долей ответственности, что во главе всего предприятия находился
именно Свенсон.
   - Эта история могла бы стать великолепным  сюжетом  для  приключенческого
фильма, что обычно показывают по телевидению, - решила миссис Уайтон,  глаза
ее блестели. - Полиция уже арестовала Свенсона?
   Ее энтузиазм меня поразил. Она интересовалась самой историей как таковой,
не думая о скандале, который мог распять ее имя  на  первых  страницах  всех
газет. Я начинал спрашивать себя, принимает ли она меня достаточно всерьез.
   - Когда я с ним расстался пару часов назад, Свенсон еще был на свободе.
   - А эту девушку, что исчезла, вы нашли ее?
   - Да, мне повезло. Стал спрашивать всюду о ней, и меня к ней  отвели  два
молодых человека. Как оказалось, оба они работают или, точнее,  работали  на
Хартли.
   - Почему же она исчезла?
   - Семейная история, - ответил я с апломбом. - Интереса не представляет.
   Луиза Уайтон полузакрыла глаза и гораздо более суровым тоном заявила:
   - Вы мне сказали, что какой-то отец поручил вам найти свою дочь.  Девушку
вы нашли. Не можете ли теперь сказать, какое вам дело до  всего  остального,
как бы то ни было любопытно?
   Несколько смущенный этим прямым вопросом, я продолжал:
   - По правде говоря, по двум соображениям. Конечно, в это дело  я  замешан
оказался случайно, но тем не менее  все-таки  замешан.  Таким  образом,  мой
гражданский долг  -  помочь  полиции  распутать  эту  криминальную  историю.
Особенно, если речь идет об организованной преступности,  в  частности  -  о
торговле женщинами.
   - Да, это веский довод. Какой другой?
   - Полиция уверена, будто мне  известно  гораздо  больше,  чем  я  в  этом
признаюсь. Разрешение в частном порядке заниматься сыщицким делом имеет свои
неудобства. Полицейские всегда считают, будто частные детективы утаивают  от
них многие факты. И им известно, что я навестил  Хадсона  незадолго  до  его
смерти. Отсюда в полиции сделали вывод, будто мой визит  и  убийство  как-то
связаны. Следовательно, мне есть что скрывать. И если сегодня  к  вечеру  не
сообщу всего, что знаю, меня арестуют.
   - Арестуют? Но за что?
   - Когда  речь  идет  о  двойном  убийстве,  для  ареста  частного  сыщика
достаточно любого повода. Сокрытие улик, соучастие, неважно что.
   Старая дама склонила набок голову и пристально посмотрела на меня.
   - Да, не повезло,  молодой  человек,  вам  явно  не  позавидуешь,  что  и
говорить! Но это ваши трудности, ко мне они  отношения  не  имеют.  Если  вы
закончили это введение, мне хотелось бы все же знать,  что  вас  привело  ко
мне!
   Мисс Черри ни разу не открыла рта с той минуты, как вошла миссис  Уайтон,
разве лишь только представила меня. Но она слушала с большим  вниманием,  не
спуская с меня глаз, и казалось, сделай я резкое движение, девушка завопит и
бросится в окно.
   - Видите  ли,  миссис  Уайтон,  я  почти  уверен:  в  случае  продолжения
расследования окажется, что ваша  семья  замешана  в  это  дело.  Рассмотрим
некоторые факты. Мне поручено найти исчезнувшую девицу.  До  исчезновения  у
нее был единственный адрес - резиденция вашего сына. А служила она  у  вашей
невестки. Человек, который рекомендовал девушку  вашей  невестке,  ее  друг.
Вскоре после беседы со мной его убивают. Вчера вечером миссис Уайтон-младшая
находилась в баре в обществе двух мужчин.  Один  их  них  -  Хартли,  убитый
сегодня утром. Другим был  Свенсон,  который  возглавляет  широкую  торговлю
телефонными девушками, иначе говоря, проститутками. Прежде чем  стать  женой
вашего сына, Дикси Уайтон выступала в кабаре. В качестве  импресарио  у  нее
был Гарри Свенсон. Слишком много связей, слишком много  взаимных  контактов,
чтобы их  посчитали  простым  совпадением.  Несколько  часов  тому  назад  я
постарался нажать как следует на Свенсона, так он мне дал понять, что у него
имеются высокопоставленные покровители. А  в  Монктон-Сити  существует  лишь
одна, так сказать, царствующая фамилия - это ваша, миссис Уайтон.
   Она меня внимательно выслушала, скрестив руки на коленях.
   - Я не столь наивна, мистер Престон,  чтобы  утверждать,  будто  в  ваших
рассуждениях отсутствует логика. Но по-прежнему не вижу оснований для вашего
присутствия в моем доме.
   - Мне хотелось ввести вас в курс того, что происходит.  С  тем  чтобы  вы
обсудили это со своими адвокатами и  приняли  необходимые  меры  для  защиты
своих интересов.
   - В том числе, скажем, и нанять вас, выплатив достаточную сумму, чтобы вы
прекратили свое невыгодное расследование... Я испустил глубокий вздох.
   - Нет, мадам! Не это имелось в виду. Я работаю по заданию своего клиента,
который заплатил мне сто долларов, чтобы найти его дочь.
   - Сто долларов? И вы так себя утруждаете всего за сто долларов?
   В ее скептицизме было нечто оскорбительное. Я начинал терять терпение.
   - Это, миссис Уайтон, мое дело. Главное состоит в том, что  расследование
ведется, и я намерен его  продолжать.  Вам  была  предоставлена  возможность
бесплатно ознакомиться с основными деталями этого расследования.  Неужели  у
вас в доме принимают только попрошаек? Настала ее очередь вздохнуть.
   - Это часто бывает. Если обладаешь  большим  состоянием,  к  такому  надо
привыкнуть. Вы очень странный молодой человек. У меня возникло чувство,  что
у вас есть склонность быть честным. Я ценю ваш визит и благодарю за все, что
мне сообщили. А теперь ступайте и делайте так, как посчитаете  нужным.  Если
кто-либо  из  членов  моей  семьи  замешан  в  истории,  о  которой  вы  тут
рассказали, я не прошу никакого снисхождения. И  если  они  полагают,  будто
могут укрываться за его спиной, - тут она обернулась и показала  на  портрет
покойного супруга, - то глубоко заблуждаются. До свидания, молодой человек!
   Старая дама поднялась, бросила на меня пристальный взгляд и вышла.
   - Серьезная дама, - сказал я мисс Черри, оставшейся в комнате.  -  Она  и
впрямь всегда говорит, что думает? Девушка подтвердила:
   - Только так. Ей уже несколько раз предлагали выкупить кое-какие  заметки
в прессе, представляющие членов семьи Уайтонов в непрезентабельном виде. Она
всегда отказывалась.
   Я повернулся к портрету Флойда Уайтона-старшего.
   - Он знал, что делает, выбрав ее в жены,  -  сказал  я.  -  Она,  видимо,
обладала не меньшими энергией и характером, чем старик Флойд.
   - Конечно. Они очень подходили друг другу. Скажите,  мистер  Престон,  вы
правда верите, что Дикси замешана в этом деле?
   Я пожал плечами.
   - Пока что трудно сказать, все очень запутано. Но вообще-то у  меня  есть
опыт  в  таких  делах.  Все  кажется  совершенно  непонятным,  потом   вдруг
обнаруживается какой-нибудь фактик,  и  все  сразу  проясняется,  становится
понятным.
   - Я уверена, что вы правы... Мы с вами еще увидимся? Я посмотрел на  нее.
Столь приятная девушка могла бы найти себе более интересное занятие,  нежели
служить сторожевой  собакой  при  старой  даме  в  большом  пустынном  доме,
изолированном от всего мира.
   - Почему бы и нет? Вы в городе часто бываете?
   - Два или три раза  в  неделю.  В  этом  отношении  миссис  Уайтон  очень
либеральна.
   - Прекрасно. В таком случае в один из ближайших дней давайте разопьем  по
стаканчику или что-нибудь в этом роде.
   - В каком роде? - поинтересовалась девушка. Выражение ее глаз за стеклами
очков в роговой оправе сделалось насмешливым.
   - Это будет зависеть от обстоятельств. Сначала выпьем  по  стаканчику,  а
там посмотрим. Годится?
   Она улыбнулась.
   - Да вроде бы все правильно! Позвоните мне на неделе! Пообещав звонить, я
откланялся. Миссис Уайтон, судя по всему,  была  удовлетворена  состоявшейся
беседой. Мне удалось добраться до своей автомашины, не подвергшись нападению
стаи голодных волкодавов.

Глава 11

   Я проехал по авеню Уайтон и остановился около отеля "Майами".  Мне  опять
повезло. За стойкой администрации увидел того клерка, который работал  здесь
накануне. Он приветливо улыбнулся мне, но, очевидно, не узнал.
   - Я был здесь у вас вчера вечером, - напомнил я ему. - Поднимался к  мисс
Моралес в номер сто семь.
   Служащий постарался сделать вид, будто огорчен тем, что не узнал меня.
   - Прошу извинить, сэр, но в таком большом  отеле  за  день  видишь  очень
много людей...
   - Ну, конечно! Не имеет значения. Я был вместе с, двумя молодыми  людьми.
Вы их знаете, сами мне это сказали. Они  похожи  на  студентов,  только  что
окончивших университет, работают у мистера Хартли. У  того,  что  занимается
организацией конгрессов.
   - Ах, да! Теперь вспоминаю!
   Клерк заметно был доволен сам  собой,  отсюда  я  сделал  вывод,  что  он
говорит искренне.
   - Что же касается мисс Моралес, то полагаю, она покинула гостиницу?
   - Один момент!
   Клерк сверился с регистрационной книгой, в коже, с обильной позолотой.
   - Действительно, сэр, эта дама вчера вечером в девять часов  отбыла.  Она
не оставила адреса для пересылки корреспонденции,  -  добавил  он,  опережая
вопрос, который я намеревался задать.
   Немного подумав, показал ему  свое  удостоверение.  Оно  было  вложено  в
корочку для документов, я открываю и закрываю ее  так  быстро,  что  времени
хватает лишь  прочитать  слова  "Штат  Калифориния",  напечатанные  крупными
буквами, словно на полицейском документе.
   - Мне обязательно надо найти  эту  молодую  даму,  -  произнес  я  грубым
голосом, очень официально. - Может быть,  эти  два  желторотых  в  состоянии
помочь. Где можно их видеть?
   Администратор превратился в доброго гражданина, горящего желанием  помочь
властям.
   - Нет ничего легче! Они сейчас здесь,  в  гостинице.  В  городе  как  раз
готовится очередной конгресс,  завтра  открытие.  Господа  Аллисон  и  Маунт
провели здесь почти весь день, они наблюдают  за  подготовкой  к  конгрессу.
Сейчас позову их!
   Он было уже протянул руку к телефону, мне пришлось его остановить.
   - Нет. Хочу сделать им сюрприз. Где они в данный момент?
   - На втором этаже. Банкетный зал расположен прямо в конце  коридора.  Они
расставляют столы и инструктируют смену, которая  будет  завтра  обслуживать
участников конгресса.
   - Спасибо!
   Кивнув, я поднялся на лифте на второй  этаж.  Банкетный  зал  представлял
собой просторное помещение, способное вместить двести-триста  гостей.  Сзади
возвышалась эстрада для артистов и докладчиков. Оба моих ловкача  находились
тут же, они оживленно беседовали с каким-то типом, похожим  на  француза.  В
четыре часа дня он был уже во фраке. Оба парня меня не замечали, пока  я  не
подошел ближе и не окликнул их.
