загрузка...

Новая Электронная библиотека - newlibrary.ru

Всего: 19850 файлов, 8117 авторов.








Все книги на данном сайте, являются собственностью уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая книгу, Вы обязуетесь в течении суток ее удалить.

Поиск:
БИБЛИОТЕКА / ЛИТЕРАТУРА / ЛЮБОВЬ /
Андерсон Кэтрин / Нечаянный брак

Скачать книгу
Постраничный вывод книги
Всего страниц: 57
Размер файла: 466 Кб

   Кэтрин АНДЕРСОН 
   НЕЧАЯННЫЙ БРАК 
 
 
   ONLINE БИБЛИОТЕКА tp://www.bestlibrary.ru 
 
ПРОЛОГ 
 
   Пройдя по истертому деревянному  настилу  у  салуна  "Золотой  гусь",
Клинт Рафферти толкнул дверь. В заведении было  жарко  и  шумно,  как  в
преисподней, которой пугал  своих  прихожан  преподобный  Уэллс.  Ничего
другого в половине одиннадцатого вечера, да к тому же в  субботу,  Клинт
не ожидал. Битком набитый салун пропитался запахом табака, немытых тел и
дешевых духов.
   У входа  стояла  девушка  в  голубом  платье,  как  будто  специально
встречая завсегдатаев. Едва Клинт переступил порог, ее ярко  накрашенные
губы  сложились  в  улыбку,  а  блестящие  голубые  глаза   выразительно
сощурились.
   - Ищешь компанию, ковбой? - спросила девушка.
   Клинт вежливо поклонился. Он не забыл, чему учила его в детстве мать,
хотя ему уже исполнилось двадцать семь лет.
   - Нет, мэм, - протянул он. - Я ищу своего брата.
   - Ты уверен?
   - Уверен. - Клинт подавил  невольное  раздражение.  Его  не  волновал
образ жизни этой порочной голубки и ей подобных, но он не считал  нужным
платить за женское внимание. К тому же он устал и проголодался, ему  еще
предстояло не менее двух часов работы по дому.
   Клинт посмотрел в сторону бара. Так  и  есть:  Мэтью  облокотился  на
полированную стойку, как будто  ища  опоры.  Его  густые  черные  волосы
мокрыми прядями лежали на высоком лбу.  Даже  ребенку  ясно,  что  Мэтью
изрядно пьян.
   Клинт еле слышно выругался.
   - Вы близнецы? - спросила девушка, переводя взгляд с одного  Рафферти
на другого.
   Все постоянно твердили, что они с Мэтом точная копия  друг  друга,  и
сходство действительно имелось.  У  обоих  были  квадратные  подбородки,
высокие скулы, голубые глаза и черные волосы. Правда, на этом сходство и
заканчивалось. Если Клинт улыбался,  что  случалось  редко,  его  улыбка
никого не трогала. Но когда Мэт одаривал кого-то своей ленивой усмешкой,
казалось, весь мир улыбается вместе с ним,  особенно  женская  половина,
большая часть которой испытывала при этом внезапную слабость в коленках.
Даже сейчас на руке Мэта висела какая-то хитрая рыжая малышка с большими
зелеными глазами. Звали ее, кажется, Дора Фэй.
   - Я старше на семь лет, - объяснил Клинт удивленной девушке. Не  было
смысла добавлять, что все эти семь лет он старался заменить братьям отца
и мать.
   - Тогда, мой сладкий, тебе  повезло,  -  вполголоса  сказала  она,  -
потому что мне очень нравятся зрелые мужчины.
   - Спасибо за предложение, - ответил Клинт и быстро, чтобы девушка  не
попросила его заказать выпивку, добавил:
   - Но я должен еще накормить голодных лошадей и заняться бухгалтерской
книгой.
   Она кинула на него разочарованный взгляд и пожала голыми плечами.
   - Предложение остается в силе. Захочешь, спроси Мэйдин.
   - Возможно, когда-нибудь так и сделаю.
   Пробираясь сквозь толчею, Клинт направился к брату. В последнее время
пьяные кутежи Мэтью стали повторяться каждую неделю. Черт бы его побрал!
Ведь знает же о слабости всех Рафферти к спиртному. Разве  не  стоял  он
рядом с Клинтом, когда опускали тело  отца  в  могилу  пять  лет  назад?
Старик довел себя пьянством до смерти, не говоря уже о том, что  оставил
сыновей без гроша.
   Чтобы оплатить похороны, они вынуждены были продать свой дом в  Огайо
и не имели бы даже крыши над головой, если бы не двинулись на запад, где
нашли себе пристанище. Трудясь в поте лица, а не благодаря отцу,  братья
наконец встали на ноги. И вот теперь Мэт шел по его стопам.
   Клинту захотелось схватить брата за ворот  и  хорошенько  встряхнуть,
но, протиснувшись к нему, он лишь сказал:
   - Мэт, встреча  скотоводов  закончилась.  Думаю,  нам  бы  не  мешало
собираться домой.
   Тот  медленно   повернулся.   Его   серо-голубые   глаза   с   трудом
сфокусировались на брате, а обычно волевые губы - обмякли.
   - Клинт? - спросил он, видимо, не совсем  уверенный,  что  перед  ним
действительно брат.
   - А кто же еще? - Клинт с улыбкой помахал рукой у него под  носом.  -
Ты здесь, Мэтью?
   - Последний раз, когда я проверял, то был здесь. - Мэт  икнул,  потом
ухмыльнулся женщине, сидевшей с другой стороны.  -  Вот  эта  леди  была
столь добра, что купила мне выпивку, правда, дорогая?
   Дора Фэй быстро взглянула на Клинта.
   - Добрый вечер, мистер Рафферти, - неожиданно мягко сказала она. -  Я
не знала, что вы тоже в городе.
   - Старина Клинт здесь,  он  приехал  на  встречу  с  другими  важными
парнями, - усмехнулся Мэт. - Не так ли, брат?
   - Именно.
   Мэт провел языком по губам и нахмурился:
   - Не думал, что тебе нравятся подобные заведения.
   - Это не значит, что я туда никогда не заглядываю.
   Клинт посмотрел на выпивку, стоящую перед братом.
   Это была не обычная порция, а большой стакан,  в  котором  оставалась
еще добрая половина виски. Мэту, черте бы его побрал, уже не стоит пить.
   Быстрым движением, чтобы  тот  не  успел  ему  помешать,  Клинт  взял
стакан:
   - Не поделишься, Мэтти? Что-то в горле пересохло.
   - Мистер  Рафферти,  -  сказала  Дора  Фэй,  удерживая  его  руку,  -
позвольте мне налить вам стаканчик.
   У нас хватит выпивки на всех, а если нет, то закажем еще.
   Разве дело в количестве? Метнув недобрый взгляд  на  стоящий  графин,
Клинт увидел, что он на три четверти пуст. Теперь ясно, почему брат  так
напился.
   - Я не брезглив, - с притворной улыбкой сообщил он девушке. - К  тому
же Мэт достаточно выпил.
   На мгновение Дора сжала его запястье,  потом  нервно  усмехнулась  и,
сверкнув зелеными глазами,  что-то  пробормотала  себе  под  нос.  Клинт
поднял стакан, опрокинул его содержимое в рот и сжал зубы,  когда  виски
обожгло ему горло.
   - Недурно, - выдохнул он.
   Мэт сгреб графин и налил еще порцию. Часть жидкости перелилась  через
край и растеклась по стойке.
   - Давай, Клинт, не стесняйся.  Как  говорит  Дора  Фэй,  там,  откуда
приходят бутылки, всегда есть еще.
   Хотя Клинт вполне мог обойтись без этого стакана,  ему  не  хотелось,
чтобы Мэт в одиночку опорожнил графин. Поэтому он молча выпил и не  стал
возражать,  когда  брат  снова  наполнил  его  стакан.  Однако  тот   не
успокоился и велел бармену принести новый графин.
   - Оставь, Мэт, ты принял достаточно, -  мягко  сказал  Клинт.  -  Уже
поздно, дружище, пора домой.
   - Не пытайся разыгрывать из себя заботливую мать, хоть ты  и  старший
брат. Я уже вышел из того возраста, чтобы со мной нянчиться.
   - Я не собираюсь с тобой нянчиться. - Клинт похлопал его по плечу.  -
У нас обоих выдался нелегкий денек. Идем-ка лучше домой, разожжем огонь,
сварим кофе. Неплохо бы сменить обстановку.
   - Можешь идти. Как говорится, ночь еще только родилась. -  Мэт  обнял
Дору за талию. Хрупкая девушка едва удержала его, поскольку он  перестал
опираться на стойку бара. - К утру я буду дома, Клинт. Свежий  и  полный
сил, обещаю тебе.
   Но  Клинт  знал,  что  после  нескольких  очередных   стаканов   брат
отключится, проспит допоздна, а проснется с тошнотой и  жуткой  головной
болью.
   - Я лишь хотел  найти  себе  компанию,  чтобы  не  плестись  домой  в
одиночку, - сменил тактику Клинт. -  Мы  редко  вместе  проводим  время,
только за работой.
   - Может, в другой раз, - предложил Мэт, ткнувшись носом  в  ухо  Доры
Фэй, которой пришлось навалиться на него всем телом, чтобы  они  оба  не
упали. - Ну, пчелка, - сказал он, - как  насчет  того,  чтобы  подняться
наверх?
   Клинт убрал руку с плеча брата.
   - Ладно, мне пора.
   Тот, оставив в покое ухо Доры, занялся ее шеей и  не  ответил.  Клинт
стоял в нерешительности. Ему не хотелось бросать Мэта в таком состоянии,
но он понимал,  что  брат  взрослый  человек  и  сам  отвечает  за  свои
поступки. Повернувшись наконец, чтобы уйти, он успел заметить,  как  Мэт
подзывает бармена. Ну что же, брат-сам себе хозяин.
   Толкнув дверь плечом, Клинт вышел на улицу и вдохнул бодрящий воздух.
Однако в голове у него не прояснилось, он  даже  почувствовал  себя  еще
хуже. "Все из-за виски", - мрачно подумал Клинт.
   Свернув налево, он зашагал по настилу, и его каблуки глухо стучали по
истертым доскам, на которых лежали полосы  серебристого  лунного  света,
отмечающие Клинту дорогу.
   Он заметил, что лишь в нескольких домах горит свет.
   Близилась полночь, и многие жители спали. Клинту  стало  грустно.  Не
так давно семейство Рафферти тоже было бы уже дома в своих кроватях.
   Не так давно? Он зажмурился, вспоминая то время, когда были живы  его
старики. Восхитительная домашняя  еда,  кружевные  занавески  на  окнах,
громкий смех. Шесть лет прошло после смерти мамы, через год не  стало  и
отца.
   Не такой в общем-то долгий срок, хотя  Клинту,  взвалившему  на  себя
ответственность за младших братьев, эти годы казались вечностью.
   Проходя мимо магазина, он с  тоской  посмотрел  на  освещенную  луной
витрину. Бесс Харрисон, жена хозяина, у которой золотые руки,  сотворила
миниатюрную кухоньку, видневшуюся за стеклом. Она  напомнила  Клинту  об
унылой обстановке его собственного жилища. Никаких веселеньких  кухонек,
никаких украшений, цветов или кружевных занавесок. Чтобы в доме был уют,
нужна женщина, а ее-то братьям Рафферти как раз и не хватало.
   Не впервые Клинт подумал о женитьбе. Может, если дома будет красиво и
уютно, тогда Мэту не захочется столько времени проводить в городе. С тех
пор как они переехали в Шэйди-Корнерс, Клинт основательно потрудился, но
его усилия были направлены главным  образом  на  землю.  Дом  необходимо
привести   в   порядок,   а   шестилетнему   Коди   нужна   мать.   Даже
четырнадцатилетний  Дэниел   иногда   ведет   себя   невоспитанно,   что
свидетельствует о никудышных родительских способностях его, Клинта.
   Черт возьми! Он же скотовод, а не воспитательница.
   Он занимается коровами и лошадьми, время от времени заставляя ленивых
братьев выполнять свою часть работы.
   После смерти родителей Коди и Дэниелу до сих пор снились  кошмары,  и
он не знал, как их развеять. К тому же  у  мальчиков  случались  вспышки
раздражения, причины которых он не понимал. Но  хуже  всего  были  ночи,
когда Коди засыпал в слезах  от  горя,  потому  что  Клинт  не  мог  его
успокоить.
   В конце концов несколько месяцев назад Клинт написал своей двоюродной
бабушке Эстер, доброй женщине, которой  не  довелось  иметь  собственных
детей. Теперь бабушка овдовела и, вероятно, с радостью уедет из Огайо  и
начнет новую жизнь здесь, в Орегоне. Пока ответа  Клинт  не  получил,  а
ведь прошло уже достаточно времени, да и  ответит  ли  она  вообще?  Это
возвращало его к мысли о женитьбе.
   Ускоряя шаг, Клинт силился  представить  жизнь  в  доме  с  женщиной.
Наверное, будет лучше, чем сейчас. Во всяком случае, приятно знать,  что
вечером тебя ждет домашний ужин, и  вряд  ли  будет  хуже,  если  кто-то
другой займется стиркой. Благодаря  совместным  усилиям  восьми  человек
ворох грязного  белья  казался  неубывающим.  Когда  домашнее  хозяйство
перейдет в руки женщины, братьям станет намного легче.
   Однако, судя по всему, ни одна привлекательная леди, из тех,  за  кем
ухаживают, не  польстится  на  большую,  сложившуюся  и,  прямо  скажем,
непростую  мужскую  семью.  Поэтому   Клинту   достанется   какая-нибудь
невзрачная девушка, на которую никто не обращает внимания.
   Эта мысль была крайне неутешительной.
 
