загрузка...

Новая Электронная библиотека - newlibrary.ru

Всего: 19850 файлов, 8117 авторов.








Все книги на данном сайте, являются собственностью уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая книгу, Вы обязуетесь в течении суток ее удалить.

Поиск:
БИБЛИОТЕКА / ЛИТЕРАТУРА / ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ /
Шишков Вячеслав / Странники

Скачать книгу
Вся книга на одной странице (значительно увеличивает продолжительность загрузки)
Всего страниц: 113
Размер файла: 466 Кб
«« « 104   105   106   107   108   109   110   111   112  113  


     Тогда дружно захохотали все трое. Денис сказал:
     - Перепутал эпохи, товарищ.
     Потом погладил ослика, пасшегося на откосе внутри крепостных стен, и кивнул в сторону развалин:
     - А вот полюбуйтесь... Эта работа доброго старого времени. Потемкин... ну, тот, который при Катерине был, корсеты ей затягивал, сиятельный дурак... он умудрился разобрать часть драгоценнейших башен и выстроить из исторических камней казарму. Вот их развалины. Варварство это или нет, спрошу вас всех в упор? - рисуясь перед Наташей, он сбросил и опять надел пенсне.
     - А что ж, вот и молодец, - запыхтев, сказал Филька и собрал лоб в морщины. - Да будь эта крепость возле нашего совхоза, я б ее вею раскатал коровам на хлевы. Только зря торчит. Ни жить в ней, ничего...
     Денис демонстративно отвернулся и притоптал ногой окурок. Емельян дружески нахлобучил Фильке кепку по самый нос.
     - Эх, ты, голова два уха. Еще у тебя башка не с того боку затесана... Ведь это история, а ты - совхоз! Кирпичи для совхоза можно сделать...
     Наташа же, наморщив хорошенький носик, сказала нараспев:
     - А все-таки ты, Филя, необычайно милый Освобождая из-под кепки глаза, Филька, вздохнув, упрекнул Наташу:
     - "Милый", "милый"... А сама ни туда, ни сюда Только дразнишь.
     Очень много купались - юноши вместе, Наташа в сторонке. В купанье Филька побил рекорд: в один из жарких дней бултыхался в море восемнадцать раз. Весь посинел, и стало сбиваться сердце.
     Хозяйственный Филька бродил по бахчам, виноградникам, садам, собирал семена цветов, растений, решил взять с собой "в Русь" несколько виноградных лоз, чтоб все это взрастить потом в своем совхозе. Разговаривал с садовниками, все вынюхивал, записывал. А вот этот маленький кипарисик он обязательно выроет, свезет в родную деревню и посадит на могиле своих родителей.
     Емельян Схимников побывал в Никитском саду, в лесничестве. Там получил нужные ему сведения о возможности эксплуатации буковых лесов. Деловую поездку в административный центр Крыма, в Симферополь, он отложил на конец командировки.
     Часто гуляли по окрестностям. Свели знакомство с рыбаками. Возле рыбацкой избушки, притулившейся к серым скалам, жил молодой орленок-кондор. Рыбаки вынули его из гнезда с неприступных скал и дали ему кличку: "Алешка".
     - Вот видите скалу, она называется Сокол, - говорил молодой рыбак. - Обрыв стеной прямо в море. В ней полверсты вышины. Снизу к гнезду никак не влезть. Наш товарищ спускался на веревке сверху, двадцать сажен спускался, бывший матрос. А двое стояли над обрывом с ружьями, отстреливались от орлов. Эти орлы могут крыльями сшибить человека в пропасть. Вот они какие птички!
     - Ведь он вырастет, улетит.
     - Куда он может улететь? Полетает да опять к нам. Он не умеет добычу добывать, а мы его мясом кормим.
     Путешествовали в Голубую бухту, всех очаровавшую. Дорога шла то над морем, в скалах, то по высокой равнине, поросшей горным сорняком. Четверо разделились на две пары, Денис шел впереди с Наташей. Они теперь частенько уединялись. В Наташе, незаметно для нее самой, нарастала потребность жить и чувствовать по-новому, - в ней зрела женщина. По ночам она испытывала особое, пугавшее девушку, томление: кружилась голова и беспричинно ныло сердце. То она считала себя несчастной, оторвавшейся от родной почвы, то ее всю охватывала горячечная дрожь; она стыдливо смежала глаза, и одно было желание: увидеть во сне Дениса.
     Но сам Денис, хотя и сдавался понемногу, однако все еще продолжал "витать в заоблачных высотах". Вспоминая плененного орленка, прошлую свою жизнь и знакомые ему приключения Фильки и Амельки, когда все четверо уселись у теплых морских вод, Денис многодумно прищурил свои калмыцкие глаза, сказал:
