загрузка...

Новая Электронная библиотека - newlibrary.ru

Всего: 19850 файлов, 8117 авторов.








Все книги на данном сайте, являются собственностью уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая книгу, Вы обязуетесь в течении суток ее удалить.

Поиск:
БИБЛИОТЕКА / ЛИТЕРАТУРА / ЛИРИКА /
Анненский Иннокентий / О современном лиризме

Скачать книгу
Вся книга на одной странице (значительно увеличивает продолжительность загрузки)
Всего страниц: 66
Размер файла: 466 Кб
« 1   2   3   4   5  6   7   8   9   10   11   12   13   14   15  » »»


                         На, приласкай, А наверху
                             Звезду развеет:
                         Он там провел соху
                             И следом млеет {28}.
                                      (Ярь. с. 16)

     Мне вовсе не надо обязательности одного и общего  понимания.  Напротив,
считаю достоинством лирической пьесы если ее можно понять  двумя  или  более
способами или, недопоняв, лишь почувствовать ее и потом доделывать  мысленно
самому. Тем-то и отличается поэтическое словосочетание от обыденного, что за
ним чувствуется мистическая жизнь слов, давняя и многообразная, и что иногда
какой-нибудь стих задевает в вашем чувствилище такие струны, о которых вы  и
думать позабыли. Но я не люблю качаться, и мне вовсе не надо ни ребусов,  ни
анаграмм, ни таинственных собак на спичечных коробках...

     Возвращаюсь к данному случаю.

     Над пьеской Сергея Городецкого написано  -  2.  Переворачиваю  страницу
назад - в заголовке стоит "Млечный путь" - 1.  Ну,  слава  богу.  Есть  хоть
какая-нибудь нить. В "Млечном пути" речь будто бы идет о "неутомном"  Хаосе,
отце Света, и он с кем-то спит на ложе. Но что же это за он  э  2,  скажите?
Может быть, тот ребенок, которого мать подносит к  Хаосу,  со  словами  "на,
приласкай". Но ведь он умер в предыдущей строфе? И как же быть с сохой?
     Не довольно ли, однако?

     Мы остановились на пороге пародии, и притом самой тонкой из  пародий  -
автопародии. А это невольно возвращает нас к истокам новой поэзии. Первым ее
пародистом, а вместе с тем и  первым  глашатаем,  был  Владимир  Соловьев  в
"Вестнике Европы" {29}. Есть пародии и пародии. Я говорю здесь только о тех,
в которых чувствуется зерно ревнивой и даже  завистливой  влюбленности.  Так
некогда Аристофан  карикатурил  Еврипида,  плененный  "закругленностью"  его
речи, и Сократа {30}, - завидуя его лишь начинавшейся в пору "Облаков" и  уж
слишком легкой, - по сравнению с известностью комика, - славе.
     Соловьев среди декадентов - как их тогда называли - был свой.  Это  был
как бы Сократ среди софистов, но Сократ  еще  молодой.  Соловьев  не  вполне
выделился еще тогда из этой группы  новых  людей,  с  которыми  роднила  его
любовь к поэзии,  символам  и  непроторенным  путям...  Вот  отчего  пародии
Соловьева и до сих пор великолепны своим тонким юмором:

                        На небесах горят паникадила,
                            А долу тьма...
                        Ходила ты к нему, иль не ходила,
                            Скажи сама {31}.

     Мы знали наизусть его стихи. Жаль только, что  по  временам  символы  у
Соловьева для чего-то отвердевают в эмблемы:

                        О не буди гиены подозренья,
                            Мышей тоски.

« 1   2   3   4   5  6   7   8   9   10   11   12   13   14   15  » »»

Новая электронная библиотека newlibrary.ru info[dog]newlibrary.ru