Глава 1 
 
   Речел Константайн с волнением следила за намеченной  жертвой,  идущей
мимо по противоположной стороне улицы. Хоть бы  он  шатался  или  как-то
иначе  доказал  ей,  что  задуманное  удалось,  а  то  Речел  не   могла
определить, выпил он или нет. Огорченно вздохнув, девушка сняла  очки  в
металлической оправе и спрятала их в карман юбки.
   Теперь Рафферти был для нее лишь нечетким силуэтом.
   Все равно  лучше,  чем  идти  на  риск  и  показаться  ему  в  очках.
Большинство мужчин не считают  близоруких  девушек  привлекательными,  а
именно сегодня Речел просто необходимо выглядеть роковой женщиной.  Черт
возьми!
   Почему он кажется трезвым? Неужели в  салуне  что-то  пошло  не  так?
Может, он вообще не пил? От этой мысли сердце Речел  заколотилось,  ноги
стали ватными.
   Кусая губы, она бросила взгляд на салун и с облегчением увидела  Дору
Фэй. Та подавала ей условные знаки, что  все  прошло  гладко.  Если  Мэт
Рафферти не обладает бычьим здоровьем, то отключится через  пару  минут.
Речел улыбнулась. Из ее убежища в  тени  дома  не  имеет  смысла  махать
подруге в ответ, лучше утром зайти  в  салун  и  поблагодарить  Дору  за
помощь.
   У  магазина  Рафферти  замедлил  шаг,  потом   остановился.   Девушка
прищурилась,  чтобы  лучше  его  разглядеть,  и  пожалела  об  этом.  Он
показался ей выше, к тому же шире в плечах и груди. "Игра лунного  света
и те ней, - уверила себя Речел.  -  Перестань  нервничать  и  делай  что
задумала".
   Увы, все не так просто. Мэт Рафферти  был  воплощением  опасности,  и
приличная молодая женщина вряд ли  могла  без  страха  подойти  к  нему.
Однако нельзя позволять ему безнаказанно унижать юных девушек, разбивать
им сердца. Его необходимо проучить. И сделать это должна именно она, так
как последней жертвой Рафферти стала ее четырнадцатилетняя сестра Молли.
В конце концов у Речел возник план, который она и собиралась  претворить
в жизнь с помощью Доры Фэй.
   Рафферти тем временем не очень уверенно сошел с деревянного тротуара,
намереваясь перейти улицу. Следя за его приближением, Речел чувствовала,
как  у  нее  пересыхает  во  рту.  Час  настал.  Лихорадочно   вспоминая
наставления Доры о том, что надо и чего не надо делать.
   Речел вышла из тени магазина.
   - Здравствуйте, мистер Рафферти! - воскликнула она. - Какой  приятный
сюрприз!
   Он удивленно вскинул голову и замер на месте. Речел  знала,  что  без
очков немного похожа на  сову,  поэтому  старалась  не  открывать  глаза
слишком широко. Когда она  приблизилась  к  Рафферти,  его  расплывчатая
фигура стала более четкой. Да, без сомнения, этот человек  крупнее,  чем
она себе представляла.
   - Речел Константайн? Дочь шерифа?
   - А сколько, по-вашему, в городе Речел Константайн? Целая  дюжина?  -
спросила она с гортанным смешком, как учила ее Дора.
   Вопрос, казалось, озадачил Рафферти, и он стал медленно собираться  с
мыслями. Значит, валериана, добавленная ему в виски, подействовала.
   Речел приняла соблазнительную позу, хотя ей было  нелегко  вспомнить,
как нужно двигаться, стоять и улыбаться.
   - Уж поверьте, сэр, - нежно прощебетала  она,  -  здесь  только  одна
Речел Константайн. Папа говорит, что форма,  в  которой  меня  отливали,
была в единственном экземпляре.
   И сразу пожалела о сказанном. Неотразимые искусительницы не говорят о
своих отцах. Это ясно даже ей.
   Восемь  братьев   Рафферти   жили   здесь   почти   год,   но   из-за
отвратительного зрения ей ни разу не удалось хорошенько их  рассмотреть.
Все говорили о красоте молодых людей, и Речел  горела  желанием  узнать,
насколько это соответствовало действительности.
   Не ради личного интереса. Слава Богу, нет. Она положила глаз на  сына
священника. Лоусон Уэллс был высоким, болезненно-худым, почти  таким  же
слепым, как она сама, и отнюдь не отличался внешней  привлекательностью.
Зато он был добрым,  заботливым,  склонным  к  размышлениям.  Чего  явно
недоставало  Мэту  Рафферти,  который  при  своей  красоте,  разумеется,
считал, что ему  такие  качества  не  требуются.  "Проклятие  на  головы
красивых мужчин!" - вот девиз Речел.
   И все равно ей любопытно. Рискуя обнаружить  свою  близорукость,  она
наклонилась к Рафферти, чтобы  получше  рассмотреть  его  лицо  и  самой
решить, так ли оно привлекательно.  Да,  он  красив.  Выглядит,  правда,
несколько старше, но работа  в  поле  и  пристрастие  к  алкоголю  могут
состарить кого угодно.
   Даже затененные полями шляпы, его голубые глаза  блестели  при  свете
луны. Густые черные волосы лениво падали на лоб, кожа то ли казалась, то
ли на самом деле была слишком загорелой. Да, Рафферти красив, но  в  его
красоте есть что-то необычное -  пронизывающее,  встревожившее  девушку.
Опасность... Мэт Рафферти оказался не просто красавцем, каким делала его
молва, а опасным.
   Теперь ясно, почему бедняжка Молли совсем потеряла голову.
   К тому же Речел  не  понравился  его  взгляд:  ленивый,  оценивающий,
насмешливый. Это не вязалось с  тем,  что  она  про  него  слышала.  Все
считали его обаятельным, но она почему-то чувствовала себя беззащитной и
напуганной. Такое впечатление, по слухам, производил Клинт, старший брат
Мэта, всегда серьезный и никогда не улыбающийся. Подруги  говорили,  что
его серо-голубые глаза режут словно бритва.
   Закончив изучение стоящей перед ним девушки, Мэт поймал ее  взгляд  и
вкрадчиво сказал:
   - Видно, очень неплохая была формочка, дорогая моя.
   Таких слов  Речел  не  ожидала  и  попыталась  угадать  их  смысл.  В
замешательстве она забыла о своем намерении не походить на сову. Он и  в
самом деле очарователен.
   Ничего удивительного, что бедная Молли совсем спятила.
   - Извините?
   На его губах мелькнула улыбка.
   - Форма, которую  разбили  после  того,  как  отлили  тебя.  Судя  по
результату, она была очень неплохой.
   - А! - Речел издала сдавленный смешок. - Та  форма.  Столько  времени
прошло.., я совсем забыла...
   До нее вдруг  дошло,  что  она  бормочет  и  размахивает  руками  как
ненормальная.  Спохватившись   и   желая   подчеркнуть   бессмысленность
подобного разговора, она попыталась засмеяться.
   - Что ты делаешь здесь в такое время? Приличные  девочки  вроде  тебя
давно лежат в постели, натянув одеяло до подбородка.
   Если бы кто-то другой назвал ее девочкой, она  пришла  бы  в  ярость.
Восемнадцатилетняя Речел считала себя женщиной  и  обижалась,  когда  ей
намекали, что она еще не взрослая. Но по сравнению с Мэтом Рафферти  она
была бы ребенком и в девяносто. Лунный свет подчеркивал резкие, волевые,
истинно мужские черты, и лицо  казалось  высеченным  из  отполированного
красного дерева,  что  придавало  ему  суровость,  от  которой  у  Речел
трепетало сердце.
   - Может, я не такая уж приличная девочка, какой вы меня считаете.
   - В самом деле? - Он слегка отогнул поля шляпы.
   Засунув руку в карман  юбки,  Речел  сжала  пальцами  очки  и  упрямо
задрала подбородок. Нахлынули старые  обиды,  и  она  глядела  на  Мэта,
вспоминая другого человека, который над ней смеялся.
   - По моим  наблюдениям,  маленьким  приличным  девочкам  не  очень-то
сладко живется.
   - Верно, - с улыбкой согласился Рафферти, - но большинство  приличных
маленьких девочек не понимает, чего им недостает.
   - Только не я.
   Судя по тому, как дрогнули его губы, это заявление ему понравилось.
   - Да? И кто же счастливчик?
   Речел не могла понять, откуда вдруг появился какой-то счастливчик.
   - О чем вы? - удивилась она и, когда  Мэт  глубокомысленно  кашлянул,
поинтересовалась:
   - Это сугубо личное, мистер Рафферти, или  вы  можете  поделиться  со
мной?
   - Да ничего такого. Просто удивляюсь ответу на свой вопрос.
   - На какой?
   - Насчет того, осознаешь ли ты, чего тебе недостает.  По-моему,  вряд
ли.
   Речел еще выше задрала подбородок:
   - Тогда почему я здесь?
   - Хороший вопрос. Не желаешь меня просветить?
   - Потому что я устала от скучной, однообразной жизни, вот почему.
   Усмешка не исчезла с его губ, даже когда Рафферти  зевнул.  Он  потер
переносицу, тряхнул головой и остановил мутный взгляд на Речел.
   - Значит, устала от скучной жизни, так?  Почему-то  у  меня  возникло
ощущение, что ты рассчитываешь на мою помощь.
   - Возможно, потому, что так и есть, - улыбнулась Речел,  стараясь  не
думать о стремительно бегущих секундах. - Кто лучше вас поймет  девушку,
которая ищет  чего-то  необычного  и  волнующего?  Говорят,  вы  человек
беззаботный, всегда умеете развлекаться.
   - Ты, должно  быть,  спутала  меня  с  кем-то  еще,  дорогуша.  Слово
"беззаботность" ко мне не относится, и тем  более  если  это  связано  с
тобой. У меня, видишь ли, нет  желания  оказаться  за  решеткой.  Только
сумасшедший рискнет заводить шашни с дочерью Большого Джима.
   - Неужели вы боитесь моего папу?
   - Ужасно боюсь, - усмехнулся он. - И не перестану  бояться,  пока  он
носит свою звезду.
   - Но, мистер Рафферти, мой отец никогда ни о чем не узнает.  Даю  вам
слово.
   - Конечно, не узнает, потому что этого никогда не будет.  -  Рафферти
засмеялся, обнажая белые ровные зубы.
   Девушка в  отчаянии  шагнула  вперед  и,  следуя  наставлениям  Доры,
просунула руку ему под рубашку. Ее пальцы  коснулись  твердого  плоского
живота...
   Пытаясь вспомнить, чему ее учила подруга, Речел смущенно выговорила:
   - Наверное, это прозвучит слишком развязно, но ничего не могу с собой
поделать, мистер Рафферти. Я вас хочу.
   - Да ну? - ухмыльнулся тот.
   Речел  придвинулась  еще  ближе,  хотя  ей  не  нравилось   ощущение,
возникшее в сосках, когда она прижалась корсажем к груди Рафферти.
   - Я вас хочу. - Она умолкла, вспоминая, что должна сказать теперь.  -
Я готова на все. Медленно и глубоко или быстро и резко. Как  вам  больше
нравится.
   Он снова засмеялся:
   - Ладно. Я согласен. Почему?
   - Что? - испугалась девушка.
   - Почему ты меня хочешь? -  отчетливо  произнося  каждое  слово,  как
будто разговаривал с дурочкой, спросил он.
   Хотя они с Дорой придумали за него много вопросов, такой им в  голову
не приходил. Речел понятия не имела, чем он может привлечь женщину.  Да,
он красив, этого у него не отнять, но он также и пугал.
   - Потому что вы меня буквально зачаровали, - выпалила она, отнюдь  не
кривя душой. Она действительно была как зачарованная - в том смысле, что
испытывала необъяснимый ужас.
   - Почему ты зачарована?
   - Потому что вы меня возбуждаете.
   Она заметила, как вспыхнули его глаза, и он взял ее за подбородок.
   - Больше, чем следовало бы. Отправляйся домой, голубушка. Если хочешь
испробовать зубки на каком-нибудь малом, займись своим дружком Лоури, он
тебя не укусит. А я могу.
   - Лоусон, его зовут Лоусон. И он меня интересует.
   Рафферти дотронулся до полей шляпы:
   -  Спокойной  ночи,  птенчик.  Я  оценил  твое   предложение.   Очень
великодушное и, наверное, одно из самых приятных, которые мне когда-либо
делали. К сожалению, я вынужден его отклонить.
   С этими словами  он  кинулся  прочь.  Речел  видела,  как  он  слегка
пошатнулся, но удержал равновесие. Если она сейчас ничего не предпримет,
к тому же быстро и решительно, шанс будет навсегда потерян.
   - Пожалуйста, не уходите! Пожалуйста! - воскликнула она,  хватая  его
за руку.
   - Речел,  я  велел  тебе  идти  домой,  -  сказал  он  с  неожиданной
серьезностью, немного помолчал, словно желая, чтобы его слова  дошли  до
нее, и продолжал:
   - Если ты умная девочка, то даже не пойдешь, а побежишь. Я,  кажется,
выпил лишнего в баре, а ты слишком уж соблазнительна. Моя  голова  плохо
варит. Когда мужчина не в состоянии думать, он теряет силу воли. Если ты
будешь продолжать в  том  же  духе,  то  я,  чего  доброго,  приму  твое
предложение. Утром мы оба пожалеем об этом. И ты больше, чем я.
   Речел могла бы возразить, что сожалеть придется только ему.
   - Что мне сделать, чтобы вы передумали?  -  Она  крепче  прижалась  к
Рафферти. - Я все бросила к вашим ногам. Не унижайте меня еще больше. Не
уходите.
   - О Господи! - Он зажмурился, скрежеща зубами.
   - Ну пожалуйста.
   - Оставь это, девочка, иди домой. Не играй с огнем, а  то  непременно
сгоришь.
   - О нет, если вы огонь, я хочу сгореть. Пожалуйста, я хочу...
   Он обнял ее за талию, и Речел не сразу  поняла,  что  происходит.  Но
постепенно мозг изумленной девушки начал фиксировать ощущения: пылкие  и
ласковые губы прижались к ее рту; одна  рука  лежала  у  нее  на  спине,
другая гладила ее бок, стальные мускулы сжали ее  бедра.  Нет,  Рафферти
оказался не огнем, а скорее адским пламенем, пожиравшим ее.
   На прошлой неделе Речел наконец  поцеловалась  с  Лоусоном  и  теперь
могла сравнить поцелуи двух мужчин.
   Как  горячее  молоко  -  и  холодный  сок.  В  объятиях  Лоусона  она
чувствовала себя в безопасности, ей было даже  скучно.  А  с  Мэтом  она
словно летела со скалы, и только он  удерживал  ее  от  падения.  В  его
требовательном поцелуе не чувствовалось ни робости, ни  колебаний.  Одна
железная  решимость.  Инстинктивно  поднятые  руки  девушки,  пытавшиеся
оттолкнуть Мэта, упирались в каменную глыбу, которая с силой  давила  ей
на  грудь,  и  Речел  начала  опасаться,  что  ее  тело  гораздо   более
чувствительное и ранимое, чем его.
   Когда он наконец оторвался от нее, девушка судорожно вздохнула, глядя
на Мэта остекленевшим взором.
   - Все еще хочешь сгореть в огне? - грубовато спросил  он.  -  Подумай
хорошенько. Уже наступает момент, когда  поздно  отступать,  а  я  почти
достиг такого состояния.
   Значит, он нарочно поцеловал ее так грубо, чтобы напугать,  и  сейчас
уверен, что она сбежит? Но ее так легко не испугать. Он  на  самом  деле
разгорячился? Ладно, валериана, подмешанная в виски,  скоро  угасит  это
пламя. В оставшееся ему время он способен только  немного  подпалить  ей
крылышки.
   - О да, - прошептала она. - Я все равно хочу сгореть.
   Секунду он колебался, вперившись в  нее  взглядом,  как  будто  искал
ответа на свои вопросы, затем прикоснулся губами к ее  рту,  теперь  уже
более нежно.
 
