загрузка...

Новая Электронная библиотека - newlibrary.ru

Всего: 19850 файлов, 8117 авторов.








Все книги на данном сайте, являются собственностью уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая книгу, Вы обязуетесь в течении суток ее удалить.

Поиск:
БИБЛИОТЕКА / ЛИТЕРАТУРА / ДЕТЕКТИВЫ /
Гамильтон Дональд / На линии огня

Скачать книгу
Вся книга на одной странице (значительно увеличивает продолжительность загрузки)
Всего страниц: 37
Размер файла: 466 Кб
« 1   2   3  4   5   6   7   8   9   10   11   12   13  » »»


     - Откуда тебе знать? - упорствовал я. - Это твое предположение.
     - Но я в этом уверена! - воскликнула девушка. - Я же своими ушами слышала выстрел, а то нет? И когда открыла дверь, тот, другой мужчина говорил... - Она облизнула губы. - Он говорил: "Ты попал в него. Влепил в него пулю. Он упал". Я же слышала это! Разве это не правда? Что, не так?
     - Угу, - протянул я, - более-менее соответствует действительности.
     - Нет, не "более-менее"! Это так, и все тут. Я слышала собственными ушами. - Она повернула ко мне голову. - Кто это был? Кого вы застрелили?
     - Тебе бы малость поунять свое любопытство, - посоветовал я. - Как бы оно не оказалось причиной твоей смерти. Малышка резко отвернулась и проговорила почти с печалью:
     - Вы сами себе противоречите. Сначала спасаете мне жизнь, потом грозитесь меня убить.
     - Ничего подобного, - возразил я. - Сверни-ка на бензозаправку вон там впереди - у нас бензин на нуле. А вот это уже угроза: если ты попытаешься дать сигнал о помощи, то заправщик погибнет в расцвете лет. Даже если тебя не волнует собственная участь, подумай о нем, о его жене и детях. Если, конечно, они у него есть. Не при в дурь и следи за каждым своим шагом. Никаких вяканий насчет туалета, с тем чтобы оставить там послание губной помадой на зеркале. Даже если тебе и приспичило, пора научиться сдерживаться, когда это нужно, ты уже взрослая девушка.
     Кино и телевидение изо всех сил стараются склонить нас к отчаянным поступкам. Благодаря им оружие в общественном мнении приобрело черты чуть ли не магического жезла: все, что надо сделать, дабы добиться от людей безусловной покорности и сотрудничества, - это помахать перед ними пистолетом. И никогда никому не приходит в голову, что оружие предназначено исключительно для того, чтобы из него стреляли, хотя бывают и такие моменты, когда делать это нежелательно и невыгодно или просто невозможно. Малышка, разумеется, знала о "Пи-38" у меня за поясом, но уже поняла, что я не тороплюсь изрешетить ее пулями, а может, даже оказалась в состоянии сообразить, что не горю особым желанием причинить существенный вред и персоналу автозаправки. Однако я имел пушку, а по канонам ТВ это давало мне право приказывать. Оспорить же мою власть и право означало бы подорвать авторитет самого Хопалонга Кэссиди <Хопалонг Кэссиди - герой нескольких романов Луиса Ламура, действие которых разворачивается на Диком Западе.>, а это конец всему.
     Она подъехала к бензоколонке и покорно сидела подле меня положив руки на колени, пока мужчина-автозаправщик наполнял наш бак.
     Уже начинало смеркаться: небо впереди окрасилось в драматические цвета: от малиново-оранжево-желтого до пурпурно-голубого. Со станции, где было включено радио, до нас доносилась музыка. Неожиданно она прервалась, и прозвучал голос диктора:
     "Мы прерываем нашу музыкальную программу, чтобы сообщить вам, как развиваются события вокруг попытки убийства губернатора Мартина Мэйни. Полиция штата обнаружила автомобиль, на котором один из стрелявших в него бежал с места преступления. Его нашли брошенным возле небольшого городка Чани-Джанкшн в сорока милях к югу от Кэпитал-Сити. Полиция соседних штатов поднята по тревоге на поиски сбежавшего преступника. По описанию свидетелей, он небольшого роста, смуглый, одет в легкий костюм, на голове большая соломенная шляпа со светлой лентой вокруг тульи. Власти уверены, что он вскоре окажется за решеткой..."
     Я с удовлетворением отметил, что диктор дал точное описание Тони, а не мое. Он говорил еще что-то, пока заправщик спрашивал, не проверить ли уровень масла. Я ответил согласием и вновь вслушался в хорошо поставленный голос.
