загрузка...

Новая Электронная библиотека - newlibrary.ru

Всего: 19850 файлов, 8117 авторов.








Все книги на данном сайте, являются собственностью уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая книгу, Вы обязуетесь в течении суток ее удалить.

Поиск:
БИБЛИОТЕКА / ЛИТЕРАТУРА / ПРИКЛЮЧЕНИЯ /
Бадигин Константин / На морских просторах

Скачать книгу
Вся книга на одной странице (значительно увеличивает продолжительность загрузки)
Всего страниц: 78
Размер файла: 466 Кб
«« « 63   64   65   66   67   68   69   70   71  72   73   74   75   76   77   78  »


     В этом рейсе на пути к Владивостоку на нашем теплоходе произошли два события, о которых я хочу рассказать.
     Как-то перед одним из рейсов в США меня пригласил Георгий Афанасьевич Мезенцев.
     - Сколько у тебя юнг, Константин Сергеевич?
     - Семеро.
     Мезенцев помолчал, обычно мы на своем судне держали пятерых учеников.
     - И все же я попрошу, Константин Сергеевич, взять еще одного. Отец, партийный работник, погиб на фронте, мать умерла неделю назад. Мальчишке двенадцать лет. Обком просил передать в надежные руки.
     - Что ж, Георгий Афанасьевич, место найдется.
     На следующий день небольшого росточка мальчик вошел в мою каюту.
     - Ученик Пименов прибыл в ваше распоряжение,- отчеканил он и вручил направление отдела кадров.
     Мальчик был смышлен и расторопен. Через три дня он знал весь экипаж и в лицо, и по фамилии. Знал, где и кто живет. Он быстро приловчился к палубным работам, однако особого пристрастия к ним не имел. Захотел учиться поварскому искусству. Наш повар обрадовался мальчишке и сразу же посадил его чистить картошку. Мальчику задание не понравилось, и он снова отправился на палубу в боцманскую команду.
     Побывав в Америке и освоившись на теплоходе, он стал грубо относиться к товарищам и особенно к дневальной, пожилой болезненной женщине.
     Кажется, мы проходили Берингово море, когда она первый раз пришла жаловаться на Пименова:
     - Ругается нецензурными словами, а ведь он мне во внуки годится,- говорила дневальная,- нет больше моих сил выносить.
     Я тут же вызвал Пименова. Он пришел подтянутый, печатая шаг, и отрапортовал:
     - Ученик Пименов по вашему приказанию явился.
     - Вот что, ученик Пименов,- строго сказал я.- Почему ругаешься в столовой? Дневальная жаловалась на тебя.
     Мою небольшую лекцию на моральную тему Пименов слушал молча, не спуская с меня внимательных глаз.
     - Запрещаю тебе ругаться, а если будешь продолжать, пеняй на себя. Тогда поговорю с тобой по-иному.
     Я был совершенно уверен, что после нашего разговора он перестанет ругаться. Но получилось иначе, и дневальная через неделю снова явилась с той же жалобой. Она плакала и просила заступиться и оградить ее от оскорблений.
     Когда дневальная ушла, я задумался. Что же мне делать с Пименовым? Наказать его? Как? Объявить выговор? Смешно, да и подействует ли на такого шустрого мальчишку выговор?
     Думал я, думал и наконец придумал. У нашей уборщицы, худой и маленькой девушки, я попросил во временное пользование одну из ее юбок и затем потребовал к себе ученика.
     - По вашему приказанию явился,- четко отрапортовал Пименов.
     - Я предупреждал тебя, чтобы ты не ругался в столовой? Пименов молчал.
     - Отвечай, предупреждал или нет?
     - Предупреждали, товарищ капитан.
     - А ты продолжаешь ругаться.
     Пименов молчал, видимо соображая, что может последовать за таким вступлением.
     - Ну вот что, Пименов, раз ты не слушаешься доброго совета, снимай штаны и надень вот это,- я взял со стола юбку. - Я не имею права простить ослушания юнге, а девочке смогу.
     - Юбку не надену, товарищ капитан.
     - Наденешь, если я сказал. Ну!
     - Не надену.
     Пименов яростно сопротивлялся. И все же с него сняли штаны и надели юбку. Как только юбка была надета, он понял бесполезность дальнейшего сопротивления и смирился, тем более что его штаны я спрятал в свой шкаф.
     Суда морского флота в то время были военизированные, и дисциплина поддерживалась строгая. Невыполнение приказа капитана считалось тягчайшим проступком. Не заметить поведения ученика Пименова я не мог. Мой предупреждающий разговор с ним был известен экипажу.
     Оказалось, юбка сыграла свою роль. Пименов перестал ругаться и каждый вечер приходил ко мне с просьбой простить его, отменить наказание и вернуть звание юнги. Но я был тверд, и Пименов отходил в юбке ровно десять суток. Когда срок наказания кончился и Пименову были возвращены штаны, я на всякий случай предупредил его, что если он непристойно будет вести себя, то наденет юбку на всю стоянку во Владивостоке.
     Однако больше применять свой метод мне не пришлось.
     Во время войны на каждом дальневосточном судне торгового флота плавало несколько учеников. Они проходили морскую практику, делили с нами, взрослыми, все тяготы и опасности плавания. В основном это были хорошие ребята, они быстро осваивали профессию и к восемнадцати годам превращались в отличных моряков.
     Когда советский флот стал быстро расти, они нам очень пригодились. Как правило, на суда брали детей, у которых погибли родители.
     Закончу свой рассказ о Пименове нашей последней встречей с ним. Это случилось в середине пятидесятых годов. Как-то вечером в моей квартире раздался звонок. Я открыл дверь. Вошел небольшого роста пехотный лейтенант.
     - Вы не узнаете меня, товарищ капитан? Я Пименов, тот самый, на которого вы надевали юбку во время рейса из Портленда во Владивосток. Я решил переменить специальность и стать военным.
     Я сразу все вспомнил:
     - А ты сейчас не обижаешься на меня?
     - Что вы, товарищ капитан? Все было правильно. Юбка была, пожалуй, единственным сильным средством. Ведь я и дома не был ангелом, сносил самые суровые наказания и принимался за прежнее...