Глава 2 
 
   Влажный  шелк.  Холодный  огонь.  Ледяное  пламя  лижет  кожу  Речел,
воспламеняя ее и заставляя дрожать.
   - Разожми губы, милая, - настойчиво шептал Мэт.
   Не рискуя отказаться - иначе он догадается, что ее уступчивость всего
лишь игра, - Речел выполнила требование. Когда его язык проник ей в рот,
она буквально затряслась, а руки сжались в кулаки. Будто  догадавшись  о
состоянии девушки, Мэт слегка разжал  объятия  и  провел  языком  по  ее
нижней губе.
   - Все хорошо. Просто доверься мне.
   Речел скорее  доверилась  бы  змее,  однако  ее  женское  начало  уже
отозвалось на  уверенный  хрипловатый  голос  Мэта,  губы  непроизвольно
раскрылись, позволяя ему ласкать ее рот, дотрагиваться языком  до  неба,
заставляя и Речел принимать участие  в  этой  игре,  от  которой  у  нее
странным образом напрягалось все тело.
   Незнакомое ощущение испугало девушку. Она  попыталась  вырваться,  но
после  тщетных  усилий  вспомнила  предостережение   Мэта,   что   после
определенного момента пути назад не будет.  Речел  уговаривала  себя  не
паниковать, ведь скоро он должен отключиться.
   Услышав  его  тяжелое  прерывистое  дыхание,  она  сделала  очередную
попытку освободиться. Мэт простонал каким-то утробным голосом,  и  новая
волна паники накрыла девушку, когда сильные пальцы обхватили ее грудь, а
потом расположились на сосках. Вздрогнув от этого  прикосновения,  Речел
сумела наконец оторвать свои губы от его рта.
   - Господи! - выдохнул он ей в щеку,  которую  словно  обдало  горячим
кофейным паром.
   Даже сквозь  корсаж  она  чувствовала,  как  его  пальцы  трут  вдруг
затвердевшие чувствительные соски, вызывая  неведомые  доселе  ощущения,
которые лишали Речел способности дышать, а тем более протестовать.
   - - О, дорогая, - прошептал Мэт. - Я хочу попробовать губами.
   Зная, где находится его рука, девушка сразу  поняла,  о  какой  части
тела идет речь. Но одна мысль об этом приводила ее в ужас.
   - Держу пари, ты слаще летнего меда.
   Представившаяся Речел картина была столь непристойна, что она чуть не
ударила его. Как он смеет даже заикаться об этом? Ни  леди,  ни  женщина
более низкого происхождения никогда не  допустят  столь  возмутительного
обращения с собой. Она сбросила его руку со своей груди, но поскольку не
хотела высказывать то, что думает, спокойно заметила:
   - Мистер Рафферти, мы стоим посреди улицы, где нас могут увидеть.
   - Тогда нужно подыскать укромное местечко, - шепнул он ей в ухо. - Не
каждый день сама Речел Константайн просит меня заняться с ней любовью.
   По крайней мере в этом Рафферти прав. Ее щеки  пылали,  она  избегала
его взгляда и потому глядела на нос Мэта. Даже в полутьме  было  заметно
утолщение  на  переносице.   Наверное,   сломал   нос   в   драке.   Что
неудивительно, если учесть его репутацию задиры.
   - Не пойти ли нам в церковь? - робко предложила Речел.
   - Куда?!
   - В церковь, - повторила она. - Более укромного места нам не найти.
   - Церковь? - усмехнулся Мэт. - Я вообще-то не ханжа, но по  мне,  это
не слишком подходящее место, дорогая.
   - Ну конечно, подходящее.  Даже  очень.  Подумайте  только,  кто  еще
пойдет туда в субботу ночью?
   - Все так, но...
   - Подумайте о замечательных широких  скамьях.  К  тому  же  в  церкви
темно. У нас впереди много времени, и никто  не  помешает.  -  Речел  на
секунду зажмурилась, потом бросила на него умоляющий взгляд. - Там будет
чудесно, сами увидите.
   - По-моему, нехорошо прелюбодействовать в святом месте, - сказал  он,
лаская языком ее ухо.
   Меньше всего она ожидала, что Мэт Рафферти проявит щепетильность.
   - Святым делают место верующие, которые там  собираются,  а  не  сама
постройка. Если бы служба проходила в коровнике,  он  был  бы  не  менее
святым.
   - Коровник?
   - Или  другое  здание.  Поверьте,  если  мы  воспользуемся  церковью,
Всевышний не обидится на нас.
   - Почему ты хочешь сделать это именно на церковной  скамье?  -  опять
засмеялся он; но уже более мягко.
   Речел откинула лицо и проказливо улыбнулась:
   - Это ужасно безнравственно, да? А я так хочу  быть  безнравственной.
Восхитительно безнравственной... с вами.
   - Тогда идем. Да, кстати, быстро и резко.
   - Что?
   - Ты же сама предоставила мне выбор, помнишь?
   Медленно и глубоко или быстро и резко. Я выбираю быстро и резко.
   Девушка уперлась ему в плечи, стараясь  оттолкнуть,  но  с  таким  же
успехом она могла бы толкать скалу.
   - Мистер Рафферти...
   Речел отвернула голову, подставив ему ухо, наименее  безопасное,  как
ей казалось, место. Однако Мэт ухватил мочку зубами и, к ужасу  девушки,
начал посасывать.
   - Мистер Рафферти! - воскликнула она.  -  Не  здесь.  Мы  же  идем  в
церковь, помните?
   - Ах да!..
   Он пошатнулся, увлекая Речел за собой. Ей пришлось вцепиться в  него,
чтобы удержать равновесие.  Если  он  рухнет  на  нее...  Ведь  Рафферти
тяжелее, чем она, на добрую сотню фунтов, да и ростом его Бог не обидел.
   - Ладно, веди меня туда. - Мэт снял  шляпу  и  поклонился.  -  Уверяю
тебя,  заняться  любовью  с  такой   хорошенькой   леди   доставит   мне
удовольствие.
   Речел помогла ему снова надеть шляпу и двинулась к церкви,  что,  без
сомнения, займет гораздо больше времени, чем она  предполагала.  Ибо  на
каждый шаг, который Мэт Рафферти делал в направлении церкви, приходилось
несколько шагов в другие стороны.
   К  тому  же  все  более  реальной  становилась  вероятность,  что  он
растянется посреди улицы. Конечно, она могла бы стянуть с него  брюки  и
просто оставить его на  дороге,  но  это  не  принесло  бы  ей  большого
удовлетворения. Мэт Рафферти должен проснуться без штанов в  церкви,  на
глазах у прихожан. Он прилюдно унизил Молли и заслуживал того, чтобы ему
отплатили всеобщим презрением. Едва Речел подумала об этом,  ее  спутник
начал падать. Она даже удивилась, как быстро подействовало снотворное.
   -  Кажется,  я  пьян,  -  выговорил  он,  ухватившись  за  нее.  -  И
по-настоящему...
   - Правда? - спросила она, изображая недоверие.
   - Моя сенти.., сендиму... О черт! Я даже не могу говорить.
   - Сентиментальность? - предположила Речел.
   Он щелкнул пальцами, чуть не касаясь ее носа, и засмеялся.
   - Вот-вот.., именно... Только уже не помню, чем она вызвана.
   Глядя на него, Речел улыбнулась. Для опасного, бессердечного  негодяя
он выглядит слишком непосредственным. Она решила, что такой вид  придает
ему забавная усмешка, по-мальчишески наивная, контрастирующая с резкими,
мужественными чертами лица. И конечно, глаза, которые словно подмигивают
тебе.
   - Вы сказали, что, вероятно, пьяны.
   - Ну и ну. - Он снова щелкнул пальцами. - Всего какие-то  жалкие  три
стопки.
   - Должно быть, вы ошибаетесь и выпили гораздо больше.
   - Исключено. Никогда не пью больше.
   Довольно неожиданное заявление.  По  слухам,  Мэт  Рафферти  ходил  в
"Золотого гуся" каждую субботу, где пил весь  вечер,  играл  в  карты  и
бесстыдно развлекался.
   Умеренность явно не относилась к его добродетелям.
   - О, не надо меня обманывать.  Вы  можете  выпить  целую  бочку,  так
ведь?
   - Нет. Я не очень люблю спиртное, - покачал головой Мэт.
   - С каких это пор? - спросила Речел, не в силах подавить любопытство.
   - Так было всегда. Из уваже.., уважения к моей маме. Она не  выносила
пьянства, особенно у сыновей. А проклятый спирт  с  ирландским  виски  -
дурная смесь. И мама оказалась права, потому что виски убило моего отца.
   - Тогда зачем вообще пить?
   - У меня возник план, - засмеялся Мэт.
   - Полагаю, вы его обдумали. -  Она  не  могла  понять,  что  его  так
развеселило.
   Он ткнул в нее пальцем.
   - Но, как вам известно,  планы  не  всегда  срабатывают.  -  Внезапно
умолк, посмотрел куда-то вдаль и добавил:
   - Не могу хорошенько сосчитать эти чертовы штуки, но мне кажется,  их
слишком много.
   Речел обнаружила, что в темноте они незаметно подошли к церкви  и  он
имеет  в  виду  ступеньки.  Ей  тоже  приходилось   напрягаться,   чтобы
разглядеть их, но совсем по другой причине.
   - Слишком много для чего?
   - Чтобы по ним взбираться. -  Найдя  это  чрезвычайно  забавным,  Мэт
опять громко засмеялся. Потом, без всякого перехода, наклонился вперед и
прижался к  ней  лбом.  -  Черт  возьми...  Не  знаю,  крошка.  Ненавижу
разочаровывать дам, но сейчас как раз тот случай,  когда  старина  Генри
одобрил бы меня.
   Решив, что Мэт назначил здесь встречу со своим другом Генри,  девушка
тревожно огляделась.
   - Кто это?
   - Ты про кого?
   - Генри. Кто он?
   - Генри... -  начал  он,  потом  засмеялся  и,  немного  отдышавшись,
произнес; - Господи, до чего ты мила!
   Чистая, как ангел, добрая, прелестная. Я уже забыл,  когда  последний
раз встречал такую девушку.
   К чему он вдруг заговорил о ее достоинствах?
   - Спасибо, - рассеянно поблагодарила Речел. - Но вы  не  ответили  на
мой вопрос. Кто такой Генри? Вы даже не обмолвились,  что  он  собирался
прийти.
   Он пожал плечами.
   - Никто. В том-то и дело. Звучит по-дурацки, не правда ли?
   Бессмысленные ответы вывели Речел из терпения, и она потянула его  за
собой:
   - Мы замечательно обойдемся без твоего Генри.
   - Господи, помоги мне.
   В предвкушении скорой мести она почувствовала прилив сил и без  труда
втащила Мэта по ступеням. Не имеет значения, что он кажется  милым.  Все
обман. Иначе Рафферти не поступил бы так низко с ее  сестрой.  Зачем  же
оказывать ему снисхождение, если он не пожелал  быть  снисходительным  к
Молли?
   Вдруг Мэт качнулся назад, увлекая за собой Речел.
   К счастью, они поднялись всего  на  несколько  ступенек,  падение  не
причинило им вреда.
   - Черт побери. - Искоса взглянув на нее, он сел и начал отряхивать ее
платье. - Я извиняюсь. Произошла небольшая заминка. Ты в порядке?
   Лежа  в  пыли  с  задранными  юбками,  Речел  была  не  в   состоянии
чувствовать боль, даже если она действительно ушиблась.
   - Твое счастье, что другие тебя не видят, - обезоруживающе  улыбнулся
Мэт.
   - Я бы предпочла, чтобы вы находились в их числе.
   - А я надеюсь увидеть кое-что еще до того, как мы приступим к тому, о
чем договорились.
   Мэт попытался встать на ноги и тут же снова потерял равновесие.
   - О черт! - Он стряхнул очередную порцию пыли.
   "Я должна завести его в церковь, даже если  придется  тащить  его  на
себе".
   - Ну же, поднимайтесь, вы можете, - подбодрила она.
   - Я не совсем уверен.
   - Вы пьяны и не в  состоянии  оценивать  свои  возможности.  -  Речел
схватила его под мышки. - Вставайте, мистер Рафферти.
   - Я пытаюсь.
   - Пытайтесь лучше!
   В горле у нее свербило от пыли, она кипела от негодования, следя, как
он, несмотря на все старания, не мог подняться.
   - Вы обязаны это сделать. Когда мы почти у цели, нельзя отступать.
   - Перестань меня дергать, - сказал он, вырываясь. - Кончится тем, что
ты ушибешься.
   Придя к такому  заключению,  Мэт  сел,  а  она  склонилась  над  ним,
упираясь руками в колени.
   -  Итак?  Вы  собираетесь  вставать  или  нет?  -  Речел   с   трудом
удерживалась,  чтобы  не  поднять  его  за  уши.  -  Пожалуйста,  мистер
Рафферти, хотя бы попытайтесь.
   -  Мистер  Рафферти?  Если  уж  мы  идем  получать  удовольствие,  то
называйте меня по имени. - С невероятным трудом  Мэт  поднялся  и  начал
взбираться по ступеням, уже без ее  помощи.  -  Ты  лучше  шевели  своей
маленькой задницей, нужно ковать железо, пока горячо.
   Я что-то неважно себя чувствую.
   Речел поспешила за ним. Один раз ей все же пришлось  поддержать  его,
иначе бы он свалился.
   - Еще несколько ступенек...
   - Будь я проклят, но дойти до места еще не самое главное. - Мэт глупо
кашлянул, будто сказал нечто удивительно смешное.
   Она первой вошла в церковь, крепко держа его за  руку,  чтобы  он  не
отставал. Когда дверь за ними закрылась, они оказались в полной темноте.
Речел ощупью дошла до крайнего ряда скамеек и  с  трудом  усадила  Мэта.
Теперь ей оставалось только ждать, когда он потеряет сознание.
   В это мгновение его руки мягко, но уверенно обняли  ее  за  талию,  и
Речел почувствовала, как он раздвинул ноги, чтобы крепче  прижать  ее  к
себе.  Потом  жаркие  губы  завладели  ртом  девушки,  а   руки   начали
целеустремленно расстегивать платье.
   Она хотела закричать, но была  не  в  состоянии  даже  вздохнуть  как
следует. Вцепившись ему в запястья, Речел насколько смогла отодвинулась,
но тут почувствовала на груди прохладу, и ее снова охватила  паника.  За
какие-то секунды Мэт сумел расстегнуть ей корсаж, и теперь  лишь  тонкая
рубашка защищала тело девушки от  его  жадных  пальцев,  ощупывающих  ее
грудь и вдруг больно зажавших соски. Огненная молния пронзила Речел,  от
которой внутри разлилась непонятная теплота, бешено  забилось  сердце  и
захотелось чего-то неизведанного.
   Она сознавала, что теряет над собой контроль, что готова подчиниться.
Мэт знал, как обращаться с женским  телом,  умело  вызывая  ощущения,  о
существовании которых Речел даже не подозревала.
   Наконец до нее дошло, что пора бежать. Рафферти  почему-то  не  терял
сознание, и еще неизвестно,  когда  это  случится.  Но  ей  все-таки  не
хотелось отступать от намеченного  плана,  ведь  она  приложила  столько
усилий, чтобы притащить его сюда.
   Поэтому сначала нужно стянуть с него брюки.
   Стараясь не думать о том, что он делает с ее грудью, Речел взялась за
портупею. Когда она  расстегнула  пряжку,  кобура  ударилась  о  скамью.
Вздрогнув, девушка присела, осторожно положила оружие на пол и  занялась
брючным ремнем. К  счастью,  это  было  легко.  Теперь  настала  очередь
латунных пуговиц на брюках. Ощутив  столь  интимное  прикосновение,  Мэт
напрягся и судорожно вздохнул.
   - Господи, - прошептал он срывающимся голосом. - Не торопись,  милая,
я за тобой не успеваю.
   Но Речел нельзя было  медлить,  поэтому  она  яростно  схватилась  за
брюки. Лоб у нее взмок от пота, сердце бешено колотилось, грудь ныла  от
умелых ласк.
   Мэт наконец оставил в покое ее соски, однако его  руки  потянулись  к
застежкам юбки. Речел принялась стягивать с него брюки, стараясь быстрее
покончить с этим.
   После бегства из церкви она спокойно застегнет свою одежду.  Рафферти
пьян и  вряд  ли  что-нибудь  запомнит,  поэтому  его  бесстыдные  ласки
навсегда останутся лишь ее тайной.
   - Уф, - вдруг произнес он слабым голосом. - Мне совсем нехорошо.
   Еще не покончив с брюками, Речел выпрямилась, чтобы поддержать его.
   - О Господи!
   Прежде чем она успела что-то сделать, внушительная масса придавила ее
к полу, в затылке разлилась ужасная боль,  а  в  голове  вспыхнул  яркий
белый свет. Затем все ощущения исчезли,  словно  их  отрезали,  и  Речел
погрузилась в темноту.
 
Глава 3 
 
   Запах лака и воска. Вылинявшего хлопка и кожи.
   Сначала Речел просто фиксировала смутные ощущения, но когда зевнула и
хотела потянуться, вдруг осознала: что-то не  так.  Придавленная  чем-то
тяжелым, она не в состоянии ни пошевелиться, ни дышать.
   Растерянно моргая, девушка пришла  к  убеждению,  что  голова  у  нее
раскалывается от боли. И это не обычная головная  боль,  а  невыносимая,
пронизывающая, исходившая откуда-то из затылка.
   - Какой стыд! - услышала она рядом женский голос.
   Речел вздрогнула от неожиданности. Прежде чем она смогла пошевелиться
или открыть глаза, другая женщина сказала:
   - Говорю тебе, Клара, молодые люди сегодня забыли о приличиях.
   Странно, эти голоса не  принадлежат  ни  сестре  Молли,  ни  экономке
миссис  Радклифф.  Что,  ради  всего  святого,  делают  в   ее   спальне
посторонние люди?
   Она подняла руку к  глазам,  но  увидела  лишь  неясное  разноцветное
пятно. Конечно, без очков зрение у нее плохое, но почему-то  сейчас  оно
еще хуже, чем обычно.  Речел  попыталась  восстановить  его,  заморгала,
однако ничего не вышло. Предметы становились то четкими,  приближаясь  к
ней, то опять расплывались. Дубовые  скамьи?  Лица  людей  и  стеклянные
витражи? Значит, она не в спальне.
   - Отвратительно! - воскликнула еще одна женщина.
   - Осквернение всего святого, вот что это такое! - поддержали ее.
   Чего святого? Видимо, Речел находится в церкви. Вопрос в том, что она
здесь делает? О Господи, ее голову будто  рассекли  топором.  Вдруг  это
какая-нибудь страшная болезнь? А может, просто обморок? Тогда  объяснима
и навалившаяся тяжесть. Оливия Харрингтон говорила, что  после  обморока
руки и ноги кажутся тяжелыми и бесполезными.
   Заставив себя открыть глаза, Речел попыталась не обращать внимания на
боль и сосредоточиться на окружающем. Без сомнения, она в церкви. Тут ее
охватила  неясная  тревога.  Действительно,  было  что-то,  связанное  с
церковью, что-то важное. Но что именно?
   Внезапно масса, прижимавшая ее к полу, зашевелилась.  Речел  услышала
стон, несомненно, мужской, и неясная тревога переросла в самую настоящую
панику. Кто-то лежал на ней! Мужчина? О  Господи!  Да,  теперь  она  уже
чувствовала большую теплую руку, сжимавшую ее грудь.
   Забыв о головной боли, Речел взвизгнула, уперлась в плечи мужчины, но
тот  даже  не  шевельнулся.  Девушка  оттолкнула  его  голову,   увидела
волнистые черные  волосы,  смуглую  кожу  и  начала  вспоминать  события
прошлой ночи.
   Мэт Рафферти! Она с отчаянием взглянула на солнечные  лучи,  падающие
сквозь цветные витражи.
   - Какого черта я здесь делаю? - прошептал ей в ухо мужчина.
   Речел хотела спросить то же самое.
   - Прочь, - с трудом выговорила она. - Немедленно слезь с меня.
   Не так  быстро,  как  ей  бы  хотелось,  тот  отодвинулся  от  нее  и
приподнялся на локтях.
   - Какого... О Боже!
   Речел проследила за его взглядом и увидела толпу  людей,  стоявших  в
церкви. Конечно,  Мэт  Рафферти  должен  был  проснуться  именно  здесь,
окруженный народом, опозоренный  и  униженный  так,  что  ему  захочется
умереть. Но ей-то полагалось быть совсем в другом месте!
   Столько людей... Без очков она не различала их лиц и все же не  могла
избавиться от ощущения, что толпа уставилась на нее. "Как стервятники на
падаль", - с ужасом подумала Речел, прижимая к груди  дрожащую  руку.  К
своей обнаженной груди.
   Она изумленно глядела на тонкую нижнюю рубашку, потом, спохватившись,
быстро прикрыла грудь обеими руками.
   Заметив, в каком состоянии находится ее одежда, Мэт обратил  внимание
на себя. Судя по выражению его лица, он не мог взять в толк, когда успел
расстегнуть ремень и спустить брюки.
   - Что за черт?  -  сонно  произнес  он  и,  встав  наконец,  принялся
застегивать брюки. - Как я.., когда же мы...
   Закончить он не успел.  Одна  из  церковных  дверей  распахнулась,  с
грохотом ударившись о стену.
   - Где она? Речел Мари! Расступитесь! Дайте мне пройти!
   Зашуршали платья, заскрипели ботинки, люди начали спешно  освобождать
проход.
   Даже без очков Речел узнала жилет из оленьей кожи,  белую  рубашку  и
блестящую звезду. Голос отца, похожий на рычание льва,  свидетельствовал
о том, что кто-то сразу отправился за ним, когда ее и Мэта обнаружили  в
церкви.
   Она поспешила  застегнуть  корсаж,  но  справилась  только  с  частью
пуговиц, когда Большой Джим Константайн наконец смог  пробраться  сквозь
толпу. Он бросил на нее единственный взгляд.
   - О, Речел...
   - Папа, ты ошибаешься. Клянусь! Разреши мне все объяснить.
   Речел знала, что отец прост в общении  и  справедлив,  всегда  задает
множество вопросов подозреваемым и выслушивает их ответы  до  того,  как
принять решение.
   Она протянула ему руку. Но Большой Джим не  помог  дочери  встать,  а
гневно взглянул на  ее  полурасстегнутый  корсаж  и  обрушился  на  Мэта
Рафферти:
   - Ты, низкий, бесчестный сук...
   - Папа! - закричала Речел. - О Господи! Прекрати!
   Однако шериф уже бросился на молодого человека, и тот, видимо, еще не
совсем проснувшись, упал под натиском Большого Джима.
   - Ты, жалкий, глупый червяк! Безмозглый  сукин  сын!  Ты  мне  жизнью
ответишь за это. Я убью тебя собственными руками!
   Происходящее стало казаться Речел ночным  кошмаром.  У  нее  возникло
странное ощущение, что она парит над  собой,  наблюдая  за  всем  сквозь
мутное стекло.
   - Папа, остановись! - Она вцепилась в  его  руки  и  тщетно  пыталась
оторвать их от Мэта. - Он был пьян  и  не  может  сейчас  защищаться.  О
Господи, ты же убьешь его!
   - Отпусти меня, девочка. Черт возьми, отпусти!
   Ничто не заставит ее послушаться.  Несмотря  на  близорукость,  Речел
заметила, как побагровело лицо Мэта, а она не желала  ему  смерти.  Ведь
это ее вина. Только ее.
   - Папа, ради всего святого! Посмотри, что ты делаешь!
   И облегченно вздохнула, когда трое мужчин поспешили на, выручку. Хоть
и не сразу, но им удалось  оторвать  Большого  Джима  от  распростертого
тела. Судя по  тому,  как  Мэт  кашлял,  хрипел  и  глотал  воздух,  они
подоспели вовремя.
   - Папа, ты должен меня выслушать. Он не виноват.
   Клянусь тебе. Пожалуйста, дай мне все объяснить.
   Дрожащий от возбуждения Большой Джим заправил выбившуюся рубашку.
   - Хорошо, объясняй.
   В этот момент  дверь  снова  распахнулась,  по  толпе  прошел  шумок,
возникло движение и раздался сдавленный крик. Речел узнала голос сестры,
хотя та издавала  какие-то  нечленораздельные  звуки,  и  сердце  у  нее
остановилось. Ведь она хотела отомстить за  Молли,  а  не  причинять  ей
новую боль.
   - Речел! О боги, что ты натворила?
   Странный вопрос. Ответ, кажется,  ясен.  Она  прилюдно  унизила  Мэта
Рафферти, несмотря даже на то что поплатилась сама.
   - О, ты поступила так ради меня, я знаю! - Молли закрыла лицо руками.
- Какой ужас! Ты ошиблась, это не тот!
   Речел не понимала сестру, но спросить ее не  успела,  потому  что  их
прервал рассерженный отец. Она  честно  рассказала  о  событиях  прошлой
ночи, умолчав лишь об участии  Доры  Фэй.  Пусть  отец  думает  на  кого
угодно, ей все равно, только бы это не доставило неприятностей Доре.
   - Видишь, папа, он тут совершенно ни при чем. Это я заманила  мистера
Рафферти в церковь, и если бы не упала и не ударилась головой, то  утром
меня бы здесь не было.
   Молли опять запричитала, и Большой Джим свирепо взглянул на нее:
   - Хватит, юная леди! Если бы ты вела себя  подобающим  образом,  твоя
сестра не оказалась бы в таком положении.
   - Папа, ты несправедлив, - заступилась за нее Речел. - Ты  не  должен
обвинять Молли...
   - Помолчи! - оборвал дочь Большой Джим и  после  некоторого  раздумья
произнес:
   -  Хорошо,  Речел  Мэри,  расскажи-ка  мне  все   еще   раз.   Только
помедленнее.
   - С какого момента? - терпеливо осведомилась та.
   - С самого начала! - рявкнул отец.
   - С самого начала? Папа, разве ты не...
   Он грозно ткнул в нее пальцем;
   - С самого начала! И избавь меня от своих ахов, черт возьми. Я  не  в
настроении их выслушивать.
   Речел видела, что отец вот-вот потеряет самообладание,  и,  заставляя
себя говорить помедленнее, снова  рассказала,  как  очутилась  в  церкви
вместе с Мэтом Рафферти.
   Но отец продолжал с недоумением глядеть  на  нее,  и  она  беспомощно
всплеснула руками.
   - Что тебе не ясно, папочка? Он жестоко разбил сердце Молли,  поэтому
я хотела отплатить ему тем же. С этой целью я подпоила его и завлекла  в
церковь, чтобы он проснулся утром со  спущенными  брюками  на  глазах  у
собравшихся людей. Он унизил мою сестру!  -  Молли  громко  зарыдала,  и
Речел пришлось даже повысить голос, чтобы ее услышали:
   - Неужели трудно понять, что я хотела проучить этого человека его  же
способом? Вот и конец истории.
   - Если, как ты говоришь,  все  произошло  из-за  Молли  и  ее  глупой
истории с Мэтом Рафферти, то какого же дьявола... - Большой Джим  указал
пальцем на лежащего мужчину, - здесь делает он?
   - Я же сказала тебе, я... - Речел похолодела, и сердце у нее  ушло  в
пятки. Она неуверенно посмотрела на  утирающую  слезы  Молли,  потом  на
человека, лежащего у ее ног. - Господи, разве это не Мэт Рафферти? -  Но
она уже знала ответ. - О Боже... О Боже мой!
   - О Боже? - повторил отец. - И это все, что ты хочешь сказать в  свое
оправдание, Речел Мэри? О Боже? - С каждым словом  его  голос  повышался
чуть ли не на октаву. - Ты опоила  не  того  человека  и  можешь  только
сказать "О Боже"?
   - Но если это не Мэт Рафферти,  тогда  кто  же?  -  дрожащим  голосом
спросила Речел.
   - Кто? Я чуть не убил этого человека, а ты стоишь здесь и спрашиваешь
меня, кто он такой! Знаешь,  девочка,  я  бы  с  удовольствием  прошелся
сейчас по твоему заду ремнем для правки бритв и ни секунды бы не пожалел
об этом.
   - Большой Джим, сохраняйте спокойствие, - подала  голос  до  сих  пор
молчавшая жертва.
   - Спокойствие? Да у меня не было ни единой спокойной минуты со дня ее
рождения, клянусь Богом! Мне жаль, Рафферти. Я действительно  сожалею  о
случившемся.
   Речел не могла оторвать глаз от человека, которого она считала Мэтом.
Отец назвал его "Рафферти" - значит, это один из братьев. Неудивительно,
что она ошиблась, поскольку в их семье все были высокими,  черноволосыми
и  смуглыми.  Еще  несколько  минут  назад  слова  Молли   казались   ей
бессмысленными, теперь Речел поняла.
   - Если вы не Мэт, то кто?
   - Клинт.
   "Не может быть", - решила она, ибо старший  из  братьев  очень  редко
приезжал в город и еще реже заходил в салун.
   - Вы сказали...
   - Клинт! - повторил он немного громче.
 