     "...Губернатор Мэйни, недавно выдвинувший свою кандидатуру в Сенат Соединенных Штатов, находится в отдельной палате Мемориального госпиталя. Врачи говорят о его состоянии как об удовлетворительном, если не считать шока и небольшой потери крови. Однако сомневаются, удастся ли им сохранить правую руку губернатора, раздробленную крупнокалиберной пулей, которую использовал притаившийся снайпер.
     Попытка убийства произошла сегодня в три часа пополудни, когда губернатор в сопровождении помощника шел пешком, как любил это делать обычно, из законодательного здания штата в свою официальную резиденцию на Принс-стрит. Полицейские мгновенно определили место, откуда в него стреляли, - окно на третьем этаже Вадеворф-Билдинг, - и взяли здание штурмом, не дав преступникам возможности произвести второй выстрел. Один из них попытался скрыться и был убит в короткой, но жестокой перестрелке. Установлено, что это Сэмюэль Бэнкс, головорез с длинным криминальным списком. Полиция проводит проверку хорошо известных пособников Бэнкса, надеясь возложить на них ответственность за покушение на жизнь губернатора. А теперь мы вновь возвращаемся к прерванной музыкальной программе".
     Я положил ладонь на руку девушки, когда та импульсивно попыталась заговорить. Малышка вовремя сдержалась и застыла в напряжении рядом со мной. Я дал пять долларов рабочему станции за заправку бензином и маслом. Потом нам пришлось подождать сдачи - мне не хотелось, чтобы он запомнил нас за излишнюю щедрость.
     Краски на небе уже начали исчезать, когда мы наконец покатили прочь. Я заставил малышку свернуть на первую же боковую дорогу. Мы ехали на скорости тридцать пять миль в час и начали спускаться с холма к деревянному мосту, когда она неожиданно попыталась выпрыгнуть из машины.
     Я сделал отчаянный рывок и успел поймать ее за запястье. Автомобиль между тем набирал скорость на спуске. Для борьбы было слишком мало места, но она сделала все, что могла. Я повис на рычаге ручного тормоза, не имея в таком положении возможности им воспользоваться, но другой рукой вцепился в руль и крутанул его. К счастью, кювета в том месте не было, просто десятифутовая земельная насыпь. Правый передний бампер принял на себя удар.
     Затем мы малость посидели, приходя в себя. Я врезался плечом в лобовое стекло, малышка же схлопотала баранкой прямо в ребра. Шляпка с нее слетела, пиджак задрался до подмышек, юбка накрутилась на бедра. Я взирал на нее, испытывая печаль и непонимание, как мальчишка, ручная малиновка которого продолжает биться о прутья клетки. Затем отпустил ее запястье. Она механически его потерла.
     - Почему... почему вы не убиваете меня? - прошептала девушка. - Почему бы вам просто не убить меня - и дело с концом?
     - А почему бы тебе не расслабиться?
     - Вы должны убить меня, - выдохнула она. - Думаете, я не понимаю, что вы должны меня убить? Я же свидетельница. Я видела вас в той комнате с оружием сразу же после выстрела. И слышала, что сказал тот, другой. Пока я жива, вам не удастся выкрутиться, свалив всю вину на того, второго.
     - А кто выкручивается? - удивился я. - И кто на кого перекладывает вину? Да, я стрелял в Мэйни. И не отрицаю этого.
     Девушка испустила долгий, вымученный выдох. Потом вдруг выкрикнула:
     - Я знаю, кто вы! Вы - один из людей Гандермэна. Ну, валяйте, убейте меня!
     Современные методы распространения слухов поистине удивительны. Вот взять хотя бы эту малышку, которая, по ее собственному признанию, не прожила в Кэпитал-Сити достаточно долго, чтобы узнать, где в этом городе есть еще туалеты, помимо ее конторы. Однако она полностью в курсе здешней политики и криминала. Ей все известно о Карле Гандермэне, хотя она не смогла бы его узнать при встрече на улице. Ей известно, что все плохое, происходящее в штате, будь то политика или рост преступности, так или иначе связано с его именем. А потому любой сомнительный тип в Кэпитал-Сити или его окрестностях, особенно если он прячет оружие в особом футляре, обязательно должен находиться на содержании Гандермэна. И если в губернатора стреляли, то Гандермэн уж точно приложил к этому руку. Ну да, здесь она права, он и впрямь по уши замешан в сегодняшних событиях.
