загрузка...

Новая Электронная библиотека - newlibrary.ru

Всего: 19850 файлов, 8117 авторов.








Все книги на данном сайте, являются собственностью уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая книгу, Вы обязуетесь в течении суток ее удалить.

Поиск:
БИБЛИОТЕКА / ЛИТЕРАТУРА / ЛЮБОВЬ /
Анри де Ренье / Маркиз д'Амеркер

Скачать книгу
Вся книга на одной странице (значительно увеличивает продолжительность загрузки)
Всего страниц: 36
Размер файла: 454 Кб
«« « 12   13   14   15   16   17   18   19   20  21   22   23   24   25   26   27   28   29   30  » »»


     Уже  при  входе,  посредине  сеней,  бросалась в глаза античная бронза,
изображавшая  Кентавра.  Мускулы  пружились  на его широкой лошадиной груди;
круглый  круп  сиял;  бока,  казадось, трепетали; поднятое копыто застыло, а
конное чудовище подымало нервной рукой сосновую шишку из оникса над головой,
увенчанной  виноградными  гроздьями.  Повсюду,  куда ни водил их хозяин, г-н
д'Амеркер  дивился  исключительному  подбору  вещей,  относившихся к истории
полубогов  земных  и  морских  и к магической мифологии древности. Терракоты
являли их изображения, барельефы воззывали сказания о них, медали напоминали
об  их  культах. Гарпии с острыми когтями, Сирены крылатые или рыбоподобные,
кривоногие  Эмпузы, Тритоны и Кентавры, - каждый имел там свою статуэтку или
статую.  Библиотеки содержали тексты об их происхождении, об их жизни, об их
природе.  Трактаты  рассуждали  об  их  видах  и формах, перечисляя все роды
Сатиров,  Сильванов  и  Фавнов, и один из них, крайне редкий, который г-н де
Нуатр  показывал  не  без  гордости,  содержал в себе описание Паппосилена -
чудовища  ужасного  и  целиком  обросшего  шерстью.  Тетради  в удивительных
переплетах   сохраняли   рецепты  фессалийских  зелий,  посредством  которых
колдуньи Лукиана и Апулея превращали человека в сову или оборачивали в осла.
Г-н  де  Нуатр  с  удивительным радушием показывал посетителям свой кабинет.
Иногда  легкая улыбка кривила его рот. В его глазах, очень черных, моментами
мерцали  медные  блестки,  и в его бороде переплетались три золотых волоска.
Прощаясь  он сжал руки г-же де Ферлэнд в своих пальцах с острыми ногтями, и,
пока  он  глядел  на  нее,  г-н  д'Амеркер увидал, как металлические блестки
множатся в его глазах, которые пожелтели каким то беглым блеском, страстным,
неукротимым и почти тотчас же потухшим.
     Первый  этот  визит  не остался последним; г-в гАмеркер еще часто видал
мраморные  сени,  где  шел,  подняв  копыто над своим мраморным пьедесталом,
бронзовый  кентавр,  с  шишкой  из  оникса, сиявшей в его руке. Г-н де Нуатр
никогда  не  давал никаких объяснений относительно происхождения и цели этих
необычайных  коллекций, собранных в его доме. Он не говорил о них иначе, как
для того, чтобы отметить редкость книги или красоту предмета. Больше ничего,
и  никакого  намека  на  обстоятельства  их первой встречи. Его сдержанность
вызывала  подобную же со стороны г-на д'Амеркера. Такие отношения церемонной
дружбы  охраняли  секрет  одного,  не  допуская  любопытства другого, и оба,
казалось, были согласны выказывать обоюдное забвение.

     "Г-жа де Ферлэнд была в тревоге уже несколько дней, когда она попросила
меня  зайти к ней. Я поспешил на ее зов и нашел ее нервной и озабоченной. На
мои  настояния  поведать  мне  причину  ее смуты, она отвечала уклончиво, но
кончила  признаниями  в  том, что она живет в странном ужасе. Она рассказала
мне;  что  каждую  ночь  собаки завывают, но не столько от гнева, сколько от
страха.  Садовники открыли на песке аллей следы шагов. Трава, истоптанная то
здесь,  то  там,  обличала  чье  то  ночное  присутствие, и к моему великому
изумлению  она  показала  мне  комок  глины,  на  котором был виден странный
оттиск.  Это  был  беглый,  но  достаточно  отчетливый след. Разглядев ближе
отвердевший  знак,  я  заметил  несколько желтых волосков, засохших в глине.
Незримый  вор,  очевидно,  посещал  сад  и следил за домом. Напрасно ставили
капканы  и  пробовали  устраивать ночные обходы. Несмотря ни на что, г-жа де
Ферлэнд  не могла в себе победить непреодолимого ужаса. Я успокоил, как мог,
милую трусиху, и, покидая ее, обещал вернуться на следующий день.
     Это  был день конца осени; раньше шел дождь. Улицы оставались грязными;
«« « 12   13   14   15   16   17   18   19   20  21   22   23   24   25   26   27   28   29   30  » »»

Новая электронная библиотека newlibrary.ru info[dog]newlibrary.ru