   -  Скажи,  пожалуйста!  И  тут  нашествие  студентов!  Все   трое   разом
обернулись, метрдотель выразил большое удивление.  Молодые  люди  обменялись
взглядами. Первым заговорил высокий блондин. Номер один.
   - Какая приятная неожиданность, мистер Престон! Мы не надеялись так скоро
вновь увидеться с вами!
   - Готов поклясться! Где можно будет поговорить?
   - Боюсь, это невозможно, мистер Престон, - заявил Номер два. - Наше время
расписано до конца дня по минутам!
   - Не пыхти! Мне надо с вами серьезно поговорить. А этому слышать  нас  не
обязательно! - сказал я, ткнув  пальцем  в  метрдотеля,  который  подскочил,
словно я пригрозил ему пистолетом.
   - Время поджимает, - решил Номер один. - Но  если  вы  уложитесь  в  пять
минут,  то  мы  готовы  выслушать  вас.  Около  эстрады  есть  комнатка  для
докладчиков, которые хотят отдохнуть пару минут перед выступлением.
   Номер один Открыл дверь и отошел в сторону, пропуская меня вперед.
   - Только после вас, парни! - сказал я  с  легким  поклоном.  -  Суеверен.
Всегда вхожу последним в незнакомое помещение!
   Они прошли в комнату. Здесь стоял  радиокомбайн,  вдоль  стен  пристроена
банкетка. И больше ничего.
   - Садитесь, ребятки! - предложил я.
   Номер два хотел что-то возразить, но Номер один толкнул его  локтем,  они
расселись на банкетке в метре друг от  друга;  вытянутые  ноги  положили  на
светло-серый палас.
   - Ну, в добрый час! Кто из вас Аллисон?
   - Это я, - ответил Номер два. - Вы  можете  нам  наконец  объяснить,  что
происходит?
   - Нет ничего проще.  Дело  касается  малютки  Моралес.  Хочу  еще  с  ней
поговорить!
   - Вы ж(c) только вчера вечером с ней беседовали! - взорвался Маунт. -  Вы
слышали, что она вам сказала? Чего ради начинать все сначала? К тому же  она
уехала из города!
   - Я в это не верю. Кроме того, когда мы вчера с  ней  разговаривали,  мне
было неизвестно то, что стало известно теперь.
   - Вот как? - удивился Маунт. - И что же вам стало еще известно?
   - Да почти все, - заверил я  его.  -  А  то,  что  еще  не  известно,  вы
расскажете мне сами.
   - Идем отсюда, Пет! - сказал Аллисон, вставая. - Этот тип  злоупотребляет
нашим временем!
   Я  не  чувствовал  себя  достаточно   могучим,   чтобы   задержать   этих
баскетболистов силой. Поэтому  вытащил  свой  кольт  из  кобуры  и  небрежно
наставил его на парней.
   - А я не кончил еще! А  вы  меня  утомили,  вы  оба!  Аллисона  пушка  не
испугала, но Маунт схватил его за рукав.
   - Не дури! Он не шутит!
   Без энтузиазма мои кролики вновь уселись на банкетку.
   - Это просто из ряда вон выходящая акция... - начал было Аллисон.
   -  Из  ряда  вон  выходящая!  -  повторил  я  с  восхищением.  -  Что  за
великолепная терминология! Такое не выудишь в грошовых  газетенках!  За  сто
миль несет спецкурсом по английской литературе!
   Маунт издевательски рассмеялся.
   - А он, оказывается, эрудит! Нищий эрудит!
   - Хватит, шутки в сторону, Маунт! Расскажи-ка мне лучше немного о Хартли,
Свенсоне,  номерах  стриптиза  и  вечерах  только  для  одиноких  мужчин!  О
телефонных девушках и том покровительстве, которое вам оказывается в  высших
сферах!
   - Если не считать того, что вы - типичный ограниченный сыщик  вроде  тех,
что показывают по телевидению в полицейских фильмах, я ничего более не  могу
понять! Что вы тут несете? - возмутился Маунт.
   - Прекрасная жизнь была у  двух  ловких  парней  вроде  вас!  Виски  хоть
улейся, плюс к тому же полные карманы денег у клиентов, можно обирать, когда
подопьют, все равно никто ничего не заметит!
   Я старался хорошенько разозлить  их.  Аллисон  побагровел  от  гнева,  но
хранил молчание.
   - А вот теперь всему конец, - продолжал я с нарочито огорченным видом.  -
Все в прошлом. Но не расстраивайтесь слишком. Вы отделаетесь легким испугом,
чрезмерный срок вам не навесят.., от года до четырех максимум. Когда выйдете
на свободу, впереди еще будет вся жизнь!
   - А что мы, собственно, такого сделали? - спросил Маунт.  -  Может  быть,
стоянку в запретной зоне? Эти угрозы вряд ли понравятся нашему  патрону.  Мы
ни в чем не виноваты.
   - Да не может быть! А  кто,  собственно,  в  данный  момент  ваш  патрон?
Хартли?
   Еще в холле мне пришла в голову мысль, если Аллисон и Маунт большую часть
дня торчали в отеле, существует вероятность, им еще неведомо, что они  стали
безработными. Надо было менять тактику.
   - Выслушайте меня хорошенько, ребята! Лично я против вас ничего не  имею.
На мой взгляд, вы просто случайно попали в преступную компанию. Вот как  мне
представляется вся картина: Хартли требовались две куклы, порядочные парни с
располагающей, приличной внешностью,  способные  вести  дела  с  гостиничным
персоналом, принимать конгрессистов, парни  типа  тренеров  в  туристических
лагерях, только на порядок выше. Вы справлялись со своей работой. Вы знали о
существовании сети телефонных девушек и всем прочем, но к вам это  отношения
не имело. Пока вы никому не задавали никаких вопросов, все шло хорошо, жизнь
была прекрасна. Вы не задумывались о нелегальной стороне этого бизнеса  и  о
всем остальном, что отсюда вытекало... Остановите меня, если я заблуждаюсь.
   Маунт исподлобья заинтересованно взглянул на меня.
   - Что вы хотите этим сказать, Престон?
   - А вот что. Я вам набросал сценарий, которого следует придерживаться  на
суде. Может быть, этой версии поверят. Но только в том случае, если выложите
все, что знаете. И делать это надо  немедленно,  ибо  ваши  часы  безнадежно
отстают.
   - Вот как?
   Маунт вопрошающе взглянул на Аллисона; его приятель пожал  плечам,  давая
понять, что не улавливает, в чем дело.
   - Все, что мне от вас надо, так  это  ответить  на  некоторые  вопросы  и
обеспечить новую встречу с Хуанитой  Моралес.  Иначе  я  вас  обоих  передам
полиции.
   Маунт улыбнулся. У него было приятное лицо.  Так  мило  недавно  улыбался
один тип, который, однако, затем врезал мне ногой в низ живота, я очутился в
больнице, где провалялся  довольно  долго.  Рука  сама  собой  крепче  сжала
рукоять кольта.
   - Итак, вы нас передаете полиции, - сказал Маунт. - Но сначала желательно
предъявить обвинение. И даже если таковое у вас  найдется,  адвокат  мистера
Хартли не больше чем через час обеспечит наше освобождение.  Таким  способом
вы ничего не добьетесь, Престон!
   Я тоже улыбнулся. Возможно, моя улыбка оказалась менее пленительной,  чем
у Маунта, но у меня было больше оснований считать, что жизнь прекрасна.
   - Обвинение? Я и об этом подумал. Убийство.
   - Убийство?
   Они выкрикнули это хором, потом опять переглянулись.
   - Не делайте вид, будто с луны свалились!  -  иронически  произнес  я.  -
Наверное, один из вас его ухлопал, а другой обеспечивал алиби!
   - А не "можете ли вы пояснить, - спросил Аллисон, -  кого  это  мы  вдруг
убили?
   Парни, да вы право желторотики!  Профессиональные  убийцы  обычно  всегда
знают, кого убивают. Но на этот раз я, так и быть, вам подскажу. Дело идет о
вашем друге Хартли.
   - Хартли? - удивился Маунт, который пришел в себя  первым.  -  Вы  с  ума
сошли! Он жив. Мы виделись с ним вчера  вечером.  Да  и  какая  кому  выгода
убивать его? Кто это мог сделать?
   - Как знать? Может быть, ты, а может, твой приятель. Или оба вместе, что,
на мой взгляд, вероятнее. Если желаешь верить, жив он или мертв,  позвони  в
контору.
   Маунт встал и с беспокойством посмотрел на мою пушку.
   - А это как?
   - Буду держать под прицелом твоего братишку, пока не вернешься. Да,  еще,
Маунт!
   - Что?
   - Даю тебе ровно пять минут. Не вернешься - передаю  Аллисона  полиции  и
направляю ищеек по твоему следу.
   - Я вернусь.
   Когда Маунт ушел, Аллисон сунул за воротник палец и пробормотал:
   - Жарко что-то!
   - Если тебе тут жарко, что ты запоешь в газовой камере?
   - Очень остроумно! Вам бы по телевидению выступать! Я взглянул на часы.
   - Именно этим  и  займусь  ровно  через  четыре  минуты!  Аллисон  нервно
посмотрел на  свои  массивные  часы,  украшавшие  запястье.  Одной  рукой  я
постарался достать сигарету и прикурить, это мне удалось.  Помолчали.  Маунт
появился минута в минуту. Один только взгляд, и Аллисон сразу же понял,  что
к чему. Маунт пересек комнатушку, словно не замечая меня, и уселся  на  свое
место на банкетке. До сих пор он проявил себя  субъектом  довольно  твердого
характера, мне не удалось его запугать. Но теперь дошел до кондиции.
   - Говорите, что случилось, ради Бога! - не выдержал Аллисон, он сидел как
на угольях.
   Не давая себе труда ответить ему, Маунт спросил меня:
   - А почему вдруг мы должны оказаться под подозрением?
   - Легко понять почему. Ведь это Хартли был  организатор  всего  дела,  по
крайней мере, с вашей точки зрения. Вам доставались лишь крохи, а весь пирог
- Хартли. Вы прекрасно знали свою работу, могли легко обходиться без него. И
вы вообразили, будто не нуждаетесь больше в нем.
   Маунт попробовал засмеяться, но прежнего апломба  уже  не  чувствовалось.
Нервы сдали.
   - Вы просто псих! Неужели, по-вашему, полицейские такие дураки? Они сразу
увидят, что мы не убийцы. Достаточно посмотреть на нас, справиться  о  наших
семьях, знакомых, наконец!
   Я выпустил облако дыма  и  стал  разглядывать,  как  оно  расплывается  в
неподвижном теплом воздухе.
   - Нет, полицейские не дураки. Они проведут необходимое расследование.  И,
конечно,  заинтересуются  вашими  знакомствами.  Так   поговорим   о   ваших
знакомствах; Свенсон - известный сводник! А гангстеры, которые его окружают?
Вот они, ваши знакомства! Неужели вы думаете, что это понравится полиции?
   Аллисон уже начал потеть. Представляя себе, какие развлечения его ждут  у
скорохватов уголовки, я чуть было не  преисполнился  к  нему  жалости.  Чуть
было. Ни тот, ни другой не произносили ни слова.
   - Вы помните, что говорил в этой  связи  Конфуций?  Или  Заратустра?  Или
кто-то другой? "Люди, которые спят с собаками, должны ждать появления блох".
На вас блохи уже кишат. Причем больших габаритов!
   - Пет, что ты обо всем этом думаешь? - спросил Аллисон. Парень явно решил
подчиниться авторитету Маунта, но тот, казалось, ничего не слышал.
   - Хотелось бы знать, Престон, что вы сами нам посоветуете?
   - Расскажите сначала мне о Хуаните!
