загрузка...

Новая Электронная библиотека - newlibrary.ru

Всего: 19850 файлов, 8117 авторов.








Все книги на данном сайте, являются собственностью уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая книгу, Вы обязуетесь в течении суток ее удалить.

Поиск:
БИБЛИОТЕКА / ЛИТЕРАТУРА / КЛАССИКА /
Блок Александр / Последние дни императорской власти

Скачать книгу
Вся книга на одной странице (значительно увеличивает продолжительность загрузки)
Всего страниц: 71
Размер файла: 466 Кб
« 1   2   3   4   5  6   7   8   9   10   11   12   13   14   15  » »»


видными   кружками   были    кружки    Бадмаева,    кн.    Андронникова    и
Манасевича-Мануйлова.
   Бадмаев-умный и хитрый азиат, у которого в голове был политический  хаос;
а на языке шуточки, и который занимался, кроме тибетской медицины, бурятской
школой и  бетонными  трубами-дружил  с  Распутиным  и  с  Курловым,  некогда
сыгравшим роль в убийстве Столыпина; при помощи Бадмаевского кружка  получил
пост министра внутренних дел Протопопов.
   Князь Андронников, вертевшийся в придворных и  правительственных  кругах,
подносивший иконы министрам,  цветы  и  конфекты  их  женам,  и  знакомый  с
царскосельским  камердинером,  характеризует   сам   себя   так:   "человек,
гражданин, всегда желавший принести как можно больше пользы".
   Манасевич-Мануйлов, ловкий и умный  журналист,  был  сотрудником  "Нового
Времени", газеты, много лет вдохновлявшей и пугавшей правительство.
   Партия правых, сильно измельчавшая, также разбилась  на  кружки,  которые
действовали путем записок  и  личных  влияний.  Их  оппозиция  правительству
принимала угрожающие размеры при попытках сократить субсидии,  которыми  они
пользовались всегда, но размеры которых не были  баснословны.  Среди  правых
были,  повидимому,  и  люди   действительно   бескорыстно   преданные   идее
самодержавия. Для этих "последних могикан", по выражению Н. Маклакова,  было
однако ясно, что они "стояли у могилы того, во  что  веровали";  в  записке,
составленной в кружке Римского-Корсакова и переданной царю кн.  Голицыным  в
ноябре, и в записке Говорухи-Отрока с поправкой Маклакова, переданной царю в
январе (читатель найдет обе в конце книги-прил. II  и  III),  правые  тщетно
пытались убедить его взять более твердый  курс,  особенно,  по  отношению  к
Думе,  и  оставить  подражание  "походке  пьяного-от  стены  к  стене".   Не
остановили крушения-ни выходка Маркова, ни письмо Маклакова (см. прил.  IV),
ни попытка усиления правого крыла  Государственного  Совета  при  содействии
политически  беспринципного  Щегловитова,  ни  последние  назначения,  вроде
назначения князя Голицына.
   Если все описанные круги были  проникнуты  своеобразным  миросозерцанием,
которое хоть по временам давало возможность взглянуть в лицо жизни- то круги
бюрократические,  непосредственно   к   ним   примыкающие   и   перед   ними
ответственные, давно были лишены какого бы то ни  было  миросозерцания.  Все
учащающуюся  смену  лиц  в  этих  кругах  Пуришкевич  назвал   "министерской
чехардой"; но лица эти не обновляли  и  не  поддерживали  власть,  а  только
ускоряли ее падение. Правительство, которое давно не имело представления  не
только о народе, но и о "земской России и Думе",  возглавлялось  "недружным,
друг другу не доверяющим" Советом Министров; это учреждение  перестало  жить
со времен П. А. Столыпина, последнего крупного деятеля самодержавия;  с  тех
пор, оно постепенно превращалось, а при Штюрмере фактически превратилось,  в
старый Комитет Министров, стоящий  вне  политики  и  занимающийся  "деловым"
регулированием общеимперской  службы,  которая,  по  словам  людей  живых  и
сколько-нибудь связанных со страной, давно стала "каторгой  духа  и  мозга".
Совет Министров, говорит Протопопов, остался позади  жизни  и  стал  как  бы
тормозом народному импульсу.
   В сущности, уже замена на посту председателя Совета  Министров  опытного,
но окончательно одряхлевшего бюрократа Горемыкина Штюрмером, в котором царь,
как оказалось  впоследствии,  видел  "земского  деятеля",  заставила  многих
призадуматься. Штюрмер имел весьма  величавый  и  хладнокровный  вид  и  сам
аттестовал свои руки, как ,,крепкие руки в бархатных перчатках". На деле, он
« 1   2   3   4   5  6   7   8   9   10   11   12   13   14   15  » »»

Новая электронная библиотека newlibrary.ru info[dog]newlibrary.ru