загрузка...

Новая Электронная библиотека - newlibrary.ru

Всего: 19850 файлов, 8117 авторов.








Все книги на данном сайте, являются собственностью уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая книгу, Вы обязуетесь в течении суток ее удалить.

Поиск:
БИБЛИОТЕКА / ЛИТЕРАТУРА / ПРИКЛЮЧЕНИЯ /
Бадигин Константин / На морских просторах

Скачать книгу
Вся книга на одной странице (значительно увеличивает продолжительность загрузки)
Всего страниц: 78
Размер файла: 466 Кб
«« « 61   62   63   64   65   66   67   68   69  70   71   72   73   74   75   76   77   78  »


     - Шестьдесят тонн? - удивился.- Так мало?
     - Мал золотник, да дорог. Пушнина.
     Пушнину грузили недолго. В третий трюм, на паровозную палубу. 15 июня мы снова в море. Кроме пушнины на борту пять пассажиров: инженер закупочной комиссии с женой и дочерью и два дипкурьера.
     Что значили эти 60 тонн пушнины в долларах, я понял только в Портленде...
     Теплоход поставили для выгрузки к особому причалу, пушнину выгружали в специальный товарный состав. Каждый вагон тут же пломбировали. Со всех сторон состав окружают полицейские. На палубе около трюма тоже стоят полицейские. Портлендские газеты писали, что на деньги, вырученные от продажи привезенной пушнины, можно купить сто пароходов типа "либерти".
     После выгрузки пушнины на борту нашего теплохода побывал губернатор штата Орегон. Ему мы с удовольствием вручили подарок от экипажа - бурого медвежонка, изрядно выросшего за те три месяца, что он пробыл у нас на борту.
     С губернатором приехали корреспонденты газет и фотографы. Во время церемонии вручения подарка, после обмена любезностями губернатор спросил:
     - Как зовут медведя?
     - "Второй фронт",- ответил я, хотя медведь носил традиционное русское прозвище "Мишка".
     Губернатор усмехнулся, посмотрел на журналистов. Шел 1944 год, открытие второго фронта по-прежнему было делом чрезвычайной важности. Многие американцы были настроены благожелательна и требовали скорейшего открытия второго фронта. Но находились и яростные противники.
     Вручить подарок оказалось нелегко. Была вызвана бригада охотников, и они с большим трудом связали медведя и погрузили на машину. Губернатор вскоре передал его в зоопарк, и там медведь получил новое имя - "Большое несчастье".