   - Да нечего тут рассказывать, абсолютно  нечего!  Хартли  -  вызвал  нас,
сказал, что вы ищете эту девушку. А мы до вчерашнего дня  вообще  никогда  о
ней не слышали! Хартли  нам  объяснил,  что  у  Хуаниты  возникли  некоторые
осложнения в результате одной из наших.., вечеринок.  Задача  заключалась  в
том, чтобы привезти ее сюда, показать вам  и  добиться,  чтобы  вы  поверили
выдумке о богатом покровителе. Остальное должна была сделать она сама.
   - Таким образом, Хуанита оказалась предоставлена самой себе?
   Маунт вздохнул и почесал затылок.
   - Да я об этом как-то даже не думал! Все необходимое должен  был  сделать
Хартли. Во всяком случае,  он  знал,  где  она  обитает,  быстро  ее  нашел!
Впрочем, раз вы явились ей  на  подмогу,  что  мешало  девушке  сказать  вам
правду?
   Что ж, резон в этих доводах имелся. Если только  Хуанита  не  разыгрывала
комедию. Может быть, она все придумала,  потому  что  боялась;  хотела  лишь
избавиться от меня, выполняла полученный приказ? Я дал понять, что  согласен
с Маунтом.
   - Ас тех пор вы ее больше не видели?
   - Нет! - хором ответили оба.
   - Но я знаю,  где  она  находится,  -  сказал  затем  Аллисон,  Маунт  не
удержался, чтобы не высказать удивления.
   - Ты? Но каким образом?
   Аллисон подергал себя за воротник рубашки.
   - Мне, право, стало ее немного жалко. Так вот.  Когда  Престон  уехал,  я
поднялся к ней в номер поговорить. Это было вчера вечером.
   - Так вот где ты был! - воскликнул Маунт.
   - Да. Я предложил отвезти ее домой, но она ответила, что наняла такси  до
Палмдейла, это недалеко. Эти парни вроде бы забыли обо мне.
   - Палмдейл - место большое, - заметил я. - А  конкретней  она  ничего  не
сказала?
   - Нет. Но позволила проводить ее до машины. Иностранной марки,  роскошный
автомобиль. "Альфа-ромео" кремового цвета.
   - Однако и запросы! Ни в чем себе не отказывает! Но что  ты  этим  хочешь
сказать?
   - А я сказал  сторожу  на  стоянке,  что  не  прочь  бы  иметь  такую  же
автомашину, он же мне ответил на это, что адрес местожительства девицы  тоже
о многом говорит. И добавил, что она живет в Сьерра Бланка.
   Мы делали успехи. Сьерра Бланка - это шикарный белый небоскреб с дорогими
квартирами, сдающимися внаем, он расположен  в  самом  фешенебельном  районе
Палмдейла, неподалеку от города.
   - Хорошо. Когда закончим беседовать, съезжу туда! - решил я.
   - Момент, Престон! - сказал Маунт. Он  прислонился  к  стене  и  скрестил
руки.
   - Хартли мертв. Мы таким образом оказались  без  работы.  И  может  быть,
подозреваемся в убийстве. Нет никакого сомнения, что в  полиции  нам  станут
задавать вопросы о.., скажем, по ряду проблем. В таком случае не вижу смысла
расширять ваш кругозор, делиться с вами известными нам сведениями.  Что  нам
это  конкретно  даст?  На  мой  взгляд,  настало  время  вам  как-то  самому
постараться нам помочь!
   Судя по всему, парень быстро оправился от известия о смерти Хартли.
   - Могу дать вам лишь один совет. Если сообщу о вас  в  полицию  и  выложу
все, что мне известно, то  вам  придется  длительное  время  проводить  свои
каникулы только в городской тюрьме. Но ответьте мне на пару вопросов, и я  с
вами раскланяюсь, как с добрыми друзьями!
   - Ну да! - сказал Маунт. - А сами из холла вызовете легавых!
   - Нет! - твердо возразил я. - Если бы вы получше  знали  мир,  в  котором
вращаетесь, то вам было бы ведомо, что я в такие игры не играю!
   Аллисон в данном случае оказался дальновиднее своего приятеля.
   - Все правильно. Пет, - сказал он. - Но даже если  Престон  нас  заложит,
что мы теряем?
   - Свои головы, дурень! - рявкнул Маунт. - Неужели ты  не  понимаешь,  что
главари, я имею в виду настоящих,  не  постараются  нас  пришить?!  Если  мы
разболтаем что-либо этому шпику, можно немедленно  заказывать  себе  бокс  в
морге!
   - Если ты имеешь в виду Свенсона, то ему крышка. Маунт смотрел  на  меня,
покусывая губы.
   - И вы хотите, чтобы мы так просто вам поверили?
   - Поверите или нет, мне это безразлично. Но вот  что  поймите  вы  своими
детскими мозгами: раз Хартли мертв, Свенсону крышка. Один раз  он  уже  имел
дело с полицией, но его были вынуждены освободить. В полиции этого очень  не
любят, там на память не жалуются.  И  если  вы  воображаете,  будто  Свенсон
станет вас покрывать, то ошибаетесь. Готов  биться  об  заклад:  он  заявит,
будто вас знать не знает!
   Маунт задумчиво потер рукой подбородок.
   - Это верно! Я позвонил ему сразу же, как только узнал о смерти Хартли. А
он даже не соизволил подойти к телефону. Секретарша заявила  от  его  имени,
будто он в первый раз слышит о нас!
   Я довольно рассмеялся.
   - Так всегда бывает, когда запахнет жареным! А на что  ты  надеялся?  Что
произойдет как в бейсбольном матче? И Свенсон закричит "ура!"?  В  поддержку
школьной команды? Тут вам не детский сад, парни! В этом мире каждый за себя,
особенно когда начинает припекать! А сейчас припекает вовсю!
   - Я не могу сказать вам ничего такого, - заявил Маунт,  -  что  могло  бы
другим грозить тюремным заключением. Прошу понять меня правильно!
   - Да речь не о тюрьме идет, Маунт! Это дело  полиции.  И  мне  наплевать,
какой процент вы получали от прибылей  по  торговле  телефонными  шлюхами  в
нашем штате! Но речь идет о газовой камере! Кто пришил Грега Хадсона?
   - Хадсона? Это тот тип которого убили  вчера?  На  этот  раз  слово  взял
Аллисон.
   - Он самый.
   - Мы тут ни при чем, - заявил Маунт. - До вчерашнего дня я о нем даже  не
слыхал!
   - Я тоже! - сказал Аллисон.
   С такими херувимами очень трудно работать, никогда не поймешь, когда  они
врут, а когда говорят правду. Напрасно я вглядывался в их честные и открытые
лица, напрасно бомбардировал вопросами. Чем больше расспрашивал, тем  больше
убеждался в их искренности. В общем-то они были мало осведомлены. Можно было
допустить, что догадывались об общем характере предприятия. Но  смутно.  Да,
они работали на Хартли, но сфера его деятельности  была  разнообразной  и  в
основном тайной - О Свенсоне им ничего не было известно, кроме того, что тот
командовал Хартли. Знали они, что Свенсон водился с  весьма  подозрительными
типами, но к ним парни не имели никакого отношения.
   - Попробую рискнуть и поверить вам, - заявил я, наконец. - Как и  обещал,
полицейским о вас ничего не скажу, слово свое сдержу. Но  будьте  осторожны.
Если вдруг кто узнает, но я вас не заложил, мне грозят крупные неприятности.
Так что договоримся: ни я о вас, ни вы обо мне никогда  ничего  не  слышали!
Понятно?
   Они сказали, что понятно. Я убрал назад в кобуру свой кольт, направился к
двери, потом, обернувшись, спросил:
   - А что вы теперь намерены предпринять?
   - Какое вам до этого дело? - хмуро ответил Аллисон,  пожимая  плечами.  -
Кто его знает!
   Я распрощался с мальчиками, решив, что им есть о чем поговорить. Был  уже
шестой час, и, прежде чем отправиться в Палмдейл, решил заскочить к  себе  в
контору.
   На этот раз Флоренс Дигби решила избавить от  эксплуатации  свою  пишущую
машинку. Сидя за столом, она перелистывала огромный иллюстрированный журнал,
сверкавший глянцевой бумагой.
   - Привет, мисс Дигби! Что нового? Она посмотрела  на  меня,  как  всегда,
весьма неодобрительно.
   - Мистер Престон, я работаю в этой конторе, а не где-нибудь  на  стороне!
Само собой разумеется, не рассчитываю видеть вас здесь весь день, но если бы
знать, где можно вас застать, когда вы столь блистательно отсутствуете,  это
доставило бы огромное  удовольствие  вашей  маленькой  перегруженной  делами
секретарше!
   - Что верно, то верно! - согласился  я  с  виноватым  видом.  -  Но  день
оказался напряженным. Это второе убийство - и все такое прочее!
   - Любопытство девушки, конечно, тут же достигло  апогея,  пришлось  минут
пять потрепаться с нею об обстоятельствах убийства Хартли.
   - А теперь, когда вы удовлетворили свой кровожадный интерес, - сказал  я,
- может быть, расскажете, что происходило тут за время моего отсутствия?
   Мисс Дигби заглянула в блокнот.
   - Этот Чарли, у которого совершенно непроизносимая фамилия, он трижды вам
звонил в течение последнего часа. Голос у него был очень рассерженный.
   Это она имела в виду Сюрприз-Чарли. У него итальянская  фамилия  из  семи
слогов,  что-то  вроде  Сюрпризеттомолино,  одним  словом,  язык   сломаешь;
кабацкие лингвисты преобразовали эту фамилию просто в Сюрприз.
   - Рассерженный? А сказал, по какой причине?
   - Прежде всего потому, что вас не было на месте. Он просил позвонить ему,
сообщил номер телефона.
   - Хорошо. Что еще?
   - Звонил какой-то Свинсон или Свенсон. Он тоже просил позвонить.
   - Хорошо. Соедините меня сначала с Чарли. Когда, наконец, я услышал голос
Чарли, то понял, что мисс Дигби не преувеличивала: парень был вне себя.
   - Престон? Так что же вы, какая подлость? Чтоб я еще когда-нибудь  вам  о
чем сообщил! И  всем  расскажу,  так  и  знайте!  Никто  с  вами  не  станет
разговаривать в нашем городе!
   Он не дал мне времени даже сказать ему "добрый день".
   - Чарли, да что ты? А он продолжал вопить:
   - Еще спрашиваете! Сколько других простаков вы сегодня еще охмурили?  Вот
что я хочу вам сказать, Престон...
   - Потом, Чарли! - резко перебил его я. - Потом  мне  все  скажешь.  Всему
свое время. Сначала объясни, какие у тебя ко мне претензии!
   Он презрительно фыркнул.
   - Вот оно что! Значит, вы тут ни при чем! Это не вы напустили легавых  на
Бицепса Смайноффа?!
   Я напустил, он  был  прав.  Это  произошло  не  так,  конечно,  как  себе
представлял Чарли, но истина заключалась в том, что так оно и было. Когда  я
спросил у Чарли  адрес  Смайноффа,  то  намеревался  найти  его  и  вытянуть
кое-какие сведения, ничего больше. В тот момент Хартли еще был жив. Убийца с
кухонным ножом пока не объявился. Смерть Хартли все изменила, в том числе  и
мои планы. Не было оснований предполагать, что Смайнофф знал  что-нибудь  об
обоих убийствах, но я решил, что полиция поступит правильно,  задержав  его.
Если Бицепсу что-либо известно -  хорошо,  если  нет,  -  ничего  с  ним  не
случится, не умрет. Но и в том, и другом  случае  Свенсон  почувствует,  что
полиция наступает на пятки. С учетом всех этих обстоятельств я полагал,  что
вправе лишить Чарли оснований подозревать меня. Не врать ему, разумеется, но
дать понять, что он ошибается.