Глава 4 
 
   Почувствовав внезапную слабость,  Речел  прижала  руки  к  груди.  Из
восьми братьев Рафферти  ей  меньше  всего  хотелось  бы  иметь  дело  с
Клинтом. Даже знакомые ей мужчины обходили его стороной.
   - Клинт? - переспросила она. - Но вы же никогда не  ходите  в  салун!
Должно быть, тут какая-то ошибка.
   - Да уж, не без этого, - согласился Рафферти. - Только ошибся не я.
   Речел вдруг пришла в голову одна мысль.
   - Погодите секундочку! Вы должны быть Мэтом Рафферти. Иначе зачем  бы
Дора Фэй... - Спохватившись, она, умолкла и мысленно обругала себя.
   - О, Дора Фэй, - понимающе улыбнулся Клинт, - действительно старалась
отобрать  у  меня  виски,  предназначенное  Мэту,  если  ты  это  хотела
спросить. Но тогда я  не  понял,  в  чем  дело.  Сейчас  понимаю.  -  Он
потянулся за своей шляпой. - Единственная для меня загадка,  почему  она
не вышла из  салуна  и  не  предупредила  тебя,  что  подпоила  не  того
человека. Это избавило бы нас обоих от многих неприятностей.
   Речел  вспомнила,  как  Дора  Фэй   прошлой   ночью   махала   ей   с
противоположной стороны улицы. Значит, она хотела предупредить, что план
сорвался, а Речел сослепу увидела то, что хотела увидеть? Если не думать
о последствиях, это даже смешно.
   Рафферти встал с пола и сказал:
   - Простите, ребята, надеюсь, теперь вы обойдетесь без  меня.  С  вами
было очень интересно, но я должен позаботиться о маленьком брате,  да  и
работа на ранчо не ждет.
   Речел, конечно, не возражала против его ухода. Чем раньше, тем лучше.
Однако у Большого Джима, видимо,  имелись  другие  соображения  на  этот
счет.
   - Задержись на минутку, сынок.
   Клинт выбил шляпу о колено:
   - Задержаться? Вы же не собираетесь меня арестовать? А если да, то за
что? За то, что я в нужное время оказался в ненужном месте?
   Поскольку отец чуть не задушил его,  Речел  не  могла  винить  Клинта
Рафферти в невежливости.
   - Я не стал бы заходить так далеко и  арестовывать  тебя,  -  ответил
Большой Джим, - но есть небольшое дельце, которое необходимо уладить.
   - Дельце?
   Шериф кивнул в сторону Речел:
   - Моя девочка провела с тобой наедине целую ночь.
   Это выглядит не очень хорошо. Можно сказать, даже очень плохо.
   - Папа! - испуганно воскликнула девушка, но тот вряд ли слышал ее.
   - Как мне представляется...
   - Папа!
   - Заткнись, Речел Мэри. Как мне представляется, Рафферти, доброе  имя
моей девочки погублено напрочь.
   И ты один можешь исправить положение.
   - Исправить? - откликнулась Речел. - Что ты имеешь в виду?
   - Да, что вы, собственно, имеете в виду? - поддержал ее Клинт.
   Судя по его тону, девушка поняла, что он уже  окончательно  пришел  в
себя и, если интуиция ее не обманывала, сейчас разразится скандал.
   Громко  стуча  каблуками,  Рафферти  подошел  к   лежащим   на   полу
револьверам. С тихим ужасом Речел наблюдала, как он застегивает ремень и
кладет оружие в кобуру.
   Ведь сейчас в опасности  может  оказаться  ее  отец,  ибо  Клинт,  по
слухам, дьявольски ловко владел своими "кольтами".
   - Папа, есть более простой выход. Ты слышал мои  объяснения,  знаешь,
что мистер Рафферти не виноват.
   Так почему  бы  нам  всем  не  разойтись  по  домам  и  не  забыть  о
случившемся?..
   - Помолчи, Речел.
   Опасаясь за жизнь отца, девушка бросила умоляющий взгляд на Клинта:
   - Вы согласны? Давайте просто забудем об этом досадном недоразумении.
- Потом с нервным смешком добавила:
   - Вот и счастливый конец истории. Согласны?
   - Речел Мэри, - вмешался Большой Джим, - все намного  серьезнее,  чем
ты думаешь. Речь идет о твоей репутации, и мистер Рафферти в отличие  от
тебя это понимает.
   В действительности Речел не только понимала, но и приходила в ужас от
мысли, чем может закончиться ее ночное приключение. Кивнув на толпящихся
вокруг прихожан, она сказала:
   - Но, папа, они слышали мои объяснения и  теперь  знают,  что  ничего
плохого не случилось.
   - Все не так просто, Речел. Когда молодая девушка наедине с  мужчиной
проводит ночь,  ее  доброе  имя  может  спасти  только  брак.  Не  имеет
значения, случилось плохое или  нет.  Важно  то,  как  это  выглядит  со
стороны.
   - Брак? - вскрикнула Молли. - Неужели ты серьезно?
   - Брак? - эхом отозвалась Речел. - Ты говоришь о браке?
   - Вот именно, - подтвердил Большой Джим.
   Он взял Клинта и Речел за руки  и,  несмотря  на  отчаянные  протесты
дочери, повел молодых людей к алтарю.
   Пока он звал священника, девушка пыталась образумить отца. Но он  был
упрямее осла и если что-то вбивал себе в голову, никто, даже собственные
дочери, не мог его переубедить.
   Сквозь толпу пробился преподобный Уэллс - высокий худощавый мужчина с
редкими седыми волосами, приятными карими глазами и крючковатым носом.
   - Большой Джим, это нарушение всех правил, - возмутился он. - Не было
даже оглашения.
   - К черту оглашение: пожените их - и точка.
   - Мое дело предупредить.
   - Папа, ты совсем потерял рассудок? Я не могу выйти  замуж  за  этого
человека! - Речел повернулась к Клинту:
   - Сделайте же что-нибудь!
   Тот, однако, не проявил никакого волнения,  лишь  пожал  мускулистыми
плечами:
   - Что, например? Застрелить его? Извини, дорогая,  но  меня  брак  не
пугает.
   - Не пугает? Как вы можете  такое  говорить?  Нас  собираются  женить
прямо здесь!
   - А я и сам думал жениться в церкви.
   - Вы такой  же  сумасшедший,  как  мой  отец,  -  воскликнула  Речел,
обескураженная его цинизмом.
   -  Не  обращайте  внимания  на  болтовню,  святой  отец,   -   кивнул
преподобному Большой Джим. - Нам требуется, чтобы все было по закону,  и
ничего больше.
   Речел схватила его за руку:
   - Папа, остановись! Или ты совсем уже потерял рассудок?
   - Это я виновата! - закричала Молли. - Только я.
   Но общий шум перекрыл голос священника.
   - Дети мои, сегодня мы собрались здесь, чтобы... - начал он.
   - Черт возьми, Уильям,  я  же  просил  опустить  формальности.  Сразу
переходи к сути.
   - Как я уже заметил, все это противоречит церковному уставу.
   - Продолжай, - рявкнул Большой Джим. - Если мне понадобится церковный
устав, я дам тебе знать.
   Палец  отца  Уэллса  скользнул  вниз  по  странице  молитвенника,   и
преподобный изрек:
   - Хорошо. Но  предупреждаю:  возможно,  мне  придется  искать  главы,
непосредственно относящиеся к делу...
   - Боже правый! - негодующе перебил Большой Джим. - Ты хочешь сказать,
что не знаешь их наизусть? Как ты можешь  не  знать,  Уильям,  если  уже
двадцать лет женишь людей?
   Воспользовавшись заминкой, Речел обернулась к Клинту и прошептала:
   - Вы так и будете стоять тут, ничего не делая?
   - Кто бы говорил!..
   - Это я вам говорю!
   Сцепив руки за спиной, Клинт бесстрастно глядел на священника.  Речел
даже показалось, что  у  него  на  губах  мелькнула  улыбка.  Она  бы  с
удовольствием стукнула его за равнодушие, но отказалась от этой мысли.
   Ночью Клинт был мягким и очаровательным, а сейчас в нем  не  осталось
ничего мальчишеского. С этим суровым и довольно грозным человеком ей  не
хотелось заигрывать. Речел  оглядела  церковь,  с  ужасом  заметив,  что
прихожане  уселись  на  свои  обычные  места,  причем  не  для   обычной
воскресной службы, а как свидетели на свадьбе. Ее свадьбе.
   И тут она решилась на отчаянный поступок.  Выпрямив  плечи  и  задрав
подбородок, Речел смело взглянула на отца.
   - Папа, я не могу выйти  замуж  за  этого  человека,  -  сказала  она
медленно и отчетливо. - Что бы ты ни сказал и ни  сделал,  я  не  изменю
своего решения.
   - Конечно, можешь. - Большой Джим вытащил свой  "кольт"  и  приставил
дуло к виску Клинта. - Это единственное, что ты можешь,  дорогая.  Хотел
он того или нет, но мистер Рафферти обесчестил мою  девочку.  Поэтому  я
обязан либо убить его, либо заставить жениться на  тебе.  Это  неписаный
кодекс мужской нести. Не так ли, мистер Рафферти?
   - Да уж, черт возьми, - хрипло отозвался тот.
   Речел наблюдала за отцом, пытаясь скрыть охвативший ее страх.
   - Значит, ты собираешься хладнокровно пристрелить его, хотя всю жизнь
охранял закон? - Она улыбнулась и скрестила  руки  на  груди.  -  Давай,
папа, не стесняйся.
   С пугающей неторопливостью шериф отвел в сторону дуло револьвера.
   - Ты думаешь, я шучу? Подумай сама, Речел Мэри.
   Виноват он или нет, но тебе уже больше не найти приличного жениха.
   - Ошибаешься! - Заметив среди прихожан сына преподобного Уэллса,  она
воскликнула; - Скажи ему, Лоусон! Скажи ему, что это не имеет  значения,
что ты любишь меня и не передумал взять меня в жены.
   Бедняга выглядел  так,  словно  его  душит  собственный  галстук.  Он
вскочил с места, судорожно глотнул и замер, похожий на большого жука.
   - Ну? - требовательно спросила Речел. - Говори, Лоусон, или  навсегда
забудь обо мне.
   Когда тот, к ее изумлению, не проронил ни слова, девушка окинула  его
уничтожающим  взглядом,  борясь  с   желанием   назвать   его   тупицей,
ничтожеством и подхалимом. Но ограничилась лишь  тем,  что  пробормотала
ругательства себе под нос.
   - Думаю, это подтверждает мою правоту, - сказал шериф.  -  Даже  твой
преданный кавалер что-то не слишком торопится.
   Речел безвольно опустила руки.
   - И все же это не дает тебе права убивать мистера Рафферти. Ты просто
хочешь напугать меня.
   - Я убью его, - заверил ее отец. - Прежде чем он успеет выйти отсюда,
я вышибу из него мозги.
   - Не верю, папа. А как же твоя должность шерифа?
   Если ты кого-нибудь убьешь, тебе придется снять звезду.
   - Ни один порядочный мужчина не  позволит  другому  обесчестить  свою
дочь и оставить это безнаказанным.
   Если ты не выйдешь за него замуж; Речел Мэри,  я  обязан  пристрелить
беднягу. Как видишь, все просто.
   В разговор вмешался преподобный Уэллс:
   - Берешь ли ты, Клинт Рафферти, эту женщину, Речел Мэри  Константайн,
в законные жены?
   На загорелом лице Клинта выступил пот, кадык судорожно дернулся.
   - Беру, - твердо сказал он и, повернувшись к Речел, добавил:
   - Надеюсь, ты заметила, что  мне  приставили  дуло  к  виску.  Сделай
милость, отложи споры с отцом до более подходящего момента.
   - Не беспокойся. Он не собирается тебя убивать.
   - Давай поспорим, - ухмыльнулся Большой Джим, кладя палец на курок.
   Клинт зажмурился:
   - Всемогущий Боже! Делай, что тебе говорят, Речел!
   - Папа, это уже не смешно. Нельзя играть жизнью невинного человека.
   - Невинного, - повторил Клинт. - Самое подходящее слово.
   Преподобный Уэллс снова прервал их беседу:
   - А ты, Речел Мэри Константайн, берешь ли этого человека  в  законные
мужья, чтобы любить, почитать и слушаться его, пока смерть  не  разлучит
вас?
   - Пусть  у  мистера  Рафферти  трясутся  поджилки,  но  меня  вам  не
запугать. Скорее в августе пойдет снег, чем кто-либо из вас услышит, как
я скажу "да".
   - Вы слышали? - возвестил Большой Джим. - Она сказала "да".
   - Я не говорила! - возмущенно крикнула Речел.
   - Нет, сказала, - отчеканил шериф.
   - Я слышал  ее,  Большой  Джим.  -  Священник  виновато  поглядел  на
девушку. - Только я не совсем уверен, что она имела в виду...
   - Оставь сомнения при себе и заканчивай церемонию.
   - Властью, данной мне Господом... - начал отец Уэллс,  но  его  опять
прервали.
   - Шериф, почему бы вам не убрать свой револьвер  от  моего  виска?  -
спросил Клинт.
   - Вы нарушаете закон! - крикнула Речел. - В наше время мужчины больше
не могут жениться на женщинах против их воли. У нас равные права!
   -  С  этого  момента  объявляю  вас  мужем  и  женой!  -  как  бы   в
подтверждение ее слов  провозгласил  отец  Уэллс  и  с  шумом  захлопнул
молитвенник.
   В наступившей тишине Речел уставилась на отца, еще не  веря,  что  он
мог так с ней поступить. Отец, который всегда  ее  любил,  которому  она
полностью доверяла.
   Грустно улыбнувшись. Большой Джим неторопливо убрал оружие в кобуру:
   - Итак, дорогая, на радость или на горе, но ты нашла себе мужа.
 
