загрузка...

Новая Электронная библиотека - newlibrary.ru

Всего: 19850 файлов, 8117 авторов.








Все книги на данном сайте, являются собственностью уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая книгу, Вы обязуетесь в течении суток ее удалить.

Поиск:
БИБЛИОТЕКА / ЛИТЕРАТУРА / ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ /
Шишков Вячеслав / Странники

Скачать книгу
Вся книга на одной странице (значительно увеличивает продолжительность загрузки)
Всего страниц: 113
Размер файла: 466 Кб
« 1   2   3   4   5   6   7  8   9   10   11   12   13   14   15   16   17  » »»


     Наблюдавший эту сцену Инженер Вошкин сказал, смеясь:
     - Стерва какая натуральная!
     Потом вся компания, взвалив на плечи костыли и самодельные протезы, веселой гурьбой побежала к городу, чтобы там обратиться в несчастных уродов и калек.
     Часом позже ушли на вокзал так называемые "тележники". Их было пятеро; каждый катил перед собой двухколесную тележку для перевозки пассажиров. Тележники воровством занимались редко.
     Многие из беспризорников, что постарше да покрепче, чем свет ушли на поденную работу с Дизинтёром: рыть канавы, вылавливать из реки затонувшие дрова, сортировать доски.
     Таких было человек двадцать. Дизинтёр сумел отколоть их от Амельки, он руководил ими: они с готовностью подчинялись ему. Когда выпадал хороший заработок, Дизинтёр отбирал от них деньги и сдавал в сберегательную кассу.
     - Вы, ребята, теперича сыты, обуты, одеты На пьянство я никому денег не дам. Пусть свинья жрет водку. А ежели нужда прихлопнет кого, тогда, сколь понадобится, выну. Не опасайтесь: обману не будет - я не босяк, не Амелька.
     Дизинтёру верили, любили его. Он говорил:
     - У кого в башке есть, тот и со шпаной жить может. С него все худое - как с гуся вода. Однако, ребята, ежели окончательно на ноги подниметесь, бегите отсель. Работы теперича много: на заводах, в совхозах... да мало ли где... От худых дел сторонитесь. Худое поманит, да обманет. А вы завсегда, ребята, помните: вы человеки есть. А жизнь долга.
     Его радовало, что вот он, усатый деревенский парень, сумел сбить в кучу два десятка трудолюбивых беспризорников и что их жизнь под баржей подавала благой пример другим.
     Одетый в рубище, босой, еще не освоившийся с новой жизнью, Филька Поводырь примкнул к группе своих первых знакомцев: Амельке, Пашке Верблюду и Степке Стукни-в-лоб. У Фильки не было намерения ввязываться в какую-нибудь гадкую историю, - нет, он просто поглядит на оборвышей со стороны, потом пойдет бродить по чайным, авось встретит там слепого дедушку Нефеда и хоть издали подивуется на нищего: какой-то он, все ли в добром здоровье и что за новый поводырь при нем? А ежели нет поводыря, Филька, чего доброго, вновь вернется к слепому деду. Вот возьмет да и вернется. А что ж, разве Филька не волен в своих поступках?
     Но Филька уж начал въедаться в волчью жизнь бездомников; он стал находить в ней вкус и какую-то непреоборимо притягивающую силу.
     Пришли на базар. Народу много. Без счета крестьянских телег с поднятыми оглоблями. Пахло дегтем, капустой, луком, грибами, яблоками, конской мочой.
     Вот на телеге молодая баба в желтом, с разводами, платке. Вытянув ноги, она плотно сидит пышным задом на завязанном в бумагу свертке: покупка мужу на штаны, себе на платье, отцу на рубаху. Наученная горьким опытом, она зорко стережет покупку, злобно посматривая на стоящих в стороне Фильку и Амельку. В передке телеги открытая кадушка сметаны. За спиной бабы незримой тенью топчется Пашка Верблюд.
     - Продаешь? - гнусит Степка Стукни-в-лоб, встает на переднее колесо, поддевает ложкой сметану, пробует.
     - Геть, пащенок! - визгливо орет баба, боясь оторвать зад от заветной покупки. - Положи ложку!
     - Тетка! Дай ему по роже-то кнутом! - возмущенно кричит издали Амелька
     - Плохая сметана, горчит, - говорит Степка Стукни-в-лоб и поддевает вторую ложку. - Даже совсем жидкая...