   - Вы меня слушаете, Престон?
   - Да. Пытаюсь  сообразить.  Если  я  тебя  правильно  понял,  полицейские
загребли Бицепса, а ты полагаешь, будто адрес им сообщен был мною?
   Моя реакция его несколько успокоила, и тоном  уже  менее  агрессивным  он
сказал:
   - Пытаетесь уверить меня, будто вы ни при чем?
   - Чарли, слово чести, я не давал его адреса никому!
   - Слово чести? Значит, можно вам верить?
   - Конечно! Ты должен мне верить! А теперь расскажи все с  самого  начала.
Что, собственно, произошло?
   - Не надо на меня сердиться, Престон, - сказал Чарли смущенно.  -  Вы  не
сердитесь, а? Я, правда, думал...
   - Ладно, ладно, Чарли, оставим это! Не сержусь на тебя. А теперь  все  же
скажи, что, собственно, произошло?
   - Ну хорошо... Все началось сегодня примерно в час дня.
   Вдруг внезапно около дома  Бицепса  останавливается  полицейская  телега.
Оттуда сыплются легавые, все с пушками.  А  Смайнофф,  он  живет  под  самой
крышей, вы помните. Он, наверное, услышал шухер и начал их поливать из своей
гаубицы, у него, я полагаю, 44-й  калибр.  Один  легавый  схлопотал  себе  в
ляжку, а другие попрятались. - Он хихикнул, потом продолжал:
   - Вы слишком молоды, Престон, чтобы помнить  добрые  старые  времена,  но
очевидцы уверяют: было как в кино!  Легавые  бросаются  вверх  по  лестнице,
выламывают дверь, а Смайнофф, конечно,  уже  ноги  в  руки  и  смылся!  Пока
полицаи прохлаждались, он выскочил в окно на крышу и утек.
   Я восторженно присвистнул.
   - Стало быть, убийца на свободе! А тот полицейский, что  схлопотал  пулю,
что с ним? Кто он?
   - Да ну! Ничего серьезного. Застряла в мягких тканях. Его  Кентом  зовут.
Знаете?
   - Нет. А почему вдруг Смайноффа решили загрести. И где он сейчас?
   У Чарли, видимо, вновь пробудились подозрения.
   - Мне неизвестно, где он укрылся, если вы это хотите знать.
   - Ты прекрасно знаешь, что меня интересует совсем не это. Мне бы хотелось
просто знать, почему за ним охотится полиция.  И  еще,  почему  все  считают
естественным то, что он начал отстреливаться.
   - Все думают, будто из-за убийства. Что Смайнофф зарвался, вообразил себя
большим уркой. Парни, что знают его много лет, понять не  могут,  чего  ради
вдруг он стал устраивать всю эту Хиросиму, не виси на нем  убийство.  А  как
по-вашему, он имеет отношение к этой корриде с кухонными ножами?
   - Ну, уж ты скажешь! Что бы там ни было, спасибо за информацию!
   Тут я напомнил Чарли, что он пообещал мне доставить  сегодня  вечером  на
границу старика Моралеса. Только повесил трубку, как мисс  Дигби  предложила
соединить со Свенсоном, он  звонил  мне.  Я  подождал,  пока  тот  несколько
поварится в собственном соку, потом взял трубку.
   - Престон слущает!
   - У меня есть к вам предложение. - Тон у Свенсона заметно изменился, стал
осторожным. - Что вы скажете, если я предложу вам  заключить  соглашение  со
мной?
   - Что за соглашение?
   - Вообще-то это не телефонный разговор! Хотели  бы  вы  узнать  имя  того
типа, который второй день разбрасывает повсюду кухонные приборы?
   - Вы шутите? Намерены явиться с повинной?
   - Сейчас не до шуток, Престон!  Я  серьезно  говорю.  Не  исключено,  что
нацелю вас на след. Интересует это?
   Если  всякая  ловушка  исключалась,  то,  конечно,  это  меня  весьма  бы
интересовало. Но не хотелось, чтобы он об этом знал. Я  решил  сделать  вид,
будто не очень горю желанием.
   - Может быть.
   - Вам знаком "Круглый бар"? У меня на втором этаже отдельный кабинет. Жду
вас там через двадцать минут!
   - Нет, у меня еще намечена встреча. Скажем, что-нибудь через час.
   Он принялся вопить в трубку:
   - Да нет же. Боже мой! Престон, дело не терпит отлагательства!
   - Может быть, для вас. А мне спешить некуда! И повесил трубку. Прежде чем
увидеться со Свенсоном, я хотел еще раз  побеседовать  с  Хуанитой  Моралес.
Была уверенность, что она  может  сообщить  мне  два-три  любопытных  факта,
которые окажутся к месту при разговоре со  Свенсоном.  В  моем  распоряжении
оставался час.

Глава 12

   Сьерра Бланка в послеполуденном солнце  сверкала  в  небе,  словно  белая
скала. Направляясь к входу в небоскреб, я пробежал взглядом  по  этажам.  Но
если надеялся вдруг где-нибудь в окне увидеть Хуаниту Моралес, то надежда не
оправдалась. В холле на первом этаже на доске из красного дерева под стеклом
красовался указатель. Серебряными цифрами там были помечены номера  квартир.
Под каждым номером  была  прикреплена  визитная  карточка  квартиросъемщика.
Указатель, казалось,  имел  целью  подчеркнуть:  жильцы  меняются,  квартиры
остаются. Я принялся внимательно  изучать  визитки  счастливчиков  и  вскоре
обнаружил то, что искал.
   Квартира 314, иначе говоря, четырнадцатая, на  третьем  этаже.  Нажал  на
кнопку звонка. Через несколько секунд дверь распахнулась.  На  Хуаните  была
надета красная шелковая  пляжная  майка  и  черные  колготки.  Накануне  она
выглядела больной, сейчас же лучилась здоровьем.  Солнечный  зайчик  освещал
сзади черные гладкие волосы, образовавшие на затылке тяжелый  шиньон.  Узнав
меня, она нахмурила брови:
   - Сеньор Престон? Мне нечего добавить к тому, что вам вчера уже сказала!
   К счастью, я догадался просунуть ногу в дверь, иначе бы она захлопнула ее
перед моим носом.
   - Давайте-ка зайдем и побеседуем!
   Отодвинув Хуаниту, я вошел в квартиру. Она  была  обставлена  со  вкусом.
Висящий на стене плоский японский  телевизор  -  он  был  включен  -  тщетно
пытался  соперничать  с  ярким  солнечным  светом.  Я  подошел  и   повернул
выключатель. Девушка закрыла дверь.
   - Что вам еще от меня нужно, сеньор? - спросила она. - И по какому  праву
вы силой врываетесь ко мне?
   Увидев  у  окна  глубокое  комфортабельное  кресло,  я  с   удовольствием
плюхнулся в него.
   - За день первый раз присел! - объяснил я ей.  Хуанита  бросила  на  меня
гневный взгляд и выудила в ящичке из  дорогого  сандалового  дерева  длинную
модную сигарету. Вынув из кармана пачку  сигарет,  я  тоже  с  удовольствием
закурил и поудобнее уселся в кресле.
   - А вас просто не узнаешь, клянусь честью! Роскошная  квартира,  шикарная
обстановка - и  все  такое  прочее!  Да  и  внешне  вы  здорово  изменились!
Выглядите намного лучше, чем вчера, просто небо и земля!
   - Не понимаю, что вы хотите этим сказать! - угрюмо заявила девушка.
   - Прекрасно понимаете! Вчера вечером у вас был больной  вид,  сегодня  вы
пышете здоровьем. Вчера вечером облик был как у золушки, сегодня - словно  у
модной манекенщицы.
   - Не в моей власти, сеньор Престон, запретить  вам  тут  нести  идиотский
вздор! Расселись, как у себя дома!
   - Идиотский вздор? Да это комплименты, милочка! Дикий цветок за одну ночь
расцвел, как майская роза! И еще небольшая деталь: вчера  вечером  вы  вроде
были в положении. А за ночь что  -  операции  подверглись?  Где  ваш  живот,
красавица?
   Хуанита ничего не сказала.
   - В добрый час! - продолжал я дружелюбно  и  весело.  -  Поболтаем  самую
малость. Но только не так, как вчера, а без дураков! И дуэтом, без  оркестра
и хорового сопровождения. Касаться станем только фактов!
   - Кто вам сообщил мой адрес?
   - Сам Свенсон.
   - Не верю. Гарри никогда бы этого не сделал!
   - Ну что вы! Почему вдруг? Именно он так и сделал. Он готов на все,  лишь
бы избежать газовой камеры. А грозит ему  именно  это,  газовая  камера.  За
двойное умышленное убийство. И может быть, Свенсон рассчитывает,  что  вы  -
идеальная фигура которая в состоянии заменить его в душегубке.
   - Сволочь какая!
   Она жадно затянулась сигаретой.
   - А теперь расскажите мне все, как оно есть на самом деле. Изабелла!
   Девушка резко обернулась и удивленно посмотрела на меня.
   - Вы, ошиблись, сеньор! Меня зовут Хуанита Моралес!
   - Нет, милочка! Вы красивы и вы из Пунта Фелипе, но это единственное, что
у вас общего с Хуанитой. Вас зовут Изабелла Мартинец, а внизу в  холле  ждут
агенты из ведомства по делам иммигрантов.
   - Иммигрантов? - пробормотала она, поднеся руку  к  горлу.  В  глазах  ее
застыл ужас. - Но, сеньор, я не могу вернуться назад в деревню! Вам этого не
понять! Я готова отправиться куда угодно, но только не назад в деревню!  Они
меня...
   Тут  девушка  решила,  что  наговорила   лишнего,   вдруг   замолчала   и
отвернулась. Грудь ее высоко вздымалась, дыхание стало прерывистым.
   - Что они вам сделают, Изабелла?
   И так как она не ответила, я продолжал:
   - Вы же имеете в виду, конечно, не полицейские власти у себя  на  родине.
Там вы, безусловно, ничего дурного не натворили. Во  всяком  случае,  ничего
криминального. Стало быть, вы боитесь жителей деревни. Я много раз  бывал  в
Мексике и знаю, как оно бывает там, в  деревнях.  У  местных  жителей  очень
примитивное понятие о юриспруденции. Они судопроизводство осуществляют сами.
Что вы им сделали,  Изабелла,  почему  вы  так  боитесь?  Расскажите  мне  о
Хуаните!
   Последние слова я буквально выкрикнул.  Она  вздрогнула  и  стала  нервно
расхаживать по комнате, ломая руку, слова срывались с ее губ.
   - Я ничего такого не сделала... Ей ничего... Хуаните, я  имею  в  виду...
Она была моей подругой. То, что произошло... Это  был  несчастный  случай...
Никто не хотел ей причинять плохого... Этот человек...
   - Какой человек?
   - Не знаю его имени. Они мне не сказали!
   Девушка дрожала всем телом,  словно  вдруг  в  помещении  подуло  ледяным
ветром. Я вскочил с кресла, схватил ее за плечи и с силой встряхнул.
   - Прекратите истерику! Парни, что внизу, весь день ждать не станут! У нас
мало  времени.  Если  не  хотите,  чтобы  вас  отправили  назад  в  Мексику,
расскажите все подробно и поскорей!
   Девушка подняла на меня полные слез глаза, в них блеснул луч надежды.
   - Вы позволите мне отсюда уйти? Спрячете меня?
   - Возможно. Если все расскажете и  немедленно!  Постараюсь  помочь  выйти
отсюда так, чтобы никто не заметил. А теперь сядьте, возьмите себя в руки  и
выкладывайте все!