Глава 5 
 
   Спустя час она была уже  в  миле  от  города,  наедине  с  совершенно
незнакомым человеком, который стал ее мужем. Видимо, в отместку Рафферти
не захотел нанимать фургон, поэтому она вынуждена  сидеть  перед  ним  в
седле и терпеть его объятия.
   Уверенная, что он в ярости (иначе и быть не могло.  несмотря  на  его
странное поведение в церкви), девушка искала способ умилостивить  Клинта
до того, как они приедут на ранчо и он совершит нечто такое, о  чем  они
пожалеют.
   - Мистер Рафферти?
   Рука,  придерживающая  Речел  за  талию,  слегка  напряглась.  Пальцы
находились совсем близко от ее груди, как  бы  подчеркивая,  что  отныне
Клинт имеет на нее права.
   - Ты могла бы называть меня по имени, Речел.
   Мужья и жены обычно так поступают.
   - Хорошо, Клинт. Я, гм... - Она судорожно  попыталась  избавиться  от
комка, застрявшего в горле.  Глаза  наполнились  слезами  разочарования,
отчего контуры леса еще  более  расплылись,  а  дальние  горы,  покрытые
сверкающим снегом, казались ей бесформенными глыбами. - Я.., в общем,  я
понимаю, что вы сердитесь, и не могу обвинять вас. Но я  постараюсь  все
уладить.
   - В самом деле? - Он сдвинул ей шляпку на затылок,  чтобы  видеть  ее
лицо. - И как ты собираешься это сделать? - По-моему,  все  уже  отлично
уладилось.
   -  Уладилось?  Мы  женаты,  мистер  Рафферти!  Неужели  вы   с   этим
смирились?
   - Наверное, ты испугалась больше, чем я.
   - Почему я должна испугаться? - спросила Речел. - Скорее  я  чувствую
себя неловко.
   В уголках его рта проступили складки, когда его  плотно  сжатые  губы
расплылись в улыбке.
   - Хорошо, - улыбнулся он. - Ты чувствуешь себя более неловко, чем  я.
И  я  тебя  не  виню.  Едва  знакомый  человек  вдруг   получает   право
распоряжаться твоей жизнью. Это кого угодно выбьет из колеи.
   Право распоряжаться ее жизнью? О  Господи...  Речел  отвернулась,  не
зная, как прервать затянувшееся молчание,  и  желая  оказаться  в  любом
месте, только не здесь.
   - Чтобы ты  немного  успокоилась,  могу  сказать,  что  я  порядочный
человек. Тебе не нужно боя... Ты не должна чувствовать неловкость.
   Речел взглянула на него, и он вдруг показался ей еще выше  и  шире  в
плечах, настоящей горой мускулов, которая  в  любое  время  могла  снова
придавить ее. Право распоряжаться ее жизнью? "И даже более  того",  -  в
отчаянии подумала она.
   Клинт устало вздохнул. Дома его ждали братья, не подозревавшие о том,
что у них появилась невестка. Он женился на Речел, думая о будущем, и не
жалел о своем поступке.
   Им нужна женщина в доме, а Клинт  никогда  бы  не  смог  найти  жену,
похожую на Речел Константайн. Она не только красива, что  само  по  себе
являлось большим достоинством, но у нее были  также  отличные  манеры  и
приятный голос.
   Она, несомненно, окажет хорошее влияние на братьев. Клинт  представил
ее в клетчатом фартуке, с вымазанными мукой щеками, и в  животе  у  него
заурчало. Господи, он не мог вспомнить, когда последний раз ел  домашнюю
пищу!
   Нет, он правильно сделал, женившись на Речел. Ему на ум пришли  слова
о "манне небесной", чудом упавшей в его раскрытые ладони.
   К тому же он не чувствовал за собой вины. Разве он соблазнил  ее  или
что-то в таком роде? Совсем наоборот.
   И повезло не только ему. Иначе девушку  пригвоздили  бы  к  позорному
столбу так называемые добропорядочные жители Шэйди-Корнерса.  Замужество
было для нее лучшим выходом.
   Посмотрев на спутницу, Клинт  заметил,  что  ее  красивые  глаза  еще
оставались испуганными. А как может себя  чувствовать  молодая  женщина,
вышедшая замуж против своей воли? И к тому же за незнакомца? Вряд ли она
будет на седьмом небе от счастья.
   Не подождать ли ему с исполнением супружеских обязанностей? Но  Клинт
понял, что не может делить постель с Речел и не трогать  ее.  Одна  лишь
мысли об этом приводила его в волнение.
   У него хватает проблем  и  без  сексуального  разочарования.  По  его
мнению, близость поможет им стать друзьями и  лучше  относиться  друг  к
другу. Кое-кто считает, что все наоборот, ну и пусть. Клинт был новичком
в супружестве и по ходу дела придумывал свои правила.
   Хотя его воспоминания о прошлой ночи оказались довольно туманными, но
кое-что он помнил  отчетливо.  Например,  как  Речел  вела  себя  в  его
объятиях, какой была мягкой и нежной,  когда  прижималась  к  нему  всем
телом, словно Господь Бог создал се именно  для  него.  Даже  в  робком,
неуверенном поцелуе чувствовалась страстность.
   Теперь главное - заполучить Речел снова в объятия,  а  уж  потом  он,
конечно, сможет довести ее до исступления.
   Но сейчас еще раннее утро и, следовательно,  до  ночи  очень  далеко,
поэтому Клинт выбросил из головы мысли о занятии любовью.
   - Если Мэт действительно унизил твою сестру Молли на глазах у  подруг
и довел ее до слез, то я должен извиниться за него, - мягко сказал он.
   - Он не просто довел ее до слез, он  разбил  ей  сердце,  -  уточнила
девушка, сердито блеснув глазами. - Если Молли всего  четырнадцать  лет,
это еще не означает, что ей слишком рано влюбляться.
   - Конечно, -  согласился  Клинт.  -  В  таком  юном  возрасте  любят,
наверное, более сильно. Исходя из собственного опыта, могу заметить, что
со временем мы уже не так поддаемся чувствам.
   - Вы, кажется, считаете все это глупостью и чепухой? Я  имею  в  виду
то, что Мэт разбил ей сердце.
   Клинт вдруг ощутил почти непреодолимое  желание  поцеловать  сердитые
морщинки у нее на лбу.
   Честно говоря, он восхищенно поглядывал на Речел  Константайн  с  тех
пор, как обосновался в этих краях.
   Впрочем, и на других девушек тоже, поскольку они  со  стариной  Генри
долгое время не имели удовольствия общаться с женщинами. Клинт готов был
потерять самообладание.
   - Нет, я не считаю это глупостью, - хрипло произнес он. - Но вряд  ли
Мэт действительно намеревался ее обидеть или хотя бы знает, что заставил
ее страдать.
   - Как он может об этом не знать?
   - Речел, мой брат разбил, возможно, десятки сердец, даже не  сознавая
этого. Он красивый парень, умеет очаровывать женщин. И не однажды...
   Впервые за день Речел улыбнулась. Слабо и мимолетно, но все равно это
была улыбка, заставившая Клинта умолкнуть. Девушка так и не узнала,  что
он хотел сказать.
   - Значит, он красивый и очаровательный? А вы понимаете, насколько  вы
оба похожи?
   Ответа Клинт придумать не мог  и  решил  вернуться  к  привычной  ему
откровенности, которая до сих пор никогда его не подводила.
   - Мы с ним как два куска агата, только один отшлифованный,  а  другой
нет. У меня та же самая поверхность, но ей не хватает блеска.
   Глаза  девушки  медленно  скользнули  по  его  лицу,  и   она   снова
улыбнулась:
   - Я никогда не видела вашего брата, поэтому не могу судить,  но  вряд
ли он намного превосходит вас.
   Не зная, как реагировать на столь неожиданный  комплимент,  он  решил
просто его проигнорировать.
   - Разве ты ходишь по городу с закрытыми глазами? - удивился Клинт.
   - Не поняла.
   - Иначе ты бы непременно обратила внимание на моего брата.
   - Я не так выразилась, - покраснела Речел. - Конечно, я  его  видела,
только издалека.
   Клинт не мог поверить, что Мэт, которого хорошенькие  женщины  влекли
словно пчелу мед, никогда не интересовался ею.
   -  Поверь,  дорогая,  Мэт  не  просто  слегка  затмевает  меня.  Если
оценивать его по реакции женщин, то мы имеем дело с полным затмением.  И
я хочу быть уверенным, что ты не станешь  очередной  жертвой.  Пусть  по
недоразумению, но ты вышла замуж за меня, а не за Мэта.
   Он чуть пришпорил лошадь, и в этот момент на дорогу выскочил  кролик.
Жеребец от неожиданности встал  на  дыбы,  молотя  в  воздухе  передними
копытами. Речел удержалась в седле только благодаря Клинту.  Испугавшись
за нее, он еще крепче сжал ее талию, в то же время пытаясь  совладать  с
конем.
   Когда животное наконец успокоилось, Клинт понял, что его  рука  лежит
на груди Речел. Но девушка, похоже,  не  заметила  этой  вольности,  она
почти не дышала.
   - Речел!
   Осторожно убрав руку, он слегка наклонился и  посмотрел  на  девушку.
Глаза зажмурены, сжатые губы подрагивают, видимо, она еле  сдерживается,
чтобы не заплакать.
   - Речел... - повторил он. - Все в порядке.
   - Мы раздавили его?
   - Кого?
   - Бедного кролика, - сказала она тонким голосом.
   Бедного кролика? Клинт с недоумением  уставился  на  ее  побледневшее
лицо. Конечно,  она  родилась  и  выросла  в  городе,  но  это  вряд  ли
изолировало  ее  от  действительности,  в  которой  не  последнее  место
занимало жаркое из кролика.
   - Нет, мы его не раздавили, он  перебежал  через  дорогу  и  даже  не
повредил свой мех.
   Речел громко вздохнула, открыла глаза и улыбнулась:
   - Слава Богу. Они таки милые существа, правда?
   Мне особенно нравится, как они двигают носом.
   С минуту Клинт изучающе смотрел на нее, потом мысленно одернул  себя.
Зачем думать  о  плохом?  Если  Девушка  беспокоится  о  каком-то  диком
кролике, это еще не значит, что она откажется приготовить  рагу  из  его
собратьев.
   Конечно, нет.
 
Глава 6 
 
   Когда в зеленой долине, окруженной лесистыми горами, девушка  наконец
увидела среди высоких сосен  ранчо  братьев  Рафферти,  у  нее  возникло
ощущение, что так уж ей предначертано судьбой.  Похоже,  всю  жизнь  она
ждала этого момента, а возможно, и этого  человека.  Безумие,  настоящее
безумие. Ее замужество не имеет смысла, это  пародия  на  брак,  который
должен быть расторгнут. Думать иначе может только сумасшедшая.
   Клинт подъехал к крыльцу, и Речел заметила  какое-то  белое  пятно  у
странного пня, торчащего около дома.
   Вглядевшись, она поняла, что перед ней разделочная колода,  а  вокруг
разбросаны куриные перья. Чтобы не видеть свежую или уже засохшую кровь,
она перевела взгляд на дом - приземистое строение из  грубо  оструганных
бревен. При всем желании его нельзя было назвать  красивым,  хотя,  если
очень постараться, он мог бы стать вполне привлекательным.
   Видимо, таких попыток никто никогда не  делал,  скорее  наоборот.  На
парадном крыльце стоит ржавая ванна, в ней полусгнившая стиральная доска
и грязные серые носки. Рядом кто-то  оставил  вскрытый  мешок  с  мукой,
частично высыпавшейся, намокшей под  дождем,  а  потом  затвердевшей  на
солнце. К стене притулился сиротливо пакет картошки,  поставленный  так,
чтобы до него было легко дотянуться с крыльца.  В  общем,  дом  выглядел
так, словно здесь похозяйничали мародеры.
   -  Тут  не  помешало  бы  слегка  навести  порядок,  -  сказал  Клинт
извиняющимся тоном.
   - Здесь славно.  Мне  нравятся  бревенчатые  дома.  А  вам?  -  Речел
предпочитала доски, но не осмелилась в этом признаться.
   Глядя на твердый рот Клинта, она вспомнила, как он обнимал ее прошлой
ночью, а она, забыв обо всем, отвечала на его поцелуи.
   Что будет, если он снова начнет ее целовать? Может, днем его  объятия
покажутся ей не менее скучными, чем приставания Лоусона? Или у нее опять
перехватит дыхание, едва он коснется ее губами?
   Лучше не думать об этом. Теперь Речел понимала  сестру,  она  и  сама
пережила нечто подобное, убедившись при этом, что красивым  мужчинам  не
нравятся девушки ее типа.
   Придерживаясь  за  луку  седла,  Клинт   наклонился   вперед,   чтобы
перекинуть поводья, она ощутила, как заиграли его мускулы.  А  когда  он
спрыгнул на землю и протянул к ней руки, по ее телу пробежала дрожь.
   - Я справлюсь сама, - запротестовала она.
   Но Клинт уже с легкостью оторвал ее от седла и бережно поставил перед
собой.
   - Я не хочу, чтобы ты справлялась сама. Здесь восемь мужчин,  готовых
в любую минуту помочь тебе. Не забывай об этом. - Его почти суровое лицо
осветилось улыбкой.
   Интересно, не потому ли он повеселел, что догадался о  ее  нескромных
мыслях? Речел покраснела.
   Поля шляпы бросали тень на его лицо, но она все равно заметила  блеск
голубых глаз и почувствовала, что не может сдвинуться с места. Да  и  не
хочет. Клинт обладал способностью зачаровывать.  Чем  и  как,  было  для
Речел загадкой, однако стоило ему посмотреть на нее, и  она  становилась
безвольной. Это же просто глупо.
   - Мы бы немного прибрались здесь, если бы.., гм... кого-то  ждали.  -
Словно в подтверждение этих слов он пнул ногой мешок с  мукой.  -  Ранчо
отнимает много сил и времени, до остального уже руки не  доходят.  Я  не
хотел сказать, что ты здесь гость, Речел. Считай этот дом своим.
   Клинт распахнул дверь в  кухню,  показавшуюся  девушке  на  удивление
запущенной. Всю середину комнаты .занимал длинный стол, погребенный  под
горой немытой посуды. Если бы не тарелки с остатками пищи, Речел никогда
не поверила, что за ним кто-то действительно ест.
   - О, мой...
   Клинт стиснул ее руку.
   - Мы с ребятами поможем тебе навести здесь чистоту.  А  я  постараюсь
раздобыть доски для обшивки стен.
   Насколько я знаю,  женщинам  нравится  оклеивать  их  обоями,  вешать
картины и все такое.
   В доме было сумрачно, возможно, из-за бревен, потемневших от времени.
Кухня, разделенная  перегородкой,  служила  также  гостиной,  к  которой
примыкали под углом жилые комнаты. На втором этаже была мансарда.
   Если  братья  Рафферти  собираются  помогать  ей  с  уборкой,  то  им
понадобятся большие совковые лопаты.  Правда,  и  с  лопатами  им  будет
нелегко. Вокруг, куда ни погляди, свалены груды  хлама.  Старые  газеты,
пустые консервные банки, грязное постельное  белье,  книжки,  грифельные
доски... Создавалось впечатление, что все это снесли из комнат в большую
кучу, раскидали ее по полу, а потом разгребли узкие дорожки для  ходьбы.
Никогда в жизни Речел не видела такого ужасающего беспорядка.
   Неожиданно среди этих руин возник  черноволосый  мальчуган.  Протирая
кулачком глаза, он уставился на девушку.
   - Ты кто?
   Когда он подошел достаточно близко, чтобы Речел смогла разглядеть, та
сразу подумала, что еще не встречала столь привлекательного ребенка.  На
вид ему было около шести, и выглядел он так, как, по ее  мнению,  должен
был выглядеть в этом возрасте Клинт: крепкий, жилистый, с гладкой  кожей
и копной непослушных черных волос.
   - Ну, здравствуй. Меня зовут Речел. А тебя?
   - Коди.
   Он заморгал, пытаясь разлепить длинные черные ресницы, и  внимательно
оглядел ее. Причем с таким серьезным выражением, какого  вряд  ли  можно
было ожидать от мальчика его возраста.
   - Мне почти семь лет, - прошепелявил он.
   - Если не считать оставшихся девяти месяцев, - уточнил Клинт. - А чем
ты занимался? Спал в гостиной, малый?
   - Вчера никто меня не разбудил, чтобы я пошел наверх. - Коди поправил
подтяжки. - И не называй меня "малый", Клинт. Я уже большой.
   Речел не смогла подавить улыбку.
   - А я думала, тебе не меньше восьми. Ты очень высокий для своих лет.
   Коди довольно улыбнулся, продемонстрировав нехватку передних зубов.
   - - Клинт говорит, что я достаю ему только до колена.
   - Ну, если учесть, на какой высоте находятся его колени, ты совсем не
маленький, - дипломатично заметила Речел и взглянула на Клинта. - Вы  не
говорили, что ваш брат такой... - Она чуть не  сказала  "маленький",  но
вовремя спохватилась.
   - Взрослый? - быстро подсказал он.
   - Вот именно, - улыбнулась девушка.
   -  Теперь  видишь,  почему  я  не  возражал  против   женитьбы...   -
многозначительно сказал Клинт.
   Да, познакомившись с Коди, она поняла, что старший брат готов на  все
ради счастья мальчугана. Даже  разыгрывать  из  себя  жениха  под  дулом
пистолета.
   Но дело в том, что он непременно пожалеет об этом, узнав о ее  плохом
зрении, и тем более когда увидит ее в  очках.  Толстые  стекла  испортят
внешность любой женщины, будь она хоть первой красавицей в  мире.  Речел
убедилась на собственном опыте, что красивые мужчины хотят  иметь  такую
же красивую  спутницу,  а  с  очками  на  носу  она  выглядит  настоящей
уродиной.
   В кухню, застегивая на ходу брюки, спустился мальчик постарше, увидел
Речел и остолбенел.
   - Черт побери, Клинт! - Он быстро справился с оставшимися пуговицами.
- Мог бы предупредить, что у нас будут гости.
   - Познакомься с Дэниелом. - Клинт взглянул сначала на девушку,  потом
кивнул в сторону брата. - Ему  всего  четырнадцать,  а  ворчит  он,  как
восьмидесятилетний  старик.  Не  обращай  внимания  на  его   слова.   К
сожалению, у меня не доходят руки намылить ему шею.
   "Да, мыло тут явно бы не помешало", - подумала  Речел,  ибо  когда-то
серая майка юноши стала уже коричневой.
   - Здравствуй, Дэниел, - улыбнулась она. - Рада с тобой познакомиться.
   - И я.
   Видимо, хорошие манеры братьев - еще одно упущение Клинта.
   Она стояла, глядя на  окружающий  ее  беспорядок  и  чувствуя  полную
беспомощность. Клинт решил жениться, так как ему нужна в доме женщина, и
не скрывал этого.
   Проще говоря, он предлагал ей  жить  здесь,  а  взамен  Речел  должна
выполнять обязанности экономки и кухарки.
   Многие женщины на ее месте пришли бы в ярость.
   Они хотели, чтобы мужчина восхищался их внешностью,  любил  за  черты
характера и женился по велению сердца.
   Но Речел давно отказалась от иллюзий,  поэтому  не  чувствовала  себя
оскорбленной предложением Клинта. Напротив, она была приятно  возбуждена
и к тому же надеялась его заинтересовать.
   Тревожило Речел другое. Ей  было  четыре  года,  когда  умерла  мать,
поэтому хозяйство в  доме  Константайнов  вела  нанятая  отцом  экономка
миссис Радклифф. Она не допускала вмешательства в свои дела, никогда  не
просила девочек помочь ей, поэтому  знания  Речел  в  области  домашнего
хозяйства были крайне ограниченными. Точно  следуя  рецепту,  она  могла
приготовить какие-нибудь  нехитрые  блюда,  а  здравый  смысл,  как  она
надеялась,  поможет  ей  в  уборке.  Но   белье?   Несколько   раз   она
прополаскивала свои чулки, но, кроме этого, никогда ничего  не  стирала,
не отбеливала и не  гладила.  Хотя  предложение  Клинта  и  казалось  ей
заманчивым, она вряд ли подходила для такой роли.
   С другой стороны, ей выпал шанс - может быть, единственный - получить
в дар то, о чем мечтает большинство девушек:  молодого  красивого  мужа,
при виде которого у нее сильнее билось сердце, а по телу бежали мурашки.
   До сего  времени  Речел  могла  рассчитывать  лишь  на  какого-нибудь
второсортного  жениха  вроде  Лоусона.  Играть  роль  жены   священника,
притворяться, что ей не нужно и  не  хочется  никаких  удовольствий.  Но
теперь благодаря иронии судьбы она может иметь большее. Гораздо большее.
Каждый  раз,  вспоминая  поцелуй  Клинта,   она   дрожала   от   неясных
предчувствий.
   Это безумие! Неужели последний случай так  ничему  ее  и  не  научил?
Разве она настолько глупа, что хочет снова  пережить  такую  боль?  Ведь
рано или поздно кто-нибудь из братьев  застанет  ее  в  очках,  и  Клинт
узнает, что она почти слепа, а чтобы исправить недостаток, должна носить
уродливые стекла. Тогда уже не будет одурманивающих поцелуев. Может,  он
выдумает любой предлог, лишь бы от нее избавиться.
   Если только не... Возможно... О Господи, не стоит и думать  об  этом.
Но она слышала о  браках,  которые  начинались  отвратительно,  а  затем
оказывались счастливыми.
   Даже отец как-то обмолвился, что мать Речел вовсе не горела  желанием
выйти за него.
   Конечно, мама не была такой слепой. Или умолчать об  очках?  Без  них
она не могла обойтись, только когда читала, а она постарается не  делать
этого у всех на виду.
   Если быть осторожной, по-настоящему осторожной, пройдут месяцы,  пока
Клинт узнает правду. Может, к тому времени она понравится ему настолько,
что и очки уже не будут иметь никакого значения.
   Пусть ее затея неосуществима, но попытаться стоит.
   Клинт самый красивый из всех знакомых ей мужчин, и девушка вроде нее,
давно переставшая мечтать о сказочном принце, обязана использовать  свой
шанс. Если ничего не выйдет, то так тому и быть. По крайней мере  ей  не
придется упрекать себя за то, что она не захотела даже попытать счастья.
   Итак,  решение  принято.  Речел  снова  обвела  взглядом   кухню,   с
беспокойством думая о том, что ей, полуслепой, будет  совсем  не  просто
ходить по незнакомому дому, а тем более подниматься по лестнице.
   - Я.., не знаю, с чего начать... - повернулась она  к  Клинту.  -  Вы
собирались поработать на ранчо?
   - Недолго, - успокоил он. - Сегодня воскресенье, и большую часть  дня
мы проводим дома. Я скоро закончу и помогу тебе.
   - У вас есть хлеб? - с надеждой спросила  Речел,  которая  никогда  в
жизни не занималась его выпечкой.
   - Нет. В воскресенье мы как раз печем хлеба побольше,  чтобы  хватило
на всю неделю.
   У Речел екнуло сердце.
   - Надеюсь, у вас есть поваренная книга, а то я не помню наизусть, что
туда надо класть.
   - Книги нет, зато есть рецепты, мама и бабушка собирали их много лет.
Ничего особенного, просто отдельные листочки. Они хранятся в  деревянном
ящике, который специально для них соорудил отец.
   - Там есть и рецепты хлеба?
   - А как же! Иначе бы я пропал. Я тоже не помню наизусть.
   Речел немного успокоилась. Если у нее под рукой  будут  рецепты,  она
сможет приготовить что-нибудь съедобное.  Уборка  особых  трудностей  не
вызовет, нужно только действовать с умом. А вот  стирка...  Тут  ей  без
помощи не обойтись. Может, если она справится со всем прочим,  Клинт  не
откажется...
   - Спускайтесь немедленно!  -  крикнул  тот,  и  Речел  вздрогнула  от
неожиданности. Уже полдень! Пора за работу!
   Наверху заскрипели кровати, послышался топот ног, и не успела девушка
опомниться, как перед ней возникли четверо  молодых  людей,  удивительно
похожих друг на друга. По мере "прибытия" каждого из них  Клинт  называл
его имя и возраст:
   - Коул, семнадцать. Джереми, двадцать четыре.  Джошуа,  девятнадцать.
Зак, двадцать два.
   Когда он закончил, Речел дружески кивнула юношам и улыбнулась:
   - Рада познакомиться со всеми вами.
   - Не со всеми, - поправил ее Коди. - Здесь нет Мэта. Ему двадцать.
   - Ах да, еще Мэт. Как я могла забыть?
   Коди многозначительно посмотрел на Клинта.
   - Ты не сказал, сколько лет тебе самому, - напомнил он брату.
   - Мне двадцать семь, бездельник, - ответил тот,  обнимая  девушку  за
плечи. - И мне давно пора было остепениться, что я и сделал. Утром мы  с
Речел обвенчались.
   - Вы что?
   - Почему ты не сказал нам?
   - А я-то хотел быть у тебя шафером!
   - Всемогущий Боже! Ушам своим не верю.
   - Я думал, ее жених Лоусон Уэллс.
   - Я обскакал Лоусона и первым сделал ей предложение, - заявил  Клинт.
- Пусть это будет для вас  уроком.  Не  оставляйте  хорошенькую  девушку
надолго, иначе вы скоро услышите, что она вышла замуж за другого.
   - Я даже не знал, что ты так хорошо знаком с Речел, - сказал Зак.
   - Почему ты не говорил нам о  своем  намерении  жениться  на  ней?  -
обиженно спросил Джошуа.
   - О! - вскрикнул Коди. - Значит, она останется у нас?
   - Да, она  останется  у  нас,  -  подтвердил  Клинт  и,  обращаясь  к
остальным братьям, добавил:
   - Мы просто решили пожениться, вот  и  все.  Я  полагаюсь  на  вас  и
надеюсь, что Речел будет чувствовать себя как дома.
   - Да, мы тебе очень рады! - успокоил ее  Коди.  -  Особенно  если  ты
умеешь печь такое печенье, которое наш Клинт в прошлом году принес домой
с церковного собрания.
   - Конечно, я смогу испечь печенье, если в тех  листках,  про  которые
говорил Клинт, есть его рецепт.
   Хотя и не с таким энтузиазмом, но все же с искренней теплотой старшие
братья  Рафферти  тоже  выразили  свою  радость,  и   Джереми   закончил
приветствие словами:
   - Почтем за честь называть тебя сестрой, Речел.
   Добро пожаловать в твой новый дом.
   Сестра...  У  Речел  почему-то  выступили   слезы.   Девушка   быстро
заморгала,  уверенная,  что  ее  сочтут  ненормальной,  если  она  вдруг
заплачет по такому глупому поводу.
   Но ей всегда хотелось иметь брата, а теперь их целых семь, четверо из
которых старше ее.
   - А я, в свою очередь, с удовольствием стану называть вас братьями, -
твердо произнесла она.
   Когда все приличия были соблюдены, Клинт убрал руку с ее плеча и  тут
же перешел к делу.
   - Речел собирается навести здесь порядок, - заявил он, - и каждый  из
вас должен ей помогать. Ясно?
   Джер, отнеси багаж Речел в спальню. Джошуа, наполни ведра, чтобы  она
смогла нагреть их на плите. Надеюсь, ей  не  придется  самой  ходить  за
водой. Зак, собери все,  что  нужно:  щетку,  швабру,  чистые  тряпки  и
прочее. Коул, Дэниел и Коди  будут  пока  разбирать  завалы  и  выносить
мусор. Учтите, каждая вещь должна лежать на своем месте, а  не  валяться
где попало. Коди! Не прячь ничего под кровать, понял?  С  этого  момента
слово Речел - закон.
   Конечно, она установит здесь какие-то свои правила, и все обязаны  ее
слушаться, включая меня. Усвоили? Не вздумайте дерзить или будете  иметь
дело со мной.
   Зак стоял рядом с ней, поэтому Речел увидела, как парень улыбнулся  и
весьма непочтительно ей подмигнул.
   Кажется, старшему брату не удалось его запугать.
   Клинт потер руки и вопросительно обернулся к Речел:
   - Если я что-нибудь упустил, добавь сама.
   - Хочу только поблагодарить вас за такой радушный прием, - улыбнулась
девушка.
   - Радушный? - удивленно воскликнул Джошуа. - Речел, странно,  что  мы
до сих пор не упали на колени от избытка чувств. По-моему, никто из  нас
уже не помнит, когда в последний  раз  по-настоящему  обедал.  Мы  почти
забыли вкус нормальной еды.
   Ей оставалось лишь надеяться, что она их не разочарует. Ладно,  всему
свое время. Прежде чем пробовать свои силы в готовке, она должна навести
чистоту на кухне. К счастью, в помощниках недостатка не было.
 