Глава восьмая. Суровые дальневосточные моря

     Во время очередной стоянки и погрузки в Портленде от товарищей-моряков, приходивших на наш теплоход, мы узнали о новых случаях гибели советских судов в дальневосточных водах. Как всегда, враг оставался неизвестным.
     Прежде всего мы услышали о трагедии парохода "Белоруссия", находившегося в южной части Охотского моря в ожидании ледокола. Он шел с грузом из США во Владивосток, и дорогу ему закрывал лед в проливе Лаперуза.
     Две недели стоял пароход, дожидаясь ледокола. От начальника дальневосточного пароходства капитан "Белоруссии" Кирилл Георгиевич Кондратьев получил распоряжение следовать к острову Итуруп для оказания помощи дрейфующему пароходу "Маныч". Надо было отбуксировать в Петропавловск потерявшее управление судно.
     3 марта 1944 года около 8 часов утра на "Белоруссии" раздался большой силы взрыв. Пароход сразу же дал крен и быстро начал погружаться в воду. При взрыве погибли четыре человека. Капитан приказал спускать спасательные шлюпки. Одна из шлюпок сразу перевернулась. Погибло одиннадцать человек. На второй шлюпке спаслось тридцать четыре человека вместе с капитаном Кондратьевым. Запасы воды и продовольствия в шлюпке оказались весьма невелики. Ночью поднялся шторм. Ледяная вода накрывала людей. От холода и скудного питания люди быстро слабели.
     Через несколько суток шлюпку прибило к кромке льда. Вдали темнели очертания берегов. Приняли решение высадиться на лед. Одна группа во главе с капитаном двинулась по направлению к берегу, а другая, вытащив шлюпку на лед, осталась в ней до утра. Перед расставанием разделили остатки продуктов.
«« « 63   64   65   66   67   68   69   70   71  72   73   74   75   76   77   78  »

Новая электронная библиотека newlibrary.ru info[dog]newlibrary.ru