     Я внимательно посмотрел на нее. Было очевидно, что мы на самом финише. Если она хотела выброситься из машины на ходу, чтобы избавиться от моего присутствия, то с таким же успехом я могу отпустить ее на все четыре стороны и наконец-то позаботиться только о самом себе.
     - Дай-ка мне сумочку! - распорядился я.
     Она нашла ее и протянула мне. Я заглянул в водительскую лицензию. Там значилось: "Барбара Элизабет Уоллес, белая, пол женский. Рост пять футов и пять дюймов, вес - сто десять фунтов. Родилась 20 марта 1939 года". Лицензия была ей выдана в Грантсвилле - небольшом городишке на юге штата. Малышка явно появилась в Кэпитал-Сити недавно и еще не успела поменять лицензию, как того требует закон. Я положил сумочку ей на колени.
     - Кто там у тебя в Грантсвилле?
     Она смешалась:
     - Сестра с мужем и детьми.
     Я глянул на кольцо на ее руке.
     - А где твой муж?
     - Во Вьетнаме, - с трудом выдавила она и добавила после некоторого замешательства: - Он... не вернулся.
     Это тоже имело значение, хотя и без всякой видимой причины, - с чего бы вдруг?
     - У твоей сестры больше здравого смысла, чем у тебя? - поинтересовался я. А так как ответа не последовало, продолжил: - Да, задал я тебе перцу, малышка. Ты могла бы получить пулю в голову или сломать, себе шею, выпрыгивая из автомобиля на полном ходу. А теперь послушайся моего совета. Отправляйся к своей сестре и оставайся там. Напиши мистеру - как его там, в страховой компании "Северная звезда", - что обстоятельства вынудили тебя оставить у него работу, ты этим огорчена, но тебе надо срочно вернуться домой... Где ты жила в городе?
     - На Севен-стрит.
     - О'кей. Через пару дней сообщишь и им эту же приятную новость. Попросишь выслать тебе домой твои вещи. Затем заляг на дно и никому ни гугу. Это будет нелегко, но никогда не знаешь, на что способен, пока не попытаешься. Я оставляю тебе винтовку. Спрячь ее где-нибудь. Причина, по которой я оставляю ее тебе, - та, что вряд ли мне удастся провести ее незамеченной в автобусе. Кроме того, с твоей чересчур чуткой совестью и недостатком здравого смысла тебя непременно потянет на широкий жест, в случае, если арестуют невиновного. Ружье - это твое доказательство, можешь с ним в любое время заявиться в полицию и устроить сенсацию. - Я содрал свои перчатки и швырнул их ей на колени. - Здесь еще доказательства: на них полно частиц пороха, так что спецам-химикам из полицейской лаборатории будет с чем развернуться. Мое имя Найквист. - Я повторил еще раз: - Пол Найквист. У меня небольшая оружейная мастерская на Вестерн-бульваре. Конечно, это всего лишь ширма для всякого рода диких и нелегальных операций. Девушка, шустрая, как ты, это непременно сообразит. А такая толковая, как ты, должна додумать и многое другое, чего пока нет, но может случиться. Помни это, прежде чем сломя голову бросишься в полицию с намерением упечь меня за решетку.
     Я открыл дверцу рядом с собой. Ее плотно прижала земельная насыпь, но я все же выбрался и обошел машину кругом. Бампер был помят, однако, подумал я, руль вряд ли пострадал. Затем подошел к дверце с ее стороны. Уже стемнело, и ее лицо казалось бледным овалом.
     - Вы... вы позволяете мне уехать?
     - А что, это мысль! - подхватил я. - Однако напоследок запомни кое-что. Первое: никто не знает, что ты была замешана в этом деле, кроме Уити, тебя и меня. Уити мертв, а я не склонен распространяться на эту тему. Так что все упирается в тебя. Второе: если ты заговоришь, то ничего не добьешься. Поверь мне, это дельце не из тех, что раскрываются полицией. Оно будет решено в другом месте и без всяких свидетельств слишком шустрых маленьких девушек с длинными любопытными носами. Их показания могут не понравиться некоторым важным шишкам, эти люди не любят попадать в неудобные положения. Поэтому если ты заговоришь, то почти наверняка будешь убита, и заметь - не мною. Лично я не желаю иметь к этому никакого отношения... А теперь, если подашь машину задом, думаю, тебе удастся вывести ее отсюда благополучно. Сожалею, что помят бампер.
     Я пронаблюдал, как она скрылась из виду. Затем повернулся и зашагал в другую сторону.