Глава 7 
 
   Через два часа она достаточно хорошо расчистила кухню, чтобы заняться
тестом для хлеба. Когда малыш Коди поставил ящик с рецептами  в  удобное
место, Речел объявила всем братьям,  что  им  не  мешало  бы  отдохнуть.
Желательно подальше от кухни.
   Те предложили ей свою помощь, но она только махнула рукой:
   - Нет, нет! Мне нравится готовить в одиночестве.
   Как гласит пословица, когда  на  кухне  много  поваров,  каша  обычно
пересолена.
   - Никогда не слышал ничего подобного, - отозвался Джошуа.
   Речел тоже, но ей необходимо выпроводить их отсюда, чтобы надеть очки
и прочесть рецепт хлеба.
   Когда последний Рафферти удалился, она сунула руку в  карман  юбки  и
тут же выдернула обратно.
   - Господи! - прошептала Речел, с  недоумением  глядя  на  выступившую
кровь.
   Осторожно пошарив в кармане и нащупав металлическую  оправу,  девушка
едва не лишилась чувств. Ее очки!
   Разбитые стекла вывалились из оправы, о них Речел и поранила руку.
   Она молча уставилась на то, что некогда было очками. Когда и как  это
могло случиться? Ну конечно. В церкви. Прошлой ночью. При падении.
   Справившись с потрясением, Речел повернулась к ящичку с рецептами,  и
ее охватила паника. "Спокойно!" - приказала она себе. Читать  без  очков
все-таки можно. Если поднести листок к самому носу, то удастся различить
буквы. Это займет немало времени и сил, но выбора нет.
   - Матерь Божья! - прошептала Речел. - Почему сломались  именно  очки?
Почему не рука или нога? Мне легче было бы обходиться без них.
   Сунув  разбитые  очки  в  карман  и  гордо  задрав  подбородок,   она
решительно подошла к ящичку с рецептами.
   После длительных поисков ей удалось  найти  рецепт  хлеба.  С  трудом
разбирая написанное, она смогла приготовить дрожжевое  тесто,  поставила
три кастрюли на плиту, в которой еще тлели угли, дождалась,  пока  тесто
поднимется, и сделала шесть караваев.
   Миссис Радклифф всегда натирала караваи растопленным салом, накрывала
полотенцем и оставляла на еле теплой плите  до  тех  пор,  пока  они  не
становились вдвое больше. Разыскав чистые льняные  полотенца,  что  было
совсем не просто, Речел последовала примеру экономки, а когда  отступила
назад, чтобы вволю налюбоваться плодами своего труда, то чувствовала  не
меньшую гордость, чем если бы выносила и родила шестерых детей.
   Вернувшись к картотеке, она  решила  найти  что-нибудь  подходящее  к
ужину.  Поскольку  Речел  не  терпела  ничего  мясного,  уверенная,  что
страдают ни в чем не по" винные животные, то  остановилась  на  рагу  из
оленины, исключив саму оленину. "О да, это не может не  понравиться",  -
заверила она себя и начала чистить овощи.
   Пышный горячий хлеб и тушеные овощи на ужин произведут впечатление на
всех Рафферти - от детей до взрослых.
 
*** 
 
   - Боже милостивый!
   Клинт не поверил своим глазам: кухонная  плита  напоминала  громадный
бесформенный гриб! Потом он разглядел, что шляпка у  него  вроде  бы  из
теста, и вся эта масса сползает на пол, а Бесполезный,  их  грязный  пес
неизвестной породы, жадно отрывает от нее куски.
   - Речел?
   Клинт обвел взглядом кухню, претерпевшую, к счастью,  более  приятные
изменения, чем  плита.  Даже  окно  над  раковиной  блестело.  В  центре
опустевшего стола  возвышалась  большая  кастрюля  с  водой,  в  которой
плавали очищенные и порезанные овощи. "Заготовка для рагу или  супа",  -
подумал Клинт и действительно  увидел  открытый  рецепт  оленьего  рагу,
любимого блюда его мамы, Услышав голоса наверху, он понял, где находится
Речел. Она разговаривала с его братьями. Не хватало  по-прежнему  только
Мэта, еще не вернувшегося из города и наверняка страдавшего  от  жуткого
похмелья.
   Речел сидела на кровати  Зака,  прислонившись  к  бревенчатой  стене,
положив ногу на ногу и скромно натянув поверх юбку.  Шесть  мальчиков  -
ибо Клинт до сих пор считал их детьми  -  сгрудились  вокруг  нее,  а  в
центре образовавшегося круга лежали карты.
   - Ну, ребята, вам крышка, - сообщил Коул.
   - Крышка? - смеясь, переспросила Речел и обратилась к Джереми:
   - А вы уверены, что новичкам  действительно  везет?  Я  же  не  смогу
расплатиться с вами за проигрыш.
   Мгновенно забыв о творящемся внизу,  Клинт  прислонился  к  одной  из
невысоких перегородок, разделявших  верхний  этаж  на  три  спальни.  Он
немного понаблюдал за Речел, а затем  поочередно  взглянул  на  братьев,
которые, видимо, учили ее играть в покер и нещадно  обдирали.  В  другое
время Клинт, наверное, устроил бы им нагоняй, но ребята  уже  давно  так
беззаботно не отдыхали, и он не мог сердиться. Хотя ему претила мысль  о
надувательстве, однако у людей есть право на развлечение.
   - Пара двоек, - сказал Коул, протягивая Заку открытую карту. -  Ну  и
ну! Взгляни-ка на этого короля, Коди, у тебя почти  флеш-рояль!  А  леди
получает даму!
   Смотрите, у нее  будет  пара  дам!  -  воскликнул  он,  бросая  Речел
последнюю карту. - Если не ошибаюсь, кто-то спрашивал, везет ли новичку?
Дорогая, если только никто не прячет в рукаве джокера, тебе выпал  самый
большой выигрыш.
   Речел глядела на братьев огромными невинными  глазами,  и  всем  было
ясно, что она не притворяется.
   - Правда? - Наклонившись, она осмотрела  кучу  лежавших  фишек.  -  И
сколько я выиграю?
   - Пятьдесят долларов! - мгновенно сосчитал Коди. - Если бы  это  были
настоящие деньги, ты бы здорово разбогатела!
   Клинт облегченно вздохнул. По крайней мере они играют не на деньги. В
этот момент Речел посмотрела в его сторону.
   - Клинт? Это вы?
   - Черт возьми, девочка, разве ты слепа? Конечно, я!
   Щеки у девушки порозовели.
   - Тень от шляпы падает вам на лицо, - начала она. - Я не  смогла  как
следует рассмотреть. Кроме того... я никогда не видела  столько  похожих
друг на друга людей.
   Вспомнив о хороших манерах, Клинт сорвал с головы шляпу.
   - Мне жаль прерывать вашу игру, но внизу творится что-то ужасное. Что
это за масса, которой вымазана вся печь?
   - Мой хлеб! - Речел отшвырнула карты, вскочила с кровати и  бросилась
к лестнице, расталкивая стоявших на ее пути братьев.
   - Хлеб?! Это хлеб? - захохотал Клинт. - Сколько же ты  положила  туда
дрожжей?
   Девушка пулей пролетела мимо него, однако ему удалось схватить ее  за
руку:
   - Ну-ну, потише, а то можешь свалиться с лестницы. Ступеньки  кажутся
неудобными, но ты скоро к ним привыкнешь. Осторожно!
   Клинт начал спускаться первым, чтобы иметь  возможность  поддерживать
девушку, и с интересом глядел на ее маленькие ноги.
   Очутившись в кухне, Речел  замерла  и  с  недоумением  уставилась  на
плиту.
   - О нет! Мои замечательные детки! Что с вами  случилось?  -  горестно
воскликнула она.
   Собакоподобное животное, по-видимому, впервые в жизни утолившее  свой
голод, облизнуло пятнистую морду, шлепнулось рядом с  плитой  и  жалобно
заскулило.
   - Господи, - тихо сказал Клинт, внимательно глядя  на  его  живот,  -
надеюсь, он не заболеет.
   - Ты хочешь сказать, что мой хлеб вреден для здоровья? -  возмутилась
Речел.
   - Я думаю,  что  дрожжи  могут  быть  вредны  собакам.  По-моему,  ты
положила их слишком много.
   - Одну чашку на порцию, как написано в рецепте.
   - Целую чашку? - присвистнул Клинт. - Неудивительно, что тесто залило
всю кухню. Ты, должно быть,  не  правильно  прочитала.  В  рецепте  мамы
говорится о четверти чашки дрожжей на порцию.
   В этот момент появились остальные  братья.  Когда  они  увидели,  что
творится на плите, глаза у них полезли на лоб.
   - О! - вскричал Коди. - Все это мы будем печь?
   - Нет, Коди, вряд ли это будет съедобно, даже если мы  отдерем  тесто
от плиты, - ответил Клинт. - Хлеб сегодня достался только Бесполезному.
   - Черт! - вырвалось у мальчика. - А я  весь  день  мечтал  о  горячем
хлебе.
   Девушка  выглядела  такой  несчастной,  что  Клинт  тут  же  поспешил
добавить:
   - Все не столь уж плохо, Речел. Сегодня мы будем есть печенье, а хлеб
ты испечешь завтра.
   И закатав рукава, он принялся  отчищать  и  отскребать  плиту.  Через
десять минут стало ясно, что его заявление о том,  что  все  не  так  уж
плохо, несколько преждевременно.
   Никогда в жизни ему не приходилось видеть столько теста.  Хуже  того,
проклятая масса прилипла к теплому чугуну, и ее  почти  невозможно  было
отчистить.
   - А ты положила всего чашку дрожжей на порцию? - спросил Клинт.  -  Я
даже не подозревал, что пятнадцать чашек муки могут превратиться в нечто
подобное.
   - Девять, - уточнила Речел. - В рецепте говорится о трех чашках  муки
на порцию, то есть девять на три порции.
   Клинт некоторое время молча изучал ее.
   - Нет, милая, в рецепте говорится  о  пяти  чашках  муки  на  порцию,
значит, всего пятнадцать. Очевидно, ты напутала не только с  количеством
дрожжей. Ты плохо видишь?
   - Конечно, нет, вижу я хорошо! - сверкнула глазами девушка.
   Заметив выражение ее лица, Клинт выругал себя  за  глупость.  Женщины
слишком чувствительны к таким вещам, поэтому он решил быстрее  загладить
свой промах и больше не упоминать о ее зрении.
   - Ты права,  нелепое  предположение.  Ничего  удивительного,  что  ты
ошиблась. Тройка и пятерка очень похожи, а  я  столько  раз  готовил  по
этому рецепту, видимо, цифры от частого употребления  стерлись,  их  уже
трудно различить.
   Речел явно обрадовалась и согласно кивнула.
   - Наверное, так и есть. На рецепте много пятен. - Она выжала  тряпку,
которой вытирала плиту. - Я чувствую себя очень виноватой,  Клинт.  Тебе
правда не нужно помогать мне с уборкой. Я сама отлично справлюсь.
   Она выглядела такой прелестной, что Клинт  ни  за  что  на  свете  не
оставил бы ее сейчас одну. Скоро ему придется доить коров, но  потом  он
весь остаток дня проведет дома.
   Не стоит разлучаться с женой в их первый совместно прожитый  день,  к
тому же у них осталось не так уж много времени до  ночи,  чтобы  получше
узнать друг друга. И если он  надеялся  заняться  с  Речел  любовью,  то
сейчас должен посвятить себя только ей.
 