   В ее желании удовлетворить мое требование было что-то трогательное, но  я
постарался подавить  чувство  жалости.  Трупов  уже  предостаточно,  а  если
девушка расскажет все без утайки,  это  поможет,  возможно,  избежать  новых
смертей.
   Изабелла начала свой рассказ, голос ее вначале прерывался, потом по  мере
того, как я  засыпал  ее  вопросами,  доверие  ее  ко  мне  возрастало,  она
успокаивалась.
   Изабелла Мартинец прибыла в Монктон-Сити в январе. За несколько недель до
этого она познакомилась  с  каким-то  американцем,  который  был  в  Мексике
проездом. Он обещал девушке найти  в  Соединенных  Штатах  работу,  если  та
сумеет пересечь границу. Выждав удобный момент. Изабелла сбежала из дома.
   Добравшись  до  Монктона,  она  позвонила  по   телефону,   который   дал
американец. Это был телефон Свенсона, он пригласил Изабеллу к себе в контору
и сказал, что в данный момент не  в  состоянии  предложить  ей  какую-нибудь
определенную работу, но сообщил, что должна состояться вечеринка, а партнеру
не хватает девицы. И все, что от нее требуется,  пояснил  Свенсон,  так  это
быть любезной с мужчинами  на  вечеринке,  ибо  кто-нибудь  из  них  сможет,
наверное, подыскать девушке работу. Так Изабелла оказалась вовлечена  в  пул
телефонных девиц, организованный Свенсоном. Надо признать, что  Изабелла  не
имела ничего против. Она быстро поняла, в чем дело, и  это  ей  пришлось  по
вкусу. Она гребла деньги лопатой, могла  позволить  себе  красивые  туалеты,
жила  в  роскошных  апартаментах.  Одним  словом,  быстро  сделала  карьеру,
расставшись с пыльной деревушкой в Нижней Калифорнии. Однако  временами  она
тосковала по родным местам, а потом ей вдруг пришла в голову идея вытащить в
Монктон-Сити свою подругу детства, Хуаниту Моралес. Изабелла решила, что они
станут прекрасно жить вместе и составят друг другу компанию. Итак,  примерно
через месяц после прибытия в Монктон-Сити Изабелла написала Хуаните  письмо,
в котором просила навестить дорогую подругу.
   Дойдя в своем рассказе до этого места, Изабелла заколебалась, но  мне  не
составило труда вытянуть из нее признание, что она поостереглась  рассказать
Хуаните  всю  правду.  Изабелла  подробно  и  восторженно  писала  о   своей
блистательной карьере, а Хуанита,  знакомясь  с  жизнью  в  Штатах  лишь  по
многокрасочным   иллюстрированным   журналам,   что   изредка   попадали   в
мексиканскую глубинку, поверила подруге на слово. И когда  Изабелла  однажды
пригласила подругу на одну из очередных вечеринок, Хуанита с радостью за ней
последовала.
   Вечеринка устраивалась в одном из  отелей  города.  Подруги  должны  были
явиться туда к девяти  вечера.  Как  раз  объявили  о  начале  представления
стриптиза, все присутствующие мужчины ждали спектакля с нетерпением. Все, за
исключением некоего Камптона, одного  из  крупных  деятелей  республиканской
партии, чуть ли не сенатора. Он с первого же взгляда  буквально  ошалел  при
виде Хуаниты, кроме нее ни на  кого  смотреть  не  хотел.  Свенсон  приказал
Изабелле позаботиться, чтобы ее подруга удовлетворяла все прихоти Камптона.
   - Свенсон вам именно так сказал?
   - Да, что-то в  этом  роде.  Так  вот,  этот  господин  завел  Хуаниту  в
отдельную комнату, рядом с залом. Но Хуанита не хотела, чтобы он  ее  лапал.
Камптон стал сердиться, кричать. А потом набросился на Хуаниту.
   Изабелла перешла на шепот.
   - Они стояли рядом с окном. Хуанита потеряла равновесие и выпала в  окно.
Это случилось на восемнадцатом этаже,  сеньор!  Я  с  мрачным  видом  кивнул
головой.
   - Итак, Камптон убил ее. Знаю, знаю, - жестом остановил я Изабеллу, -  он
не имел такого намерения, но тем не менее  девушка  погибла.  Что  произошло
потом?
   Изабелла заколебалась.
   - Поймите меня правильно, сеньор! То, что  я  вам  рассказала,  я  узнала
только недавно.
   - Хорошо. Что же случилось после ее смерти?
   - Кто-то пришел и сообщил Свенсону. Он отправился в  ту  комнату,  понял,
что произошло,  и  вызвал  меня.  Поручил  несколько  дней  заниматься  этим
Камптоном. Прошу вас, верьте мне, сеньор! В тот Момент я абсолютно не знала,
что Хуанита мертва!
   - А разве вы не спросили, где она?
   - Спросила. Но  Свенсон  сказал,  что  это  меня  не  касается,  чтобы  я
занималась чем приказано.
   Затем Изабелла рассказала, как она увезла Камптона на квартиру  Свенсона,
в Вест Шор. Я, разумеется, воздержался говорить ей, что  сегодня  утром  уже
посетил эту квартиру. Через несколько дней Камптон оправился от потрясения и
смог вернуться в Вашингтон. Свенсон навещал его дважды  в  день,  избавляясь
при этом от общества Изабеллы. А когда, наконец, избавился от  Камптона,  то
вызвал Изабеллу. К тому времени она уже узнала, что с ее подругой  случилось
какое-то несчастье. И вот Свенсон без обиняков заявил, что  Хуанита  мертва.
Для него, Свенсона, это грозило крупными неприятностями, а посему  он  желал
знать о Хуаните как можно больше, все подробности ее  жизни,  кто  родители,
одним словом, максимум сведений. Изабелла сообщила  ему  эти  данные.  Тогда
Свенсон сделал ей особое предложение. В момент смерти Хуаниту в городе никто
не знал. Если бы какое-то  время  она  продолжала  якобы  существовать,  это
значительно облегчило бы  положение  импресарио,  то  есть  Свенсона.  Таким
образом Изабелла должна была подыскать себе место  в  качестве  горничной  и
поработать под именем Хуаниты, а спустя несколько месяцев уволиться. Хуанита
Моралес исчезает со сцены раз и навсегда. Изабелла вновь включается  в  свое
обычное  дело,  а  за  дополнительные  услуги  получает  ценный  подарок  от
Свенсона. Все забывают о Хуаните.
   - Итак, вы нанялись к миссис Уайтон в качестве  горничной.  Как  все  это
происходило?
   - Все уладил мистер Свенсон лично. Он сказал  мне;  что  у  Хадсона  есть
приятельница, которая ищет прислугу.
   - У Хадсона?
   - Да. Они часто общались друг с другом. Время от времени  Хадсон  пытался
волочиться за мной. Одним словом, я его  знала.  Это  тот  Хадсон,  которого
вчера убили.
   - Так я и думал, - сказал я ей. - Итак,  вы  работали  у  миссис  Уайтон.
Месяц назад Свенсон сказал, что уже достаточно и вы можете оставить  работу.
Так все и было?
   - Да. А потом вчера он мне позвонил. Некий господин, то есть вы,  сеньор,
разыскиваете Хуаниту, сказал Свенсон. Он решил, чтобы я с вами  встретилась.
Это произошло вчера вечером.
   Что было потом, вы сами знаете.
   - Доводилось ли вам слышать о некоем Хартли? - спросил я.
   - Да. Сеньор Хартли был  на  той  вечеринке.  Он  присутствовал  на  всех
вечеринках.
   - А кто еще? Какие еще мужчины присутствовали при этом? Изабелла  немного
подумала. Она знала Аллистона и Маунта, но весьма поверхностно. Их имена  ей
ничего не говорили, но, когда я описал студентиков, она их признала.  Хадсон
также не раз бывал на  вечеринках,  но  в  бизнесе  с  телефонными  девицами
непосредственного участия не принимал.
   - А Хадсон бывал у Уайтонов, когда вы там работали?
   - Раза два-три.
   - Ас какой целью? Чем он там занимался? Он знаком был с семьей Уайтонов?
   - Только не с мистером Уайтоном. Хозяин редко бывал дома. Я думаю, Хадсон
вообще с ним не был знаком. Он приходил к хозяйке.
   Я ободряюще улыбнулся ей.
   - Они, наверное, дружили? Ведь это  он  помог  вам  устроиться  к  миссис
Уайтон?
   Изабелла решительно затрясла головой.
   - Дружили, сеньор? Да они терпеть не могли друг друга! Да,  Хадсон  помог
мне устроиться там на работу, но всякий раз, как он приходил, они  ссорились
с хозяйкой, даже бранились. А когда мистер Хадсон уходил,  к  хозяйке  лучше
было и близко не подходить!
   - Может быть, это она его убила, как вы думаете. Изабелла?
   - Ну что  вы,  сеньор  Престон!  Она  его  не  убивала,  нет!  Они  могли
браниться, поносить друг друга, швыряться разными предметами, да. Она  и  со
мной так обращалась. Но убивать - нет, она его не могла убить!
   Я взглянул на часы. Дабы успеть на  встречу  со  Свенсоном,  нельзя  было
больше терять времени с Изабеллой.
   - Что вы делали вчера вечером, после того как  поморочили  мне  голову  с
вашей беременностью?
   - Вернулась сюда, меня ждал Свенсон. Он хотел знать, как все произошло.
   - Он здесь вас ждал?
   - Ну да. У него есть свой ключ. У него ключи от квартир всех  девиц,  что
работают на него. Он говорит, что затем, чтобы  всегда  быть  в  курсе  всех
событий.
   Я нахмурился.
   - Значит, он явился к вам домой, и что потом произошло?
   Изабелла села в кресло рядом с выключенным телеприемником.
   - Он очень нервничал. Требовал, чтобы я повторила слово в слово все  ваши
вопросы и мои ответы. Он тут был почти целый час.
   - Нервничал, стало быть?..
   - Мне трудно объяснить, сеньор. Он был.., ну просто вне себя.  Кричал  на
меня, размахивал руками. Но когда я  ему  рассказала,  как  все  прошло,  то
немного успокоился.
   Я презрительно усмехнулся.
   - Как все прошло? Вы хотите сказать, как вы мне врали про Хуаниту  и  про
так называемую беременность? Щеки девушки покрылись красными пятнами.
   - Вам легко говорить, сеньор Престон! Вы забываете, что в этом  городе  я
никто, обыкновенная телефонная девица. Так меня называют,  когда  господа  в
хорошем настроении. А они не  всегда  бывают  в  хорошем  настроении.  Такие
девицы как я, обязаны делать то, что говорят, иначе им грозят  неприятности.
Серьезные неприятности. И всем на это наплевать. Так  этим  шлюхам  и  надо,
говорят в таких случаях, ничего иного они и не заслуживают. Вот что  говорят
о нас люди. Вы слышали, конечно, сеньор Престон, об одной телефонной  девице
в этом городе, которая ослепла? А другой плеснули в  лицо  серной  кислотой.
Известно вам об этом?..
   Изабелла  говорила  быстро,  но  внятно.  У  нее  было  время  выработать
собственную философию, и я не собирался с ней спорить.
   - Вы правы, я разыграла перед вами комедию,  и  вы  ей  поверили.  Мистер
Свенсон тоже мне поверил. Он дал сто долларов и сказал, чтобы  на  несколько
дней я исчезла с горизонта.
   Я не смог удержаться от смеха.
   - Почему вы смеетесь?
   - Да так просто! Круг замкнулся. Старик Моралес  дал  мне  сто  долларов,
чтобы я нашел Хуаниту, а Свенсон дал вам сто долларов, чтобы вы ее выдумали!
   Судя по виду Изабеллы, она отнюдь не считала забавным это совпадение.
   Я задал еще несколько вопросов, но ничего нового от нее более не услышал.