Глава 4

     Автобус доставил меня на Тополиный остров в десять часов вечера. Автобусная станция в центре города была одновременно автозаправкой и закусочной с гамбургерами. В бензине я не нуждался, а вот голод испытывал. Однако решил не привлекать к себе внимание, отправившись сразу же вовнутрь здания, да и подумал, что пищеварение у меня значительно улучшится, если вначале я разузнаю ситуацию. Впрочем, может, и ухудшится - кто знает? Я потянулся, чтобы размять затекшие мышцы спины и ягодиц, заправил рубашку в слаксы, прикрыл полой пиджака рукоятку "Пи-38" и зашагал по левой стороне проезжей части навстречу движению - точно так, как было рекомендовано побитым дорожным знаком. Субботняя ночь заметно увеличила количество машин на дороге. Я старался игнорировать слепящий свет фар с обеих сторон. Казалось бы, человек, постоянно внушающий себе в течение двух лет, что ему нечего держаться за жизнь, в состоянии держать свои рефлексы под строгим контролем. Но инстинкт самосохранения - сильное животное чувство, превалирующее над разумом. А потому время от времени меня так и подмывало броситься в кювет при звуках выхлопных труб грузовиков, напоминающих выстрелы.
     Тополиный остров - на самом деле полуостров, а вовсе не остров, как следует из его названия. Что же касается тополей, то их тут почти не сохранилось - большинство деревьев были выкорчеваны теми, кто превратил здешний рыбацкий поселок в курортный пляж. Думаю, не последнюю роль сыграло и то, что, по моим наблюдениям, строители, архитекторы и подрядчики на дух не переносят вида живых деревьев. Они, как мне сдается, не решаются даже приблизиться к месту предполагаемого строительства, пока бульдозеры с корнем не выдерут последние остатки растительности. Возможно, у них срабатывает и комплекс вины: эти люди используют такое огромное количество древесины, что не хотят никакого напоминания о загубленных для этого деревьях. А может, просто не желают сами себе признаться, что это местечко гораздо больше радовало глаз, пока они не наставили тут помпезных коробок пастельного цвета.
     Впереди засияла вывеска туристского кемпинга. Мне доводилось слышать, что здесь находятся один или два мотеля, в которых не принимают парочек из автомобилей с номерными знаками штата, пока они не продемонстрируют обручальные кольца, солидный багаж или что-то другое, так же свидетельствующее об их респектабельности. Но кемпинг впереди был явно не из таких. Про него мне было известно, что во время сезона его три или четыре хижины никогда не сдаются больше чем на одну ночь, как бы ни требовали останавливающиеся. Они приберегаются для коротких "деловых" встреч посетителей соседних пивных пабов. Хотя это, конечно, слухи, не могу ручаться за их достоверность. Но есть же люди, которые всегда и во всем видят секс. И можно только удивляться, насколько часто они оказываются правы.
     Моя машина - небольшой "плимут" с закрытым кузовом - поджидала меня перед хижиной номер 14. Освещение было слабым, поэтому я мог только догадываться о цвете стоящего там автомобиля, вмятинах на его заднем бампере и надписи на двери: "Найквист Хоффмайер и патентованные оружейники". Но место и контуры машины были те самые.
     Я постоял под прикрытием дерева - одним из тех, что сохранились на самых задворках, - глядя на освещенное окно хижины и размышляя о том, кто же там внутри. Был только один способ выяснить это достоверно. Поэтому я зарядил "Пи-38", заткнул оружие обратно за пояс и, не застегнув пиджака, пошел вперед.
« 1   2   3  4   5   6   7   8   9   10   11   12   13  » »»

Новая электронная библиотека newlibrary.ru info[dog]newlibrary.ru