*** 
 
   За ужином Клинт сначала едва не сломал зуб о печенье Речел,  а  затем
чуть не ослеп, пока искал в рагу хотя бы кусочек  мяса.  Съев  несколько
ложек и решив, что, на его вкус, рагу пересолено, он догадался, что мяса
в  нем  просто  нет.  Клинт  взглянул  на  жену  и  улыбнулся.   Она   с
удовольствием ела, не замечая, что чего-то не хватает.
   - Речел, отныне, если  тебе  понадобится  мясо,  скажи  мальчикам,  и
кто-нибудь из них принесет тебе кусок.  В  коптильне  у  нас  достаточно
говядины и оленины.
   - Мясо? - Она замерла, не  донеся  ложку  до  рта.  -  Для  чего  мне
понадобится мясо?
   - Чтобы его приготовить, - еще шире улыбнулся Клинт.
   - Нет, я не смогу.
   - Чего не сможешь?
   - Приготовить мясо.
   Тут все поднятые ложки застыли. Клинт оглядел братьев и убедился, что
они недоуменно уставились на девушку. Он тоже ничего не понимал.
   - Ты не можешь готовить мясо? - уточнил он.
   Речел с достоинством, хотя и  несколько  растерявшись  от  отсутствия
салфеток, вытерла уголки рта кончиками пальцев.
   - Да, я его не ем.
   Клинт едва удержался от смеха.
   - Это почему же?
   - Как почему? Это же так жестоко! Не могу поверить, что кто-то из вас
способен пойти в лес и хладнокровно подстрелить невинного  оленя,  чтобы
съесть потом рагу с олениной. - Речел довольно улыбнулась. - Оно вкусное
и без мяса.
   - Радость моя, все едят мясо, - возразил Клинт,  уверенный,  что  она
шутит.
   - Не все. Я не ем. И если я стану в этом доме кухаркой, никто из  вас
тоже не будет есть мяса.
   Воцарилось молчание.
   - Давай обсудим это позже, - примирительно сказал Клинт.
   - Здесь нечего обсуждать. Если, конечно, не найдется других  желающих
готовить. - Речел посмотрела на братьев. - Вы согласны, правда? Я имею в
виду, не есть мясо?
   Клинт не поверил своим глазам и ушам, когда  все  дружно  закивали  и
сказали чуть ли не хором: "Да, мы не против!"
   - Вы же любите мясо, так почему отказываетесь от него?  -  возмутился
Клинт.
   - Ну, раз или два в неделю кто-то из нас сможет готовить, и тогда  на
ужин будет мясо, - ответил Джош.
   - А яйца нам можно есть? - язвительно спросил Коди.
   - Конечно, - заверила Речел. - А в кексах и пирожных тоже нет мяса.
   Мальчик сразу повеселел:
   - Тогда мясо не нужно, Клинт. Если  Речел  так  расстраивается  и  не
может его готовить.
   - Мы же не хотим быть жестокими по отношению  к  животным.  По-моему,
есть их - значит проявлять бессердечность. - Джереми едва удерживался от
хохота, но Клинт не понял шутки.
   - Разрешите напомнить, что  мы  с  вами  работаем  на  скотоводческой
ферме, выращиваем коров и продаем их на убой.
   Речел вздрогнула:
   - Да, конечно, я не подумала об этом. Но  ведь  коров  убивают  после
того, как вы их продаете?
   - Именно. Таким образом городские жители получают мясо. Они  покупают
коров и разделывают их. - Заметив в ее глазах отчаяние,  Клинт  поспешно
добавил:
   - Многих  коров  даже  не  убивают.  Есть,  например,  маслодельни  и
сыроварни. Мы продаем туда очень много коров.
   - А быков мм продаем для воспроизводства, - вставил Коул.
   - Да, - согласился  Дэниел.  -  Не  выделив  достаточного  количества
животных на развод, мы бы остались весной без телят.
   - А еще из них делают обувь, - улыбнулся Коди. -  Видишь,  Речел?  Не
все из них продаются на бифштексы.
   - О Господи... Я почему-то никогда не задумывалась, что  мои  бальные
туфли и высокие ботинки сделаны из кожи.
   Клинт вдруг испугался, что  она  сейчас  призовет  их  отказаться  от
кожаной обуви и ходить босиком.
   - Очень вкусно, Речел, - быстро сказал он. - Что это  за  приправа  в
рагу?
   - Соль, - подсказал Джереми.
   Клинт потянулся к стакану с водой, чтобы промыть горло.
 
Глава 8 
 
   Когда посуда была вымыта, он отправил парней наверх, а Речел повел  в
спальню на первом этаже, примыкающую  к  гостиной.  Поскольку  лампа  не
горела и в комнату проникал только мягкий лунный свет, Клинт решил,  что
можно спокойно раздеться, не пугая молодую жену.
   Он снял рубашку и  портупею,  но  когда  взялся  за  ремень,  услышал
недоуменный возглас:
   - Что ты делаешь?
   - Раздеваюсь.
   - Зачем?
   Клинт неторопливо обернулся,  не  вполне  понимая,  что  ему  следует
ответить.
   - Ну, знаешь... - Он выразительно посмотрел на кровать.  -  Я  всегда
так делаю, когда ложусь спать. - А ты нет?
   - Где твоя ночная рубашка?
   - Моя что?
   - Ночная рубашка. Ведь ты же не...  -  Она  запнулась.  -  Ты  же  не
спишь.., без всего.
   Клинт потер рукой  подбородок.  И  дураку  ясно,  что  Речел  страшно
нервничает. Стараясь не делать резких движений, он  медленно  подошел  к
жене и даже в полутьме заметил,  как  она  побледнела.  Судя  по  всему,
напугана до полусмерти.
   - У меня нет ночной рубашки, - сообщил он.
   Она казалась потрясенной.
   - Нет? Тогда.., пока ты ее не купишь, думаю, тебе  придется  спать  в
том.., что у тебя внизу.
   - В чем же?
   - В... - она понизила голос, - нижнем белье.
   Летом Клинт обычно носил короткие  хлопчатобумажные  подштанники,  но
Речел, наверное, имеет в виду что-то другое.
   - Милая, я не хочу причинить тебе боль. - Он ласково отодвинул темную
прядь, упавшую ей на лицо. - Наоборот, я  постараюсь,  чтобы  тебе  было
приятно.
   - Это хорошо. То есть я хочу сказать.., ну, я знаю.  что..,  впрочем,
ты тоже знаешь. - Она махнула рукой и с легким смешком прошептала:
   - Я просто не хочу, чтобы мы при этом были голыми.
   Сердце у Клинта защемило от нежности, и он ласково погладил ямочку на
ее подбородке.
   - Но почему?
   - Чтобы не слишком возбуждаться.
   Клинт едва не захохотал, однако, посмотрев ей  в  глаза,  понял,  что
Речел не до смеха. Чтобы не возбуждаться? У него возникло ощущение,  что
для нее же будет лучше, если он станет делать все медленно  и  при  этом
возбуждаться. Ей, конечно, такое не приходило в  голову,  и  она  нервно
крутила пуговицу на блузке.
   - Совершенно необходимо,  чтобы  ты  купил  себе  ночную  рубашку,  -
повторила она.
   Клинт представил реакцию  братьев,  когда  те  увидят  его  в  ночной
рубашке.
   - Посмотрим. Ну а пока... - Он собрался поцеловать ее, уверенный, что
сумеет довести жену  до  нужного  Состояния,  если  только  она  немного
расслабится. - Речел, не бойся.
   - Я и не боюсь.
   Но она явно кривила душой. Обнимая ее, Клинт  чувствовал  под  руками
безжизненное тело, слышал прерывистое дыхание  и  громкий  стук  сердца.
Оставалось надеяться, что поцелуи заставят Речел позабыть  свои  девичьи
страхи.
   Внезапно за дверью спальни послышался какой-то глухой удар, следом за
ним по дому эхом разнеслись жуткие завывания, потом кто-то закричал:
   - Клинт! Скорее! Что-то случилось с Бесполезным!
   Когда они с Речел вбежали в кухню, вой уже перешел в  леденящие  душу
стенания. Увидев,  как  невероятно  раздулся  живот  пса,  не  на  шутку
встревоженный Клинт упал на колени рядом с ним.
   - О черт! Проклятое тесто! Бедняга объелся, а ведь оно еще не  совсем
поднялось.
   - Он не умрет? - дрожащим голосом спросил Коди.
   - Нет, - заверил его Клинт.  -  Хотя  готов  поспорить,  что  у  него
страшно болит живот.
   Он оглянулся на Речел, всем  сердцем  желая  вернуться  в  спальню  и
продолжить начатое. Она выглядит такой потерянной. Может, и хорошо,  что
сейчас это невозможно. Слишком рано. Ей  нужно  получше  его  узнать,  а
обязанности мужа состоят в том,  чтобы  дать  жене  привыкнуть  к  нему.
Возможно, ему придется ждать целый месяц, как это ни трудно.
   - Кажется, я должен остаться здесь  и  нянчиться  с  Бесполезным.  Не
хочешь составить мне компанию?
   Она улыбнулась, видимо, довольная отсрочкой.
   - Конечно.
   Итак, они  проведут  брачную  ночь  полностью  одетыми,  ухаживая  за
больной собакой.
   После полуночи домой вернулся Мэт, и когда старший брат сообщил ему о
своей женитьбе, он тоже устроился на полу рядом с  Бесполезным.  Сначала
Речел проявляла  неприкрытую  враждебность,  поэтому  Клинт  решил,  что
следует  все  обсудить,  и  попросил  жену  объяснить,  почему  она  так
относится к Мэту. Та начала с главного обвинения:
   - Вы намеренно воспользовались доверчивостью  моей  сестры,  а  потом
жестоко и бессердечно ее обманули!
   - Не правда! - воскликнул Мэт.
   И тут  началось  сражение,  причем  Клинт  играл  роль  судьи.  Когда
противники выплеснули свое раздражение и ему удалось направить  разговор
в мирное русло, выяснилось, что Молли кое-что утаила от сестры.
   - В тот день она подошла ко мне на улице,  а  у  нее  была  подложена
вата, - объяснил Мэт.
   - Вата? - недоуменно повторила Речел.
   - Да. - Он показал себе  на  грудь.  -  Понимаешь..,  чтобы  казаться
старше.
   - Она не могла этого сделать!
   - Часть ваты вылезла наружу,  -  ухмыльнулся  Мэт.  -  Она  этого  не
видела, а другие заметили. Двое ребят помоложе начали смеяться над  ней.
Когда Молли  поняла,  отчего  они  так  веселятся,  то  расплакалась.  -
Перестав гладить пса, он заглянул девушке в глаза. -  Я  на  самом  деле
велел ей идти домой, Речел, тут она права.
   Но я не хотел быть жестоким и не собирался оскорбить ее чувства. Дело
в том, что.., понимаешь, Молли была ошеломлена, у нее вряд ли хватило бы
духа сдвинуться с места, не скажи я об этом.
   - О Боже!.. Вата! Зачем ей  понадобилось  делать  такую  глупость?  -
Речел покачала головой. - Ничего удивительного, что она вернулась  домой
в слезах. Должно быть, чувствовала себя униженной и осмеянной. Почему не
сказала мне правду? Я бы ее поняла и тогда не стала обвинять вас.
   - Ей, наверное, было стыдно об этом рассказывать. - Мэт улыбнулся.  -
В этом возрасте каждый из нас совершал глупости во имя любви. Я даже пел
серенаду под окном любимой девушки.
   - Это не глупости, а очень милый поступок.
   - Ты еще не слышала моего пения, - засмеялся Мэт и взглянул на брата.
- Твоя очередь, Клинт. Расскажи о своих глупостях.
   - С твоего позволения я лучше помолчу.
   Речел вздохнула:
   - Думаю, мне пора извиниться перед вами, Мэтью.
   Жаль, что моя сестра вела себя неподобающим образом.
   Такое впечатление, будто она постоянно ходила за вами по пятам.
   - Ну, все не так уж скверно. Кроме того случая, когда  она  пошла  за
мной в баню. Троим мужчинам, курившим сигары, пришлось нырнуть в воду, и
я потом должен был купить им новые сигары. От злости я чуть  не  свернул
ей шею.
   - В баню?! Она пошла за вами в баню? О, слышал  бы  это  отец!  Тогда
Молли не смогла бы сидеть целую неделю...
   Мэт слегка забеспокоился:
   - Не следует никому  рассказывать,  я  не  хочу,  чтобы  у  нее  были
неприятности. Она еще ребенок, а дети совершают глупости.
   Его попытка заступиться за Молли положила конец недоразумению.
   - Наверное, вы правы, -  согласилась  Речел.  -  Унижение  на  глазах
подруг  уже  само  по  себе  достаточное  наказание.  Я  чувствую   себя
виноватой. После всего случившегося я вдруг узнаю про выдумки Молли о ее
разбитом сердце.
   - Все хорошо, что хорошо кончается, - успокоил жену Клинт.
   - Хорошо кончается? Ты же пострадал из-за ее недостойного  поведения.
Ведь тебе пришлось на мне жениться.
   - Я уже сказал: все хорошо, что хорошо кончается.
 
*** 
 
   К утру Бесполезному стало намного лучше, и он  почти  выздоровел.  Но
Клинт оставил пса в доме, а сам вместе с Джереми отправился доить  коров
и собирать яйца.
   Коул и Дэниел кололи дрова и таскали их на крыльцо.
   - Что Речел собирается приготовить  на  завтрак?  -  спросил  Коул  у
проходящего мимо Клинта.
   - Печенье, - ответил тот, надеясь в душе, что  вторая  попытка  Речел
окажется более успешной. - Поскольку она всю ночь провела  на  ногах,  я
сказал, что мы обойдемся горячим печеньем с сортовым сиропом.
   Коул состроил гримасу, но быстро справился с разочарованием, так  как
привык есть то, что ему дают.
   Когда через некоторое время Клинт возвращался в дом,  Коул  прокричал
ему:
   - Зря ты оставил Бесполезного в доме! Он прыгнул на Речел и  выбил  у
нее из рук миску с сиропом.
   - И теперь он повсюду, - встрял в разговор Дэниел.  -  На  Речел,  на
полу, на столе. Жуткое зрелище. В довершение всего, пока она  убиралась,
печенье сгорело.
   Клинт застонал. Войдя на кухню,  он  обнаружил,  что  Речел  все  еще
ползает  на  коленях  по  полу.  По  выражению  ее  лица  нетрудно  было
догадаться, что она плакала.
   Он помог ей навести порядок, однако  сироп  успел  просочиться  между
досками, и ботинки стали прилипать к полу.
   - Славно начался денек, - мрачно сказала Речел и вдруг засмеялась.
   Клинт не понял, что ее так развеселило. Честно говоря,  с  появлением
Речел в доме все шло вкривь и вкось.
   Потом сообразил: она  смеется  над  тем,  как  неудачно  складывается
начало их совместной  жизни.  Ладно,  ничего  плохого,  если  она  умеет
находить смешное даже в грустном.
   Клинт устало опустился на скамью.
   - - Знаешь, раз мы справились с этим, то нам уже ничто не страшно,  -
вздохнул он.
   Пунцовая от смущения, Речел молча кивнула и вдруг закричала:
   - Клинт! Скамейка. Больше всего сиропа попало на нее, а ведь  мы  тут
еще не вытирали.
   - А, черт, - еле слышно выругался он и захохотал.
   Он смеялся, пока по щекам не потекли слезы, а отдышавшись, произнес:
   - Скоро дела пойдут лучше, потому что хуже уже некуда.
 
*** 
 
   Она  могла  бы  сказать  Клинту,  что  на  лучшее   рассчитывать   не
приходится. Ибо постоянные неудачи - явление для нее столь  же  обычное,
как чудеса для Иисуса.
   Возвращаясь однажды утром из курятника, Речел не заметила  оброненное
кем-то полено, споткнулась  и  разбила  все  яйца,  предназначенные  для
завтрака. А поскольку они относились к числу немногих блюд, которые  она
могла готовить без ужасающих последствий, то потеря  была  не  столь  уж
маловажной.
   Ее стряпня...  Не  просто  плоха,  а  отвратительна.  Она  так  и  не
набралась смелости рассказать братьям о своей  слепоте;  поэтому  Клинт,
наверное, считает ее глупейшим из существ, произведенных на свет  Божий.
И она не может его винить.
   Как-то Речел не сумела разобрать  наклейки  на  банках  и  всыпала  в
яблочный пирог соль вместо сахара. В другой раз положила в  кексы  втрое
больше  соды,  чем  нужно.  Теперь  она  готова  кланяться  любому,  кто
проглотил кусок чего-либо, приготовленного ею.  Если  она  не  пробовала
блюда перед тем, как подать их на стол, то никогда не была уверена,  что
это можно есть.
   К  несчастью,  кухней  дело  не  ограничилось.  Кроме   неспособности
прочитать без очков даже простейший рецепт, она вскоре обнаружила у себя
еще одну малоприятную  черту:  рассеянность.  Чем  бы  важным  Речел  ни
занималась, стоило ей отвлечься, и  она  тут  же  забывала,  что  делала
минуту назад.
   Один раз она кипятила на костре белье и  вдруг  услышала  плач  Коди.
Оставив свой пост, Речел  поспешила,  в  дом.  Как  выяснилось,  мальчик
расстроился из-за  того,  что  приближалось  шестнадцатое  июля  -  день
рождения Клинта, а у него не было никакого подарка.
   Ей захотелось развеселить  Коди,  и  она  предложила  сделать  Клинту
подарок из папье-маше. Сообща  решили,  что  копилка  для  мелочи  будет
идеальным подарком, и Речел уже  вытирала  последние  слезы  мальчугана,
когда во дворе раздался крик. Тут она вспомнила про белье.
   Нельзя сказать, что оно подгорело... От него остался один пепел.
   Неудача... Может, Речел не переживала бы так сильно, если  бы  не  ее
глубокая привязанность. И не только к мужу,  в  которого  она,  кажется,
влюбилась, но также и к Коди, Мэту и всем остальным. Каждый  из  братьев
стал дорог  ей  по-своему:  Коди  нуждался  в  материнской  ласке,  Мэта
необходимо удерживать от выпивки, а Коула нужно  учить  правописанию,  и
она помогала ему, заставляя громко и отчетливо произносить слова. Список
можно было продолжить.
   Впервые  в  жизни  Речел  почувствовала  себя  нужной,  действительно
нужной, и ни за что бы не оставила теперь братьев Рафферти.  Она  хотела
быть настоящим членом семьи, но из-за ее постоянных неудач  Клинт  скоро
потеряет всякое терпение, и ей придется собирать вещи.
   Чтобы задобрить мужа, она решила испечь ему ко дню рождения  пирог  -
шоколадный, с помадкой и глазурью. По словам Коди, его любимый.
   Сначала  все  шло  хорошо.  Пирог,  вынутый  из   духовки,   выглядел
превосходно, глазурь без подтеков, идеальной густоты. Когда все  уселись
за праздничный стол, Речел так гордилась собой, что у нее даже выступили
слезы.
   Клинт первым испробовал угощение. Хотя он ничего  не  сказал,  но  по
выражению его глаз Речел поняла, что не все так уж идеально.
   - Что? - воскликнула она.
   Клинт постарался улыбнуться.
   - Ничего, - выдавил он. - Правда, Речел.
   Она,  разумеется,  не  поверила  и  решила   выяснить   причину   его
недовольства. Соль... Глазурь была отменной,  но  Сам  пирог  невозможно
было есть. Она чуть не подавилась. Как же Клинт может вот так  сидеть  И
притворяться, что все в порядке?
   Нет, она больше не вынесет. Речел мысленно перебрала все свои ошибки.
В довершение всего она испортила Клинту день рождения. Даже Коди смотрел
на нее с укором.
   - Мне жаль, - прошептала она, ни к кому не обращаясь.  -  Мне  так..,
жаль.
   Речел встала из-за стола и направилась к  выходу.  От  слез  она  уже
совсем ничего не видела, поэтому приняла лежавшего на полу  Бесполезного
за тряпку, споткнулась о бедное животное и упала лицом вниз.
   Первым к ней подбежал Мэт, помог встать,  посмотрел,  нет  ли  на  ее
руках ссадин, и отряхнул платье. Остальные столпились вокруг,  но  никто
не сказал ничего такого, что ей хотелось бы услышать. Речел не думала ни
о чем конкретном, просто она была обижена.
   Глядя на Мэта, она вспомнила, как тот велел Молли идти домой,  потому
что иначе она бы не сдвинулась с места. Теперь и ей  самой  нужен  такой
совет.
   Речел медленно отступала к двери,  и  с  каждым  шагом  лица  братьев
становились все менее различимыми. Только не Клинта. Его лицо вырезано у
нее в сердце, поэтому никогда не забудется и не размоется, как бы далеко
она ни находилась.
   Всхлипнув, она выбежала за дверь. Больше так жить невозможно.
 