Когда  же  объявил,  что  ухожу,  Изабелла  словно  взбесилась.  Потребовала
сказать, что я решил в  отношении  агентов  из  иммиграционного  управления,
ожидающих внизу в холле. А я, признаться,  совсем  забыл  про  эту  выдумку.
Пришлось пообещать сказать им, что произошла ошибка. Кажется, я ее убедил. В
половине седьмого направился в  "Круглый  бар",  улицы  все  были  запружены
автомашинами.

Глава 13

   "Круглый бар" представляет собою в плане скорее восьмиугольник,  но  вряд
ли разумно называть  питейное  заведение  "Восьмиугольный  бар".  Это  место
встречи деловых людей, в нем немало уютных отдельных кабинетов, некоторые из
них арендуются постоянными  клиентами.  Я  спросил,  где  находится  кабинет
Свенсона, мне предложили подняться на второй этаж. На  лестничной  клетке  в
кресле сидел крупногабаритный тип в зеленом костюме, при моем  появлении  он
встал и загородил дорогу.
   - Куда идете?
   - В кабинет мистера Свенсона. Он назначил мне свидание.
   А вы что, местный метрдотель?
   - Я тут на все руки. Догадываетесь, что имею в виду?
   У вас в карманах при себе нет ничего лишнего?
   - Портативный миномет, если вас это интересует!
   - Очень интересует. - В его руке  вдруг  появился  пистолет.  -  Лицом  к
стене, руки вверх!
   Я повиновался. Он обыскал меня, обнаружил мою пушку, что-то  пробурчал  и
вытащил ее из кобуры.
   - Можете обернуться. Как зовут?
   - Престон, - сказал я, оборачиваясь. - Марк Престон, ПОДХОДИТ?
   - Годится. Именно это имя мне и называли. Шеф готов вас принять.
   Он подтолкнул меня вперед, провел к кабинету  Свенсона  и  открыл  дверь.
Стол был накрыт на  четыре  персоны,  но,  на  мой  взгляд,  время  было  не
подходящее для чревоугодия. Свенсон сидел на стуле лицом  к  двери.  В  руке
держал "люгер". Увидев меня, расслабился немного, сунул пистолет за пояс.
   - Ждали кого-нибудь другого?
   - Не исключено. Входите и закрывайте дверь. Я вошел в комнату и уселся за
стол. Свет хрустальной люстры  отражался  в  серебре  столовых  приборов.  Я
потянул веточку петрушки из блюда с закуской, где таяли кубики льда.
   - Вы настаивали на встрече со мной, - сказал я  Свенсону,  жуя  петрушку.
Это ему явно действовало на нервы. - Я только что расстался с одной из ваших
приятельниц. Ее зовут Изабелла.
   Рот Свенсона скривился гримасой.
   - Изабелла? Кто такая?
   - Вопрос задан не правильно, Свенсон! В школе  учат  спрашивать  не  "кто
такая", а "кто она". Впрочем, вы ее прекрасно знаете. Это та крошка, которую
вы мне вчера вечером подослали. Но сутки назад она называлась  по-другому  и
выглядела гораздо толще.
   - Ну и что? - рявкнул Свенсон. - У вас что, живот от этого разболелся?
   - Нет, не разболелся, я  чувствую  себя  прекрасно.  Чего  не  скажешь  о
подлинной Хуаните. Ведь это ваша вина, а, Свенсон?  Вот  она  где,  разгадка
тайны! Вы убили Хуаниту и теперь готовы истребить всех жителей города,  лишь
бы выйти сухим из воды, не так ли?
   - Совсем спятили! - пробормотал он. - Вы, Престон, совсем  спятили!  Если
воображаете, будто я прикончил Хадсона и Хартли, значит,  у  вас  совершенно
шарики за ролики зашли.
   Я взял еще веточку петрушки и потыкал ею в сторону Свенсона.
   - Ваша взяла, Свенсон. Вовсе я так не считаю, будто вы  -  убийца.  Может
быть я малость и спятил, но не настолько все же, чтобы являться к  вам  сюда
словно младенец, если бы считал вас убийцей. Впрочем,  хватит  говорить  обо
мне. Поговорим лучше о  вас.  Почему  вдруг  понадобилось  так  срочно  меня
видеть, зачем вся эта артподготовка и кого вы еще ждете в гости?
   Свенсон потрогал "люгер", словно хотел удостовериться, что он на месте.
   - А разве вы не догадываетесь? Мы ожидаем Смайноффа.
   - Почему?
   - А он заявил, что намерен меня  прикончить.  Вот  почему.  Это  начинало
становиться интересным.
   - Прикончить вас? А чего ради?
   - Этот тип совершенно трюхнулся. Когда Хартли пришил Хадсона, он...
   - Стоп, стоп! - я жестом остановил его. - Не так быстро. Начнем  сначала.
Так вы говорите, что Хартли ликвидировал Грега Хадсона?
   - Ну разумеется! Я думал,  вы  в  курсе.  После  встречи  с  вами  Хадсон
предупредил Хартли. Он хотел смыться из города и нуждался в деньгах. Сначала
Хартли отнесся к этому спокойно. Но потом вы явились  в  контору.  Он  решил
тогда, что Хадсон становится опасным.  Если  бы  полицейские  сцапали  этого
парня, он не задумываясь выложил бы все, что знает. Только вы  расстались  с
Хартли, как тот помчался к Хадсону. И прикончил его.
   Я решил съесть еще веточку петрушки.
   -  Скажите,  пожалуйста!  Стало  быть,  дело  можно   считать   закрытым!
Избавившись от Хадсона Хартли всю ночь прорыдал в  свою  подушку.  А  наутро
отправился к себе в контору и, мучимый угрызениями совести, решил  покончить
с собой. Воткнул себе в спину кухонный нож. Засим занавес!
   - Очень смешно! -  ухмыльнулся  Свенсон.  -  Нет,  все  было  не  так!  У
Смайноффа нервы не выдержали. С такими придурками никогда нельзя дело иметь.
Тратишь уйму сил и энергии, чтобы создать  серьезное  предприятие,  а  потом
из-за какого-нибудь недоноска все идет прахом!
   Внезапно из открытого  настежь  окна  Подуло  свежим  ветром,  я  подошел
поближе, наслаждаясь прохладой.
   - А что, собственно, он сделал, этот Смайнофф?
   - Видите ли, Хартли  несколько  раз  умудрялся  доставить  мне  кое-какие
неприятности. Когда я узнал, что он прикончил Хадсона, то  просто  пришел  в
ярость. Мы крупно поссорились. Я сказал ему, что худшую глупость он вряд  ли
смог совершить, что из-за этого мы все можем оказаться  за  решеткой.  Сцена
вышла просто ужасной, переругались с ним как идиоты. Я был вне себя, сказал,
чтобы он сидел тихо, как мышь, и не рыпался, не то у Хадсона в  морге  может
оказаться компаньон.
   - А Смайнофф присутствовал при вашей ссоре?
   - То-то и оно! - мрачно ответил Свенсон. - И этот дебил вообразил,  будто
мне выгодно было прикончить Хартли,  и  решил  оказать  мне  услугу,  пришил
беднягу.
   - Видимо, Смайнофф хотел тем самым поднять свой авторитет?
   -  Надо  полагать.  И  воспользовался  кухонным   ножом,   дабы   легавые
сопоставили это со смертью Хадсона. Таким образом, он ничем не  рисковал;  у
него было железное алиби по убийству Хадсона.
   В коридоре послышались чьи-то шаги. Свенсон внезапно замолчал и  вцепился
в "люгер". Я нервно  поглядывал  на  дверь.  В  случае  наступления  военных
действий я оказался бы в роли бедного безоружного шпака, а мне это отнюдь не
улыбалось. Шаги стихли, мы несколько расслабились. Я продолжал:
   - А теперь Смайнофф намерен всадить в вас пулю? Ничего не  понимаю.  Коли
он жаждет повышения по службе, зачем же стрелять в генерала?
   Свенсон опустил "люгер" на колени.
   - Смайнофф зарезал Хартли, а потом явился ко мне хвастаться. Вид  у  него
был,  словно  у  кота,  сожравшего  канарейку.  Я  велел   этому   недоноску
проваливать ко всем чертям. А сегодня во второй половине дня  к  нему  домой
заявляются полицейские с намерением арестовать. Смайнофф  мне  позвонил.  Он
уверен, будто это я выдал его полиции  как  убийцу  Хартли.  И  заявил,  что
поквитается со мной, прежде чем попадет в лапы полицейских.  Я  сказал  ему,
что жду его у себя сегодня вечером. Обеспечу  деньгами,  и  пусть  на  время
исчезнет из поля зрения.
   Я пораскинул мозгами. Потом показал пальцем на "люгер".
   - И вот так-то вы намерены расплатиться с долгами? Он придет,  а  вы  ему
всадите пулю в лоб?
   - Нет. Вы заблуждаетесь. Если он образумится, то деньги свои получит.
   И Свенсон кивнул на стул, где лежала толстая пачка банкнот.
   - Тут хватит на путевые расходы плюс тысяча долларов сверху. При условии,
что Смайнофф захочет выслушать меня. Но если вдруг попытается шутки  шутить,
буду стрелять первым. И я знаю, он именно за этим сюда и  направился,  чтобы
меня прикончить. Он кое-кому об этом проговорился, мне сообщили.
   - Прекрасно! В таком случае, при чем здесь я? У вас во  мне  нет  никакой
необходимости.
   - Я полагаю, вы человек порядочный. Вы единственный  среди  замешанных  в
этой истории лиц, кому поверят в полиции. Если мне придется убить Смайноффа,
то вы сможете  засвидетельствовать,  что  я  действовал  в  рамках  законной
обороны.
   - Кроме шуток? Для этого необходим момент истины.
   - Момент истины будет, - спокойно ответил Свенсон. Я стал вертеть в руках
нож с серебряной ручкой, лежащий на столе.
   - Ну, и что вам это даст Ведь вопрос об убийстве Хуаниты Моралес  все  же
остается!
   - Вы так думаете? А я никогда о ней не слышал. Готов покончить с собой  в
ту же минуту, как только вы мне предъявите труп этой особы!
   Свенсон  говорил  с  такой  уверенностью,  что   правота   его   казалась
бесспорной. Прошло немало  недель,  тело  Хуаниты  не  обнаружили;  не  было
никакой надежды, что его найдут и теперь. Кроме того, случись даже это,  как
идентифицировать труп? В  Мексике  не  существует  медицинских  архивов  или
записей в кабинетах зубных врачей,  которые  смогли  бы  облегчить  подобную
идентификацию.
   - А Сильвия Лефай в курсе была?
   - Сильвия? - презрительно ухмыльнулся  Свенсон.  -  Неужели  вы  думаете,
будто я делюсь своими тайнами с такими девками, как она?
   - Нет, не думаю. Но от этого дело не меняется.  Девушка  боится,  что  вы
решите, будто это она убила Хадсона. Она ведь жила с ним.
   Свенсон прикусил нижнюю губу, потом сказал:
   - Знаю. И догадываюсь, что вы хотите этим сказать. Сильвия боится,  будто
много знает. Можете ее успокоить.
   - Хорошо, постараюсь!
   Свенсон, возможно, намеревался спросить меня, как мне  удалось  выйти  на
Сильвию, но тут вдруг хриплый мужской бас рявкнул:
   - Свенсон!