Глава седьмая. Корабль идет дальше

     Я не буду описывать все рейсы, совершенные нами из США с паровозами: они были похожи один на другой. Расскажу о событиях, прочно осевших в памяти.
     Все мы были обрадованы долгожданным открытием второго фронта. Английские и американские войска успешно высадились на северном побережье Франции. Видимо, откладывать дольше второй фронт было невозможно.
     В те дни И. В. Сталин писал премьеру Черчиллю:
     "Ваше послание от 7 июня с сообщением об успешном развертывании операций "Оверлорд" получил. Мы все приветствуем Вас и мужественные британские и американские войска и горячо желаем дальнейших успехов.
     Подготовка летнего наступления советских войск заканчивается. Завтра, 10 июня, открывается первый тур нашего летнего наступления на Ленинградском фронте.
     9 июня 1944 года".
     С фронтов сообщали о новых успехах Советской Армии. Мы овладели Севастополем, Одессой и Крымом. Наши передовые части достигли Карпат, Серета и Прута.
     Ожесточенные бои продолжались. На дальневосточных морях немцев вроде бы и в помине не было, а наши теплоходы и пароходы продолжали гибнуть от руки неизвестного противника. Японская военщина продолжала вести себя нагло, препятствуя всеми силами советскому судоходству.
     Как-то вечером в мою каюту постучали. Это оказался Константин Васильевич Рычков, назначенный помощником по политической части. Нам предстояло теперь вместе работать. Во время войны морские походы, как известно, требуют особого внимания, и капитану не так уж часто приходится бывать с экипажем. Да и на берегу в США надо быть начеку. Помполит - большая помощь. Кроме того, он единственный человек на судне, с которым капитану можно откровенно говорить обо всем. А откровенный разговор не только облегчает душу, но и придает уверенность.
     Константин Рычков сразу пришелся мне по сердцу. В этот вечер мы долго сидели с ним.
     Начало нашего рейса прошло благополучно. В Охотском море шли в таком густом тумане, что впередсмотрящий на баке был невидим. Неслышно, крадучись нападает на мореходов этот извечный враг - туман. Еще недавно горизонт был чист, и солнце светило на ясном небе. Но стоило измениться ветру, и все наглухо окутала белая пелена. Туман давит грудь, глушит звуки. Натягиваются, как струны, снасти, все судно покрывается крупными каплями влаги. И нервы тоже натянуты до предела.
     Почти сутки я не сходил с мостика и, когда вышли в Охотское море, решил побаловаться чайком и отдохнуть. Электрический чайник начал полегоньку посвистывать, а я в предвкушении чаепития перелистывал газеты, полученные перед отходом.
     Звякнул телефон, засветилась зеленая сигнальная лампочка.
     - Константин Сергеевич,- раздался в трубке голос радиста Лукьянчикова,- вызывает "Шатурстрой", как быть?
     - Не отвечать,- распорядился я и хотел повесить трубку: нарушать радиомолчание строго запрещалось.
     - Константин Сергеевич, "Шатурстрой" очень просит.
     - Не отвечать,- повторил я,- вы сами хорошо знаете наши правила.
     Радист сказал "есть" и повесил трубку. Однако через три минуты снова загорелась лампочка на моем столе.
     - Товарищ капитан,- опять Лукьянчиков.- "Шатурстрой" настойчиво повторяет вызов, говорит...
     - Запрещаю отвечать,- оборвал я,- ваша настойчивость, Сергей Алексеевич, переходит всякие рамки...
     - У них умирает человек... Несчастный случай...
     Я ответил не сразу. Закурил сигарету, подумал. Не так-то просто принять решение в этих условиях.
     - Ладно, Сергей Алексеевич, отзовитесь.
     Чай заварился, я налил чашку самого крепкого, сунул в рот кусочек сахару, сделал глоток. Чай показался мне не таким вкусным, как всегда.
     Телефон звякнул в третий раз.
     - У них нет врача. Капитан просит подойти и взять больного,- доложил радист,- дорога каждая минута.
     Наступило время действовать. Я вышел на мостик.
     Туман, казалось, стал еще плотнее. Локаторов в то время на наших судах, как известно, не водилось, только радиопеленг давал возможность найти пароход в молочном море. Повернули на обратный курс.
     Полчаса прошло в напряженном молчании.
     - Слышу шум винта,- закричал невидимый в тумане матрос.
     И мы на мостике услышали редкие удары лопастей полуоголенного винта. Пароход "Шатурстрой", как и мы, шел порожняком, за грузом.
     На белой клочковатой стене тумана, словно на матовом стекле, возникло темное расплывчатое пятно. Оно принимало все более отчетливую форму и превратилось в большой пароход. Суда остановились.
     Спустили шлюпку, и наш врач отправился к пострадавшему. Хорошо, что море стояло спокойное, будто придавленное туманом. Шлюпка вернулась с кочегаром Бургаловым, белобрысым мальчишкой. Ему недавно исполнилось восемнадцать лет. По неосторожности он сунул голову в трубу, по которой ходила чугунная бадья со шлаком. Бадья проломила ему череп. Состояние было очень тяжелым, требовалась срочная операция.
     Больного уложили в лазарет, и наш теплоход развил такой ход, каким, наверное, никогда не ходил. Каждый час мы отмеривали по тринадцать с половиной миль - по тем временам это совсем не малая скорость. Всем хотелось помочь парню.
     Я зашел в лазарет. Запомнилось бледное лицо с кровавыми повязками. Глаза были закрыты. В беспамятстве Бургалов повторял одно слово: "Мама..."
     Весь путь до рыбокомбината "Микояновск", на западном берегу Камчатки, наш врач не отходил от мальчишки и поддерживал в нем едва теплившуюся жизнь. Мы шли почти двое суток. У лазарета толпились свободные от вахт моряки. "Только бы дотерпел, бедняга, до операции",- думал каждый.
«« « 61   62   63   64   65   66   67   68   69  70   71   72   73   74   75   76   77   78  »

Новая электронная библиотека newlibrary.ru info[dog]newlibrary.ru