загрузка...

Новая Электронная библиотека - newlibrary.ru

Всего: 19850 файлов, 8117 авторов.








Все книги на данном сайте, являются собственностью уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая книгу, Вы обязуетесь в течении суток ее удалить.

Поиск:
БИБЛИОТЕКА / ЛИТЕРАТУРА / КЛАССИКА /
Бунин Иван / Жизнь Арсеньева

Скачать книгу
Вся книга на одной странице (значительно увеличивает продолжительность загрузки)
Всего страниц: 174
Размер файла: 466 Кб
« 1   2  3   4   5   6   7   8   9   10   11   12  » »»


кровь: будь достоин во  всем своего благородства. И как передать те чувства,
с которыми я  смотрю порой  на  наш родовой  герб? Рыцарские доспехи, латы и
шлем с страусовыми перьями. Под ними щит. И на лазурном поле его, в середине
-- перстень, эмблема верности и вечности, к которому сходятся сверху и снизу
своими остриями три рапиры с крестами-рукоятками.
     В стране, заменившей мне родину, много есть городов, подобных тому, что
дал  мне  приют,  некогда  {9}  славных,   а  теперь  заглохших,  бедных,  в
повседневности живущих  мелкой жизнью. Все же над этой жизнью всегда -- и не
даром -- царит какая-нибудь серая башня времен  крестоносцев, громада собора
с бесценным порталом, века  охраняемым  стражей  святых изваяний, и петух на
кресте, в небесах, высокий Господний глашатай, зовущий к небесному Граду.


        "II"

     Самое   первое  воспоминание   мое  есть  нечто  ничтожное,  вызывающее
недоумение. Я  помню большую, освещенную предъосенним  солнцем комнату,  его
сухой блеск над косогором,  видным  в окно, на юг... Только  и всего, только
одно  мгновенье! Почему именно  в этот день и час, именно в эту минуту и  по
такому пустому поводу впервые в жизни вспыхнуло мое сознание столь ярко, что
уже явилась возможность действия  памяти? И  почему  тотчас  же после  этого
снова надолго погасло оно?
     Младенчество свое я вспоминаю с печалью.  Каждое младенчество печально:
скуден  тихий мир, в котором грезит жизнью еще  не совсем  пробудившаяся для
жизни,  всем и всему еще  чуждая, робкая и нежная  душа. Золотое, счастливое
время! Нет, это время несчастное, болезненно-чувствительное, жалкое.
     Может быть, мое младенчество  было  печальным в  силу некоторых частных
условий? В самом деле, вот хотя бы то, что рос я в  великой глуши. Пустынные
поля, одинокая усадьба среди них... Зимой  безграничное снежное  море, летом
-- море хлебов, трав и цветов... И вечная  тишина этих полей, их  загадочное
молчание... Но грустит ли  в тишине, в  глуши какой-нибудь сурок, жаворонок?
Нет,  они  ни  о чем  не спрашивают,  ничему не  дивятся, не  чувствуют  той
сокровенной   души,  которая  всегда  чудится   человеческой  душе  в  мире,
окружающем ее, не  знают ни  зова пространств,  ни  бега времени. А я  уже и
тогда  знал все  это. Глубина неба,  даль полей говорили мне  о чем-то ином,
{11}  как  бы существующем помимо  их, вызывали  мечту  и тоску о чем-то мне
недостающем, трогали непонятной любовью и нежностью неизвестно к кому и чему
...
     Где были люди в это  время? Поместье  наше называлось хутором, -- хутор
Каменка, --  главным  имением  нашим считалось  задонское,  куда отец уезжал
часто и надолго, а на хуторе хозяйство было небольшое, дворня малочисленная.
Но все же люди были, какая-то жизнь все же шла. Были  собаки,  лошади, овцы,
коровы, работники,  были кучер, староста, стряпухи, скотницы, няньки, мать и
отец, гимназисты братья, сестра Оля, еще качавшаяся в люльке ...
     Почему же остались в моей памяти только минуты полного одиночества? Вот
вечереет летний день. Солнце уже за домом, за садом, пустой, широкий двор  в
тени, а я (совсем, совсем один в мире) лежу на его зеленой холодеющей траве,
глядя в бездонное синее небо, как в  чьи-то дивные  и родные глаза, в  отчее
лоно  свое.  Плывет  и,  круглясь,  медленно меняет очертания,  тает в  этой
вогнутой  синей бездне высокое,  высокое белое облако ... Ах, какая  томящая
« 1   2  3   4   5   6   7   8   9   10   11   12  » »»

Новая электронная библиотека newlibrary.ru info[dog]newlibrary.ru