   Голос раздался из  окна.  Мы  оба  разом  обернулись.  В  окне  показался
Смайнофф, он распластался на подоконнике, словно  огромный  краб.  Армейский
пистолет  в  огромной  волосатой  лапе  казался  детской  игрушкой.   Дважды
сверкнуло пламя. Выстрелы сопровождались  оглушительным  грохотом.  Свенсон,
наполовину привстав, попытался воспользоваться своим "люгером". Первая  пуля
лишь пробила  ему  левую  руку,  но  вторая  достигла  своей  цели,  поразив
несчастного в живот. Свенсон взвыл от боли. Раненой рукой он вцепился в стул
и попробовал прицелиться. Пистолет дернулся и медленно  стал  подниматься  в
направлении Смайноффа, который взобрался коленями на подоконник.
   - Что, сволочь, не  ожидал?  -  хрипло  засмеялся  Смайнофф.  -  Она  мне
правильно сказала, что тут ловушка! Свенсон приготовился стрелять.
   - Еще хочешь? Так на же, получай, недоносок! - рявкнул Смайнофф.
   Его пистолет опять сверкнул молнией, на этот  раз  пуля  попала  Свенсону
прямо в грудь. Он упал навзничь, успев, однако, нажать на  спусковой  крючок
"люгера"; пуля врезалась в потолок. Пораженный случившимся, я  тупо  смотрел
на распростертого навзничь Свенсона, тут настежь  распахнулась  дверь,  и  с
пушкой в руках в комнату ворвался коридорный страж. При  виде  Смайноффа  он
открыл огонь не задумываясь. Как и я, Смайнофф  оцепенел  от  неожиданности.
Пуля пробила ему плечо. Он застонал от боли, потерял равновесие. В  отчаянии
попытался ухватиться за раму. Но сведенные болью пальцы разжались,  Смайнофф
испустил яростный крик и свалился вниз. Я устремился к  окну,  нагнулся  над
подоконником как раз в тот момент, когда незадачливый гангстер  грохнулся  о
тротуар. Прозвучал леденящий кровь тупой звук  удара  тела  об  асфальт,  он
донесся до нашего этажа. Смайнофф перестал шевелиться. Заскрежетали  тормоза
автомашин, заголосили женщины, быстро собралась толпа ротозеев.
   Телохранитель Свенсона стоял на  коленях  около  окровавленного  хозяина,
пистолет он по-прежнему держал в руке. Посмотрел на меня с выражением  ужаса
в глазах.
   - Не паникуй, - сказал я ему. - Тебе нечего  бояться.  Могу  выступить  в
качестве свидетеля. Ты выстрелил в Смайноффа, когда тот уже  убил  Свенсона.
Потом должна была наступить моя очередь. У тебя не было иного выбора.
   - Думаю, мне не стоит пытаться прятаться.
   - Зря лишь потеряешь время! Если хочешь выйти сухим из воды, сам  позвони
в полицию, да побыстрей! Спроси  лейтенанта  Рурке  из  уголовки!  Он  мужик
справедливый, ты с ним ничем не рискуешь.
   Телохранитель поднялся, бросил последний  взгляд  на  Свенсона  и  кивнул
головой в знак согласия. Потом достал из кармана мою пушку и протянул мне.
   - Только не говорите, Престон, что я у вас отобрал пистолет, ладно?
   - Ладно.
   Я взял пистолет, вытащил обойму, сунул ее в карман. Потом  положил  пушку
на место в кобуру под мышкой.
   - Зачем вы это сделали? - удивился телохранитель.
   - Отпала  необходимость.  Я  заряжаю  его  лишь  тогда,  когда  ожидается
перестрелка.
   - А вы, оказывается, хитрец! - усмехнулся телохранитель.  -  Хорошо,  иду
звонить.
   Он вышел из комнаты. Я же быстро  подошел  к  стулу,  на  котором  лежали
деньги. В пачке оказалось тысяча восемьсот долларов в купюрах по пятьдесят и
сто. Деньги принадлежали Свенсону. Но Свенсон был мертв. И у него не имелось
ни жены, ни детей. У меня тоже, но я был жив. Поэтому сунул деньги в  карман
и закурил сигарету. В этом чувствовалась жизненная необходимость.
   До встречи с Рурке оставались считанные минуты.

Глава 14

   Когда я вышел из  здания  центрального  управления  полиции  и  сошел  по
выщербленным ступеням вниз  на  мостовую,  была  уже  половина  десятого.  С
удовольствием вдохнул чистый вечерний воздух.  Приятно  было  оказаться  вне
задымленного кабинета второго этажа, где мне пришлось пропотеть около двух с
половиной часов. Впрочем, исходя  из  сложившихся  обстоятельств,  Рурке  не
очень-то тиранил меня. Когда мы с ним расстались, он уже вполне  походил  на
нормального человека. Сделались опять добрыми приятелями  или  что-то  около
того. С его точки зрения денек выдался  на  редкость  удачным.  За  двадцать
четыре часа оказалось  зарегистрировано  четыре  убийства,  из  них  одно  в
состоянии законной  обороны.  Трое  убийц  оказались  мертвы,  а  четвертый,
признанный невиновным, пока сидел за решеткой. Что же касается  меня,  то  я
твердо стоял на своем: я тут ни при чем, оказался на месте убийства Свенсона
и Смайноффа по  чистой  случайности.  По  просьбе  миссис  Уайтон  занимался
расследованием, которое не имеет никакого отношения ко всем этим  убийствам,
и вдруг, сам того не ожидая, оказался в  центре  событий.  Хартли  прикончил
Хадсона, это я, впрочем, узнал лишь от самого Свенсона.  Видимо,  что-то  не
поделили. Так как Хартли уже не в состоянии  что-либо  пояснить  по  данному
поводу, вся эта история наверняка останется никому  не  известной.  Впрочем,
причина никого не интересовала, она не имела значения. Подпольный бизнес  на
телефонных жрицах любви оказался прикрыт. Для полиции это был сущий подарок,
ей оставалось лишь сказать спасибо потрясенной публике и задернуть  занавес.
Что же касается некоторых оставшихся неясными деталей, то тем хуже для них.
   Рурке не старался причинить мне лишние неприятности, и я  это  знал.  Его
заботило лишь одно: со спокойной совестью сдать  все  дела  по  убийствам  в
архив. И не только эти дела.  Вечером,  прежде  чем  отправиться  домой,  он
постарается списать на погибших немало нераскрытых преступлений! Но это  его
заботы. Мне же оставалось лишь  найти  ответы  на  несколько  второстепенных
вопросов.
   На углу соседней улицы имелась стоянка такси.  Сев  в  машину,  я  назвал
шоферу адрес. Мой личный автомобиль все еще стоял у обочины  тротуара  возле
"Круглого бара", поскольку полицейские доставили меня от "Круглого  бара"  в
управление за казенный счет. В такси я уселся  на  заднее  сиденье,  вытащил
свою пушку из кобуры и, достав из кармана обойму,  вставил  ее  в  пистолет.
Затем  передернул  ствол,  послав  патрон  в   патронник.   Раздался   сухой
металлический щелчок, и я услышал вскрик: шофер ошалело смотрел  на  меня  в
зеркало заднего обзора.
   - Не пугайтесь, старина, - успокоил я его. - Имею разрешение  на  ношение
оружия.
   Для большей убедительности убрал пистолет в кобуру. Шофер пришел в  себя,
и машина перестала вилять из стороны в сторону.  Тем  не  менее  всю  дорогу
водитель продолжал держать меня в поле зрения. На лице его явно обозначилось
облегчение,  когда  я  расстался  с  ним,  предварительно  рассчитавшись  по
счетчику. Не задерживаясь в холле, я поднялся наверх и позвонил.
   Дверь открыла Изабелла. На ней по-прежнему были красная блузка  и  черные
колготки. Она встретила меня с какой-то странной усмешкой.
   - Скажи, пожалуйста. Наш знаменитый сыщик. Входите, сеньор, прошу вас.
   Войдя в комнату, я вначале подумал,  что  девушка  принимала  гостей.  На
круглом столе стояла початая бутылка джина, рядом -  два  бокала.  На  ковре
валялся  пакетик  из-под  жареного  картофеля.  Электрофон  извергал   поток
джазовой музыки. Изабелла положила  руки  на  бедра  и,  напевая,  принялась
кружиться по комнате. Судя по всему, она была одна.
   - У вас что, какой-нибудь праздник сегодня? - поинтересовался я.
   Изабелла Не ответила, я убавил  громкость  электрофона  и  повторил  свой
вопрос. Улыбнувшись, девушка кивнула в знак согласия.
   - Выпьете стаканчик, мистер Престон?
   Она взяла бутылку джина, намереваясь налить мне.
   - Нет, спасибо. Никогда не пью этой отравы. Изабелла  подошла  ко  мне  и
погладила рукой отвороты пиджака.
   - Мой прекрасный детектив, - прошептала она. - Разве можно сказать  "нет"
такому мужчине, как вы, сеньор?
   Изабелла явно была уже под хмельком,  алкоголь  воспламенил  ее  глаза  и
тело. Как женщина она вполне могла сойти за маленькое сокровище, и,  будь  у
меня иные намерения, подобное знакомство было бы оценено по достоинству.
   Взяв один из бокалов с джином, я сунул его ей в руку.
   - А где ваш приятель? - спросил я. Изабелла как-то странно улыбнулась.
   - Зачем вы сюда пришли, сеньор?
   - Хотел рассказать, что приключилось сегодня вечером с вашим другом Гарри
Свенсоном.
   - Пхе! - ответила Изабелла, презрительно усмехаясь. - Мне  это  известно.
Радио сообщило. Бедный Гарри! Она хрипло засмеялась, закинув назад голову.
   - Я провел весь вечер в полицейском управлении, - продолжал я. - Они  там
задали мне кучу серьезных вопросов, Изабелла. Но вы  можете  быть  спокойны,
дорогуша! Я не стал им говорить, что именно вы убили Свенсона и Смайноффа.
   Лицо девушки на мгновенье потемнело.
   - Я? Нет, сеньор! По радио сообщили все подробности.
   Впрочем, я не выходила из этой комнаты после нашей  последней  встречи  с
вами.
   Я хмыкнул и уселся в кресло. Изабелла наблюдала за мной.
   - Мне прекрасно известно, мой ангел,  что  вы  не  покидали  порога  этой
комнаты. Я был у Свенсона, когда все произошло. Готов  поклясться:  вас  при
этом не было. И тем не менее его убили именно вы. Равно как и Смайноффа.
   - Сумасшедший! - сказала она. - Вы совсем с ума сошли, мистер Престон!
   - Отнюдь! Свенсон сообщил мне, что Смайнофф должен был с ним встретиться.
Ему нужны были деньги, чтобы смыться из города. Но Свенсон  не  испытывал  к
нему доверия. Он считал, что Смайнофф решил явиться  в  "Круглый  бар"  лишь
затем, чтобы прикончить его.
   - А ведь так оно все и  произошло,  а?  -  произнесла  Изабелла,  пожимая
плечами. - Или на радио плохо информированы?
   - Нет, радио не  ошиблось.  Но  на  радио  никто  не  знает,  что  кто-то
предупредил Смайноффа. Ему сказали, будто Гарри пристрелит его,  как  только
тот переступит порог. Об этом известно только вам  и  мне.  Впрочем,  вы  им
обоим сказали одно и то же!
   Изабелла пристально взглянула на меня и топнула ногой.
   - Я сделала это? А вы в состоянии доказать?
   - Нет, - пришлось признаться. - И даже  если  бы  оказался  в  состоянии,
затрудняюсь сказать, что бы в результате изменилось.
   - Стало быть, это не имеет никакого значения, сеньор? Я покачал головой.
   - О вас и обо мне этого нельзя сказать. Хотелось бы знать,  что  они  вам
сделали, эти типы? Почему вдруг вы с ними так жестоко поступили?