     Молодуха, вся позеленев, быстро приподнимается, чтоб дать отрепышу затрещину, но тот, плеснув бабе в глаза сметаной, уже мчится прочь под крик крестьян. А в другую сторону улепетывает с украденным у бабы свертком Пашка Верблюд, рядом с ним Амелька.
     Филька сразу же от своих отбился. Ну их к черту... Жулики... Его заинтересовал толстомордый кривоногий оборванец. На голове оборванца плешины от нарывов, глаз подбит, веко другого глаза вывернуто и отвисло. Оборванцу лет двадцать. Он, наверное, живет где-нибудь в другом месте. Филька ни разу под баржей не встречал его. А тоже беспризорник, сразу видать - грязный, рваный и отчаянный. Но вот штука: на руках у него закутанный в тряпье ребенок. И все время ребенок плачет, криком кричит, а парень баюкает его, утешает.
     Какая-то женщина в шляпке покупала у крестьянина цыплят. В ее руке сумочка и связка бубликов. Она крикнула через дорогу:
     - Где ты, паршивец, взял ребенка? Почему он плачет у тебя?
     - Исть хочет, - сипло ответил оборванец и, раскутав тряпье возле головы ребенка, сказал: - Проси у барышни бубликов.
     Ребенок запищал:
     - Барыня, дай бублик.
     Народ засмеялся. Изумленная барыня, рассчитываясь с крестьянином, торопливо бросила бублик парню. Оборванец поймал бублик на лету, сунул его в карман и прохрипел ребенку:
     - Что надо сказать барыне?
     - Мирси, барыня, - по-щенячьи пропищал тот, - очень даже мирсите вас.
     Филька, видя это, стоял разинув рот и не верил глазам своим. Любопытствующая толпа охватила оборванца с ребенком тесным кругом. На лицах зевак удивленье и веселые улыбки. Ребенок опять заплакал резко и жалостно, как пойманный собакой заяц.
     - Ну, ты! Убью! - И парень с маху ударил его по голове.
     Ребенок зашелся в плаче на всю площадь. По толпе прогудел сдерживаемый любопытством ропот;
     - Что он, собака, делает!..
     Барыня вспыхнула, как порох, закричала:
     - Как ты смеешь, пастух, младенца бить?!
     - А он чего орет?.. - И парень опять треснул ребенка.
     - Милицейский! Милицейский! - завопила барыня.
     Толсторожий оборванец сделал вид, что хочет бежать, и действительно, он пробежал шага четыре, потом вдруг остановился, схватил ребенка за ноги, грохнул головой о мостовую и швырнул барыне:
     - На, коли тебе его жалко! На!!!
     Тельце малютки описало в воздухе дугу и шлепнулось на землю. Барыню и всю толпу охватил ужас, перешедший в бешенство. Меж тем ребенок, упав к ногам барыни, вдруг обругался черной бранью и пропищал:
     - Ты что меня, дурак, бросаешь: я кукла, что ли?
     У крестьян зашевелились со страху волосы. Еще секунда - и обалдевшая толпа втоптала бы парня в землю. Но он исчез. Исчезла и сумочка барыни и многое множество кошельков, покупок, платков, часов, бумажкиков из карманов одураченных зевак. У ног барыни валялась перевязанная мочалом коричневая рвань, тряпье. Беспризорники мчались с рынка во все стороны, как мыши от кота. Пересвистывались в разных местах милиционеры, кричал народ:
     - Держи, держи!
     Фильку нагнал Инженер Вошкин. Он тащил большой, в половину своего роста, пшеничный калач и говорил Фильке:
     - Это называется "чревовещатель с куклой". По-нашему, - фармазон. А это вот - изобретение калача. Хочешь жрать?
     Филька, не ответив, оторопело побежал дальше. Инженер Вошкин кричал ему вдогонку:
     - Бой будет, драка. Этот рынок наш. У нас свои "рыночники". А тут заречные рыночники пришли... Мы их взвошим...
     Филька сиганул в подвал какого-то дома и остроглазо поглядывал на улицу из подвального окна. Два милиционера вели по тротуару мимо Фильки двух пойманных отрепышей. Оба отрепыша горько плакали. Тот, что постарше, - в длинной тальме, картузике, штанах. Милиционер, успокаивая, говорил ему:
     - В чем дело, Колька? Тебя, как барона, повезут в Ростов-Дон, в детдом... В чем дело?
     - Все равно убегу-у-у... - выл парнишка; слезы на лице смешались с грязью, лицо стало шоколадным. - Не хочу к "красивым"... Убегу-у... А нет - утоплю-у-усь...
     - Иди, иди... Топиться вредно.
« 1   2   3   4   5   6   7  8   9   10   11   12   13   14   15   16   17  » »»

Новая электронная библиотека newlibrary.ru info[dog]newlibrary.ru