     - Знаете, ребята? У меня назрела великолепная идея. Кончено! Пишу роман из жизни вот таких типов, как мы. А что! Пороху не хватит? Ого! Лоб расшибу, а напишу. Вот возьму двадцать пять Филек и Амелек, а то и сто. Возьму преступный мир, - он у меня вот где! - стукнул загоревшийся Денис по высокому лбу. - Да... Ведь кто мы такие? Погибшие, окончательно потерянные для жизни... Факт? - Факт! Мы для общества были как чирей на сиденье, извини, Наташа. А между тем - что ж, мы - не люди теперь? Что ж, мы - хлам, отбросы, утиль-сырье? Нет, мы настоящие. Жизнь втоптала нас в грязь, а мы взяли да, как трава, и вылезли... На-ка тебе фигу, жизнь!
     - Люди помогли, внушили, воспитали, - прервал Емельян, пересыпая из горсти в горсть горячий песок.
     - Верно, люди... Партия. Ну, а мы сами-то разве ничего не стоим? Разве огонь в нас не горел? А бессонные ночи, а раздумья, от которых трещала голова?.. Мы валялись в земле сырой рудой, а стали чугун и сталь... Снова родились... Рождение человека... Ого! Нет, нет, напишу... Кровь из зубов, а напишу!
     Денис пыхтел и отдувался, как после добросовестной горячей драки.
     - Вали, вали, - поддержал его Емельян Схимников, нехотя снимая рубаху. - Материальчик есть. Эй, черт, жаль - ожоги мои нельзя солнцу показывать, - палит.
     Наташа молча собирала разноцветные ракушки.
     - Сидите, я уйду купаться, - сказала она вставая.
     В это время вышли из зарослей кустарника трое: бритый гололобый мужчина в сетчатом нательнике, дама в кудерышках; с ними черноголовый мальчик в матроске, в руках - корзина, за плечами удочка. Они тоже расположились у воды, саженях в полутораста от наших приятелей.
     Мальчик быстро разделся, остался в черных трусиках и с разбегу кинулся в море.
     - Это ж Павлик! - проговорил зоркий Емельян и торопливо стал надевать рубаху. - Честное слово, он... Вошкин.
     Филька вскочил на ноги.
     - А вот глядите, как дельфины плавают, - долетел издали звонкий голос мальчишки, и, показывая зад, маленький пловец стал колесом кувыркаться в море. - Изобретение приема, во!..
     - Он, он... Идем!..
     Подбежав, Филька и Амелька поздоровались с Марколавной и Емельяном Кузьмичом, кричали:
     - Павлик! Здравствуй, Павлик! Это мы. Инженер Вошкин отфыркнулся, как морж, и, не обращая внимания на подошедших, лег на спину:
     - Глядите! Опыт с удельным весом. А почему бабы тонут? Потому что весят больше вытесняемой воды... Факт... Возражения не принимаются.
     Счастливая Марколавна, то и дело облизывая сухие губы, радостно и торопливо рассказывала Амельке, что Павлик совершенно исправился и в городе старается вести себя как взрослый, но проказник, каких мало. А они приехали сюда пять дней тому назад, живут у караульного винных складов, перешедших в казну от князя Голицына. Павлик заставляет караульного делать "утреннюю зарядку" А тому семьдесят два года. Однако кряхтит и в угоду Павлику приседает, выбрасывает руки-ноги... Вообще потеха Павлик говорил старику: "Через недельку я тебя, дедушка, омоложу; я читал - зубы вырастут, волосы почернеют, борода отсохнет; будешь молоденький и - вроде меня - весь бритый". Старик помирает со смеху... Вообще очень, очень забавный мальчишонка...
     - Павлик! - закричала она, приставив ладони ко рту - Плыви: тебя ждут. Это неделикатно.
     - Почему - меня ждут! Может быть, я их жду. Алле, алле!..
     Однако он выскочил, весь, как арабчонок, черный, ноги в кровь исцарапаны, - схватил рубаху, оделся и только тогда подошел к широко улыбавшимся приятелям
     - Гутэнтах... Бонжур! Здесь босиком, а в городе у меня новые штиблеты и пальто коричневое. Сзади - хлястик.
     - Ого, да ты вырос! - похлопал Амелька его по плечу. - Совсем большой. - Ах, ты, забавник, ах, ты, Вошкин Инженер. Ну, а помнишь про волшебный зуб морской собаки? А помнишь, как про Крым рассказывал, как в пещере у Крым-Гирея был?
     - Теперь врать строго воспрещается. Врать - время терять. Во всем утилизация. А вы утреннюю зарядку делаете? - Мальчик держался неестественно напыщенно, старался казаться умным, взрослым, но в черных живых глазах дрожали восторг встречи и неостывшие воспоминания о прошлых днях. - Ну, как поживаете? - задал он вопрос официальным тоном и чихнул - Как ваша установка на будущее?
     Амелька хихикнул и спросил:
     - Ну, а Крым-то нравится ли тебе?
     - Не вполне оправдал мое доверие, - проговорил Инженер Вошкин. Он заложил руки назад и задумчиво посматривал вдаль на голубую пелену ласкового моря.
     - Почему ж так? - вновь спросил Амелька, едва сдерживая в себе рвавшийся наружу смех.
     - Да уж так... Я думал: Крым - что-нибудь особенное, а это - полуостров,
     Тогда взорвался общий хохот.

«« « 104   105   106   107   108   109   110   111   112  113  

Новая электронная библиотека newlibrary.ru info[dog]newlibrary.ru