   - Сигарета у вас найдется? - резко спросила девушка. Я  достал  из  пачки
две сигареты и по очереди  прикурил  их.  Изабелла  уселась  на  диван.  Она
положила  голову  на  "вышитую  золотом  подушку,  выпустила   струю   дыма,
посмотрела, как дым спиралями поднимается к потолку. Потом стала говорить.
   - Что ж, пожалуй, можно вам все сказать, сеньор  Престон!  Это  мой  долг
перед вами. Без вас ничего бы так быстро не получилось.
   Я молча кивнул головой, соглашаясь с ней.
   - Вы спросили: что плохого сделали мне эти типы? Да почти ничего.  Я  уже
говорила вам, они грозились изуродовать меня, если я не стану  выполнять  их
приказания. Но то были лишь слова. Мне их в свой жизни  столько  приходилось
слышать! От этого не умирают!
   Изабелла ногтем указательного пальца постучала по сигарете, немного пепла
упало на ковер.
   - Вернемся несколько назад, сеньор! К  той  ночи,  когда  они  убили  мою
Хуаниту.
   - А я думал, ее убил кто-то другой, некий Камптон.
   - Пхе! - скривилась Изабелла. - Камптон не что иное, как грязная  свинья,
он слишком много, к тому же, выпил! Но  не  он  истинный  виновник.  Камптон
посчитал Хуаниту за шлюху и решил, что она сопротивляется лишь  затем,  дабы
набить себе цену. А вот в объятия к нему ее толкнули Свенсон и его банда.
   - Какая разница! Ведь она присутствовала на этой вечеринке, - заметил  я.
- И собирались там отнюдь не на школьный выпускной бал!
   - Нет, - сказала Изабелла глухим  голосом.  -  Придется  рассказать  вам,
сеньор, как все в действительности  произошло.  Когда  я  написала  Хуаните,
чтобы та приехала ко мне, то сделала это вовсе не  за  тем,  чтобы  та  вела
такую же жизнь, как и все мы. Хотелось, чтобы Хуанита жила  со  мной,  я  бы
подыскала ей работу, честную работу. Но  как-то  раз  великий  босс  Свенсон
лично явился ко мне и увидел Хуаниту. Он сказал, что она красавица и  что  я
не имею права мешать  ей  развлекаться.  Но  я  бы  помешала.  Хуанита  была
ребенком, сеньор и не такой чокнутой, как я. В ней не было  ничего  дурного,
поэтому-то я ее так и любила.
   Изабелла немного помолчала. Я поостерегся нарушать ее молчание. Затем она
продолжала свой рассказ.
   - Потом... После того, как это произошло, Свенсон вызвал меня к  себе.  Я
рассказала вам, что он потребовал. Но не сказала, что эти свиньи  сделали  с
телом. Они выбросили ее маленькое разбитое  тело  на  муниципальную  свалку,
сеньор! Засыпали  нечистотами  и  так  и  оставили  там,  среди  отбросов  и
мерзости, под тоннами городского мусора! Да, они вышвырнули ее, словно кулек
протухшей рыбы! И никто даже не сотворил молитвы над ней!
   Голос  Изабеллы  дрожал  от  гнева;  ненависть,  которую  она   излучала,
казалось, наполняла всю квартиру.
   - И я  поклялась  отомстить  за  Хуаниту,  убить  их  всех.  Я  поклялась
всемогущим Богом, но голову  не  потеряла.  Гнев  -  плохой  помощник,  коли
намереваешься вступить в борьбу с подобными гангстерами. Я разработала  план
и стала терпеливо ждать. И  до  поры  до  времени  исполняла  все,  что  мне
приказывали. Стала работать у миссис Уайтон и вот там-то, наконец, решилась.
Видите ли, сеньор, я отнюдь не храбрая женщина, я не могла  убить  их  сама.
Это должны были сделать другие, сами того не зная почему.
   - Вы что же, хотите  сказать,  что  замыслили  убийство  и  двух  других,
Хадсона и Хартли?
   - Да. Все те, кого я хотела уничтожить, мертвы. Все четверо...
   Я уселся в кресло поудобнее.
   - Надо сказать, вам повезло. Если бы я вдруг не оказался  замешан  в  это
дело...
   Тут я вдруг замолчал. Внезапно мне все стало ясно. Изабелла  улыбалась  с
довольным видом. Я подошел к телефону, что  стоял  у  телевизора,  и  набрал
номер Боба Клайна.
   - Боб? Престон говорит. Приезжал ли к вам Чарли забрать  груз,  как  было
условлено?
   - С ума  можно  сойти!  Просто  невероятная  история!  Час  назад  кто-то
позвонил по телефону и спросил старика мексиканца.  А  я  думал,  кроме  нас
двоих, никто не в курсе, что он у меня!
   - Я тоже так думал. Впрочем, это не имеет значения. И что произошло?
   - Говорила какая-то женщина. Когда он повесил трубку, то сказал мне,  что
должен немедленно уйти. Я пытался его задержать, сказал, что за  ним  должны
заехать. Но не тут-то было! Старик заявил, что все о'кэй и он уходит. И таки
смылся. Кстати, Престон...
   - Да?
   - А этот Чарли был весьма  раздосадован,  когда  узнал,  что  его  клиент
смотал удочки. Он сказал, вы обещали ему пятьдесят долларов и...
   - Не беспокойся. Боб, он их получит. Привет. Положив трубку, я повернулся
к Изабелле.
   - Итак, этот старик тоже липа?
   - Не совсем. Он настоящий мексиканец, только не  отец  Хуаниты.  Ее  отец
давно умер.
   - Следовательно, вы наняли старика, чтобы  он  впутал  меня  во  всю  эту
историю?
   Изабелла усмехнулась.
   - Мне доводилось слышать о вас. Говорили, что вы добрый человек. Вот я  и
подумала: не  откажетесь  помочь  старому  мексиканцу,  который  прибыл  так
издалека, к тому же пешком.
   Я кисло улыбнулся.
   - Понятно. У старого дурака Престона чувствительное сердце. Он  дал  себя
облапошить, словно мальчика!
   - Не сердитесь, сеньор! Мужчина без сердца - не  мужчина!  Что  ж,  в  ее
доводах был определенный резон.
   - А все-таки, что было Правдой в той легенде,  которую  мне  выложил  так
называемый Моралес?
   - Все. Мне хотелось, чтобы вы были в курсе. Иначе ведь вряд ли вы взялись
бы за дело.
   - Не станете же вы уверять, будто мне удалось  чего-либо  добиться.  Ведь
это вы все скомбинировали. На мою долю просто ничего не осталось!
   - Ну что вы, сеньор! Вы сыграли  очень  важную  роль.  Надо  было,  чтобы
кто-то начал задавать вопросы. Кто-то такой, кого так просто не запугаешь!
   - Так вот оно в чем дело! - пробормотал я.
   - Да. По моим расчетам вы должны были быстро выйти  на  Хартли.  И  я  не
ошиблась.
   - Продолжайте.
   - Хадсон был трусом. Он боялся их как  огня.  Я  обрабатывала  его  очень
долго. Много дней и недель. И повторяла одно и то же. Будто Свенсон  сказал,
что он представляет для них угрозу, слишком много  знает.  Ах,  этот  бедный
Грег! Он просто умирал от страха. Еще при жизни стал мертвецом!
   - Точно. Когда я с ним встретился вчера, у него был такой вид,  будто  он
готовился к схватке с кем-то.
   - А как только вы ушли, он решил бежать из  города.  Я  все  сделала  для
этого. Даже обещала уехать с ним.  Он  хотел  попросить  денег  у  Хартли  и
отправился к Майку, хозяину пивного бара.
   - А почему сам не пошел к Хартли?
   - Кроме Майка, никто не имел права с ним встречаться. Вернувшись из бара,
Грег позвонил мне и потребовал, чтобы я укладывала чемоданы. Но я  позвонила
Хартли и сказала ему, будто перед отъездом Хадсон намерен выложить вам  все,
что ему известно о Хуаните. Я осмелилась позвонить Хартли прямо  в  контору,
это произвело впечатление. А потом у него появились вы,  и  он  перепугался.
Никогда еще ему не приходилось иметь дела с  частными  сыщиками,  да  еще  с
такими, как вы. Хартли тут же попытался связаться со Свенсоном, но того весь
день не было у себя.
   - Вы это знали заранее и, видимо, именно поэтому выбрали  вчерашний  день
для начала операции "Уничтожение"?
   - Совершенно верно. Таким  образом,  Хартли  должен  был  действовать  по
своему усмотрению, причем  быстро.  Он  знал,  как  поступил  бы  Свенсон  в
подобном случае. Взял с собой пистолет и отправился на поиски Грега.
   - Скажите, пожалуйста, почему вы надеялись, что все  произойдет  согласно
вашим планам? А если бы Хадсон прикончил Хартли?
   - Но как же вы не можете понять, сеньор? Мне  ведь  это  было  совершенно
безразлично! Я хотела лишь одного: пусть один из них убьет  другого!  А  кто
кого - какая разница? Мне-то наплевать было! Видимо, Грег  напал  на  Хартли
первым с ножом в руках, Хартли не успел вытащить  свой  пистолет,  но  сумел
отнять у Хадсона нож и всадить его ему в спину!
   Что ж, возможно, именно так оно все и было на самом деле.
   - Что же касается Хартли, то тут мне, конечно, просто повезло.  Когда  он
рассказал Свенсону, что произошло, босс рассердился и накричал  на  него.  А
надо сказать, в тот вечер Свенсон сильно перебрал.  Когда  Хартли  ушел,  он
продолжал ругаться и даже пожелал  ему  сдохнуть.  Смайнофф  услышал  это  и
решил, что представился случай показать себя в лучшем виде. Рано утром,  еще
до прихода секретарши, он отправился к Хартли в контору и прикончил его...
   - Я видел Свенсона и Хартли вчера вечером, - заметил  я.  -  Они  были  в
компании одной женщины, миссис Уайтон. Какую роль сыграла она во  всей  этой
истории?
   - Свенсона всегда отличала большая осторожность. Он был знаком  с  массой
людей и попросил одного из своих друзей, приятеля миссис Уайтон,  пригласить
ее. Ему хотелось узнать, что именно она вам рассказала.
   - И он узнал?
   - Ну  конечно!  Миссис  Уайтон  не  отличается  особенной  сдержанностью,
особенно когда выпьет. А Свенсон все сделал для того, чтобы она как  следует
нализалась.
   - Все понятно.
   - Я к тому времени уже рассказала ему о нашей встрече в отеле "Майами". И
с учетом того, что сообщила миссис Уайтон, он мог чувствовать себя в  полной
безопасности.
   - А тут Смайнофф пришел и все испортил...
   - Вы совершенно правы, сеньор...
   Изабелла растянулась на диване, на ее лице читалось полное удовлетворение
и безмятежность, но  чувствовалось,  что  душа  ее  полна  глубокой  печали.
Задерживаться мне здесь больше не было  никакой  необходимости.  Я  встал  и
сказал:
   - И все-таки нужно было бы найти какой-нибудь предлог, чтобы упрятать вас
в тюрьму!
   Девушка улыбнулась, спустила ноги на ковер и тоже поднялась.
   - Если вы найдете вдруг такой предлог, сеньор, то мне очень бы хотелось с
ним ознакомиться!
   - Вы очень странная и  опасная  девушка,  Изабелла  Мартинец!  Она  гордо
вскинула голову и поправила меня:
   - Моралес! Хуанита была моей младшей сестрой!  Меня  словно  оглушило.  Я
посмотрел  на  второй  наполненный  джином  бокал,  до  которого  никто   не
дотрагивался. По моему взгляду Изабелла поняла.
   - Ну конечно, - прошептала она. - Мы, мексиканцы,  всегда  ставим  прибор
для тех, кого любили при жизни! 
Новая электронная библиотека newlibrary.ru info[dog]newlibrary.ru