загрузка...

Новая Электронная библиотека - newlibrary.ru

Всего: 19850 файлов, 8117 авторов.








Все книги на данном сайте, являются собственностью уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая книгу, Вы обязуетесь в течении суток ее удалить.

Поиск:
БИБЛИОТЕКА / ЛИТЕРАТУРА / СТИХИ /
Карабчиевсикий Юрий / Восресение Маяковского

Скачать книгу
Вся книга на одной странице (значительно увеличивает продолжительность загрузки)
Всего страниц: 164
Размер файла: 466 Кб
« 1   2   3   4   5  6   7   8   9   10   11   12   13   14   15  » »»


со строкой об умирающих детях: их принципиальная непроизносимость.
Разумеется, читая, мы их произносим, и даже, быть может, достаточно четко и
громко. Но язык наш не может при этом не испытывать неловкости, тяжести,
сопротивления, как будто он движется в налипшем тесте.

"Изнасиловать" и "в сердце плюнуть" - эти действия невозможны в первом
лице, да еще в будущем времени. Мы стараемся поскорей проскочить мимо этих
кошмарных слов - дальше, в следующую строфу, в свободное пространство
стиха. А там:

Севы мести в тысячу крат жни!
В каждое ухо ввой...
    И т. д.
От обиды - к ненависти, от жалобы - к мести, от боли - к насилию. Только
между этими двумя полюсами качается маятник стихов Маяковского. Изредка
возникает третий мотив: любовь к неким обобщенным людям - но это всего лишь
промежуточная точка на пути между ненавистью и обидой, едва различимый знак
той земли, которая заерзает мясами, хотя отдаться. Реальных же, достоверно
существующих точек - две, только две. Две точки, два полюса, две морали.
Величайшая в мире боль, когда обидели Маяковского,- и физиологическая
сладость насилия, когда обижает Маяковский, мстя за обиду. Причем и то и
другое чаще всего выражается одними и теми же словами. Это как-то само
собой разумеется. Здесь он не видит противоречий, для него их просто не
существует. Между тем самые сильные и яркие, самые напряженные стихи и
поэмы строятся на таких, предельно противоречивых, по сути, несовместимых
друг с другом кусках.

Все вы на бабочку поэтиного сердца
взгромоздитесь, грязные, в калошах и без калош.
Толпа озвереет, будет тереться,
ощетинит ножки стоглавая вошь.
А если сегодня мне, грубому гунну,
кривляться перед вами не захочется - и вот
я захохочу и радостно плюну,
плюну в лицо вам
я - бесценных слов транжир и мот.
Эти мастерские строки звучат энергично и страстно, так и просятся в цитату
и выкрик - если воспринимать их у поверхности смысла и чувства. Любая
попытка реализовать этот образ спотыкается о несовместимость его
составляющих. Одно из двух: или нежная бабочка сердца - или грубый гунн,
сначала кривляющийся, а потом радостно плюющий в лицо. А тогда уж и толпа,
громоздящаяся на бабочку,- как-то не очень осуществимо.

И чем они все так противны поэту? Тем, что на женщине "белила густо", а у
мужчины "в усах капуста"? Эта противность не только неубедительна, она
вообще не свойство объекта. Очевидно, что она привнесена, навязана автором.
Любому, чтоб было легче ненавидеть, можно навесить в усы капусту,
согласимся, это несложно... Здесь первична, исходна - ненависть, а все
остальные страшные ужасы - лишь ее оправдание и иллюстрация.

« 1   2   3   4   5  6   7   8   9   10   11   12   13   14   15  » »»

Новая электронная библиотека newlibrary.ru info[dog]newlibrary.ru