Глава 9 
 
   После минутного молчания все заговорили хором, и Клинт поднял руку.
   - Я пойду за ней.
   - Скажи ей, что нам все равно,  -  обнял  его  за  ногу  Коди,  -  мы
приготовим другой пирог.
   - Конечно, приготовим! - согласился Дэниел.
   - Ей просто нужно еще попрактиковаться, - заявил Джереми.
   Глядя на их лица, Клинт понял, что братья любят Речел не меньше  его,
хотя и по-другому.
   - Я верну ее, малый, не волнуйся. - Он ласково потрепал Коди и сказал
Джереми:
   - Твое предложение имеет смысл. А вы, ребята,  займитесь  пока  новым
пирогом. Какой же день рождения без настоящего пирога!..
   Джереми кивнул.
   - Обязательно. Только не жди чуда,  мой  пирог  может  оказаться  еще
хуже, чем у Речел.
   Клинт едва не выпалил, что  любой  другой  пирог  будет  вкуснее,  но
вовремя прикусил язык. "Не стоит распространяться  на  эту  тему",  -  -
рассудил он.
   Речел пряталась на сеновале  и,  давясь  слезами,  безутешно  рыдала.
Сердце у Клинта дрогнуло. Взобравшись по  приставной  лестнице,  он  сел
рядом с ней на сено.
   Стоило Речел увидеть мужа, как  она  задержала  дыхание  и  перестала
рыдать. После довольно продолжительного молчания Клинт сказал:
   - Знаешь, Речел, нам все равно, умеешь ты готовить или нет.
   - Что значит все равно?  Ведь  для  этого  ты  и  привез  меня  сюда!
Готовить, убираться и следить за порядком в доме, - всхлипнула она.
   - Именно этим ты и занимаешься. Следишь, чтобы Коди являлся  к  ужину
чистым и опрятным, ставишь цветы на стол, наводишь  везде  красоту.  Для
нас это главное, а как ты готовишь, не столь важно.
   - Ты просто так говоришь, - сказала она дрожащим голосом.
   - Речел, я не просто говорю. Ты понятия не имеешь,  каково  нам  было
здесь до тебя. Когда  умерли  родители,  Коди  и  Дэниела  стали  мучить
кошмары. А теперь они больше не плачут во  сне.  -  Он  помолчал,  чтобы
Речел осознала услышанное. - Твое присутствие  дало  мальчикам  ощущение
безопасности. Кроме того... - У него вдруг запершило в горле. -  ..Кроме
того, я думаю, что полюбил тебя.
   Речел тут же  перестала  всхлипывать  и  посмотрела  на  него.  Клинт
выдержал ее взгляд.
   - Ты не будешь так думать, когда узнаешь правду, -  дрожащим  голосом
сказала она. - Я не только неумеха, как ты полагаешь, но еще и ничего не
вижу.
   - Чего не видишь?
   - Ничего! Я почти слепая. Чтобы видеть, мне нужны  очки  со  стеклами
толщиной в полдюйма.
   - Вроде ты уверяла, что у тебя неплохое зрение.
   - Я говорила не правду. Зрение у меня просто ужасное.
   Внимательно изучая ее, Клинт припомнил все случаи, когда она вот  так
же пристально смотрела на него. Однако он всегда считал, что она  просто
ловит каждое его слово. Значит, она глядела на  него  широко  раскрытыми
глазами только потому, что старалась увидеть его! Господи, до чего же он
был слеп, иначе бы давным-давно все понял.
   - А почему же ты не надевала очки, дорогая?
   - Они  разбились.  Я  всегда  ношу  их  в  кармане  юбки,  пока  могу
обходиться без них. Когда я упала в церкви, стекла разбились, а запасные
очки остались дома.
   - Нужно было все мне рассказать. Я бы съездил в город и  привез  тебе
запасные очки, милая. Просто не верится, что столько  времени  ты  почти
ничего не видела. - Клинт вздохнул. - Как только я смогу вырваться..,  в
субботу, наверное.., мы привезем  твои  очки.  Ты  можешь  подождать  до
субботы?
   Подбородок у нее  задрожал,  а  чудесные  голубые  глаза  наполнились
слезами;
   - Ты не против?
   - Не против чего?
   - Чтобы я их носила... Даже если я буду  в  них  настоящей  уродиной?
Тебе все равно?
   Его словно ударили кулаком в солнечное сплетение.
   Эту девушку, которую он так любил, кто-то страшно обидел.  И  тут  не
обошлось без мужчины.
   - Речел, при всем своем желании ты не можешь стать уродиной..
   - Могу, - всхлипнула она.
   Клинт наклонился и слизнул языком слезинку с ее щеки:
   - Даже в очках со стеклами толщиной в целый дюйм ты самая  прекрасная
девушка, которую я когда-либо видел, и я убью того негодяя, который тебя
обидел. Кто он?
   - Никто. Нас  мало  что  связывало.  Он  уехал  из  города,  когда  я
рассказала ему о своем плохом зрении.
   Сбежал без меня.
   Слово за словом Клинт вытянул из нее всю историю.
   Кажется, Речел едва не совратил некий беспринципный мерзавец. Ей было
тогда пятнадцать, всего на год больше, чем сейчас Молли.  Этот  человек,
продавец Библии, узнав, что она плохо видит, тут же отказался от  своего
обещания жениться на  ней.  К  счастью  для  Речел.  Ибо  такой  человек
использовал бы ее, а потом все равно бы бросил.
   - Ничего удивительного, что ты накинулась на Мэта.
   Ты мстила не только за Молли, но и за себя тоже. - Клинт погладил  ее
по спине. - Ах, Речел. Столько пролито слез! Больше  не  плачь,  родная.
Думаю, в очках ты будешь неотразима.
   - Правда?
   - Не сомневайся.
   - Я не стану их носить. Только при необходимости.
   Когда, например, готовлю. На самом деле я не такая уж  неумеха,  если
вижу, что делаю.
   Клинт ласково улыбнулся:
   - Можешь носить их по своему желанию. Когда я на  тебя  смотрю,  меня
занимают совсем другие вещи, поэтому я  вообще  могу  не  заметить  твои
очки.
   - Какие другие?
   - Сейчас покажу. - Лучшего начала и не придумаешь. Клинт поцеловал ее
в губы, шепча:
   - О да, Речел.
   Позволь, девочка, показать тебе, чем я буду занят.
   Речел... Ее имя песней звучало в  голове  Клинта.  Сняв  рубашку,  он
расстелил ее на соломе, чтобы жена не поцарапалась.
   Клинт всякое слышал о занятиях любовью, но сейчас  это  казалось  ему
священнодействием. В  его  объятиях  Речел  выглядела  ангелом,  мягким,
теплым, превратившим в реальность все его давние мечты. Никогда  еще  не
видел он такой красоты. Кожа цвета слоновой кости.  Полная,  совершенной
формы грудь с розовыми сосками. Тонкая талия, будто  созданная  для  его
рук. Нежная округлость бедер. Длинные стройные  ноги.  Клинт  исследовал
каждый дюйм этого тела и убеждался, что, будь у него такая  возможность,
ничего бы в ней не изменил. Даже ее глаза...
   Он ласкал ее бережно и нежно, упиваясь каждым мгновением, на  секунду
останавливаясь, чтобы удостовериться, что она не менее  возбуждена,  чем
он сам. И Речел отдалась ему. Это было самое потрясающее соитие из всех,
когда-либо пережитых Клинтом, и, судя по восторженным крикам  жены,  она
испытывала то же самое.
   Удовлетворение... Полное блаженство. Клинт обнял  ее,  мечтая  никуда
отсюда не уходить, а заниматься любовью снова и снова. Но ему предстояло
вынуть солому из ее волос и вернуться с Речел в дом на празднование  дня
рождения. То есть  отказаться  от  единственного  подарка,  которого  он
желал, и с нетерпением дожидаться, пока все лягут спать.
   Зато какой праздник он себе тогда устроит! Клинт вздохнул,  поцеловал
Речел в висок, мысленно обещая, что всю ночь  будет  любить  ее,  и  она
встретит рассвет в его объятиях, изнемогая от восторга.
 
*** 
 
   Она проснулась, когда солнце едва поднялось  над  горизонтом.  Клинта
рядом уже не было.  Она  мечтательно  погладила  простыню,  которая  еще
хранила тепло его тела.
   Знакомый шелест кукурузных листьев под  ее  пальцами  заставил  Речел
улыбнуться. Прошлой ночью Клинт ворчал на эти листья, говорил, что  надо
побыстрее купить перьевой матрас, и смеялся до слез, когда она заметила,
что ради такого матраса должно умереть немало цыплят.
   Потом они снова занялись любовью. Сладкой, чудесной любовью.
   Наконец-то после месяца постоянного напряжения и  тревожных  взглядов
он занялся с ней любовью. И занимался до тех пор, пока  она,  поднимаясь
выше и выше, окончательно не утонула в полнейшем блаженстве.
   Несмотря на свой крайне ограниченный опыт, Речел не сомневалась,  что
ни одна распутница не могла бы полнее отвечать на его ласки. Но  как  же
восхитительно подчиняться человеку, которого любишь!
   Теперь она стала настоящей женщиной.  Отчаянно,  целиком  и  навсегда
влюбленной в своего мужа. Счастливо улыбнувшись,  Речел  закрыла  глаза.
Внутри еще сохранялись мучительно-сладостные ощущения.  Она  чувствовала
себя изменившейся, даже красивой.
   И все из-за того, что  муж  ласкал  самые  интимные  места,  целовал,
прижимался к ней своим мускулистым телом, буквально сводя ее с ума.
   Она  ждала  боли,  а  он  принес  ей  счастье.   Она   готовилась   к
разочарованию, но испытала блаженство. Вместо девичьей  стыдливости  она
проявила страсть.
   Желание снова окатило ее горячей сладостной  волной,  тело  покрылось
мурашками, и Речел непроизвольно  вытянула  ноги.  Ей  опять  захотелось
ощутить прикосновение сильной ладони Клинта.
   Неохотно открыв глаза, она взглянула на  розовато-золотистый  квадрат
окна. День обещал быть ясным и радостным. "Хороший денек для работы",  -
подумала Речел, обрадованная тем, что начинает думать как жена фермера.
   В конце концов успех дела зависит от жены фермера не меньше,  чем  от
наемного работника. Даже больше.
   Она вспомнила горы чистой одежды для восьми человек, не говоря уже  о
еде, которая требуется, чтобы поддерживать силы братьев Рафферти. Клинту
и Джереми нужно закончить сегодня  ограждение,  а  Заку  починить  крышу
курятника.
   После завтрака ей самой предстояло  заняться  глажкой  и  обязательно
взяться за штопку одежды. Кроме того, надо  испечь  хлеб,  и  пока  Коди
помогает Дэниелу вычистить конюшню, попытаться сделать малышу печенье, о
котором он давно мечтает. Отступиться? Да никогда в жизни.
   Речел уверенно отбросила стеганое одеяло. Пусть она не лучшая кухарка
в округе и пол на кухне выглядит  неподметенным.  Зато  Клинт  последнее
время гораздо чаще улыбается и меньше хмурится, Коди буквально  расцвел,
Джош, сидя в ванне, что-то насвистывает, а Мэт уже больше трех недель не
мучается по воскресеньям от похмелья. Что касается Дэниела,  то  мальчик
растет настоящим сердцеедом.
   И все потому, что в доме  появилась  женщина.  "Замужняя  женщина,  -
подумала Речел. - Жена и будущая мать".
   Мать? Господи, а ведь это на самом деле возможно.
   Она благоговейно положила руку себе на живот. Ах как приятно было  бы
носить под сердцем ребенка. Их с Клинтом.
   У нее даже выступили слезы при мысли о  том,  что  она  подарит  мужу
ребенка - маленькую темноволосую девочку с усмешкой Рафферти, которая ее
так восхищала.
   Розовощекую  дочурку,  может,  целый  выводок  маленьких  розовеньких
дочерей. В конце концов он  должен  быть  вознагражден  за  долгие  часы
утомительной работы и возни с младшими  братьями,  за  то,  что  кормил,
одевал и защищал их от всяческих напастей.
   Торопливо одеваясь, Речел невольно представила, каким может  стать  в
недалеком будущем этот дом. Бревенчатые стены оклеены  веселыми  обоями,
слышится заливистый детский смех и восхищенные голоса их дядей.
   В Рождество Клинт изображал бы Санта-Клауса. А на  Пасху,  когда  все
придут домой из церкви, Коди и Дэниел прятали бы крашеные  яйца,  а  она
готовила бы необыкновенно вкусный кофе и воздушное печенье. Они  бы  все
вместе  наблюдали,  как  младшие  ищут  яйца,  чувствуя  себя   большой,
счастливой семьей Рафферти. Поздно вечером они с  Клинтом  лягут  в  эту
самую постель. Их брачную постель.
   Все еще улыбаясь, Речел забрала назад волосы и перевязала их  пестрой
ленточкой, такой же яркой, как и ее настроение сейчас,  и  поспешила  на
кухню. Она нужна своей семье.
 
Глава 10 
 
   - О нет!
   Речел бросилась к плите и, разгоняя на ходу клубы дыма, выхватила  из
духовки противень. Вместо аппетитно  подрумяненных  имбирных  пряничков,
которые она надеялась увидеть, когда замешивала тесто, перед ней  лежали
почерневшие, дурно пахнущие куски.
   Начав день в приподнятом настроении, Речел не могла поверить, что все
так быстро испортилось. И она еще считает себя женой фермера?  Задыхаясь
от разочарования, она выбросила неудавшееся  печенье  из  окна  прямо  в
грязь и тут же увидела Клинта, торопливо идущего к крыльцу.
   - Черт побери, Речел, ты хочешь спалить дом? - насмешливо спросил он.
   - Не вижу ничего смешного, Клинт Рафферти! - крикнула она в ответ.  -
Клянусь, на этот раз я сделала все правильно, а они взяли и  сгорели.  Я
даже заставила Коди трижды прочитать мне рецепт, чтобы не вышло  ошибки.
Думаю, это из-за чертовой плиты. Ненавижу старую развалину!
   - Ну же, дорогая, -  начал  Клинт,  войдя  на  кухню,  но  Речел  уже
подлетела к нему. Глаза широко раскрыты, на шею упали  несколько  мягких
каштановых прядей, выбившихся из-под ленты.
   - Да, виновата плита, - заявила она. - Сам Господь  Бог  не  смог  бы
приготовить что-то съедобное на таком.., чудовище.
   - Действительно, она немного старовата, но когда я  ее  покупал,  Сэм
Баттс клялся мне, что она в хорошем состоянии.
   - Немного старовата, - возмутилась Речел,  сверкнув  глазами.  -  Это
чудо техники устарело, когда Мафусаил был еще ребенком.
   - Ты проверяла температуру? Кинула горсть муки на дно духовки?
   - Конечно! Говорю тебе, все дело в плите.
   - А когда ты проверяла, то хорошо видела, насколько потемнела мука?
   - В общем, да. - Она неопределенно взмахнула рукой.
   Чад уже немного рассеялся, и Клинт,  увидев  лицо  жены,  не  мог  не
умилиться нежному румянцу,  проступившему  на  ее  щеках.  От  глубокого
вздоха очаровательно приподнялась тонкая голубая блузка.
   Он медленно подошел к  Речел,  пытаясь  сохранять  хладнокровие.  Но,
пресвятые боги, она была прекрасна в гневе. "Как и все остальное время",
- подумал Клинт.
   Черт возьми, он до сих пор не верил своей удаче.
   - Если ты права, внесем в список  необходимых  покупок  новую  плиту.
Сразу после новых очков, которые  я  куплю  своей  маленькой  близорукой
женушке. - Когда Речел недовольно сверкнула глазами в ответ,  он  поднял
руку. - Если, конечно, предположить невероятное, что виновата не  плита,
а твое зрение. Когда не видишь,  потемнела  ли  мука,  то  очень  сложно
отрегулировать температуру в духовке. Я не хочу  винить  тебя,  дорогая,
просто допускаю, что плита ни при чем.
   Мягкие губы напряглись, подбородок чуть задрался.
   - Но я была так осторожна!
   У Клинта все перевернулось в груди при виде боли  в  ее  глазах.  Для
него это был лишь противень сгоревшего имбирного печенья, но для  Речел,
судя по всему, он значил намного больше.
   - Не горюй. Как только мы поедем в город  и  привезем  твои  запасные
очки, такого больше не случится.
   - Я обещала Коди имбирное печенье и молоко, когда  он  закончит  свою
работу. Губы у нее задрожали, и она отвернулась. Раньше Клинт не одобрял
такого выражения чувств, считая это не просто лишним, но  и  проявлением
слабости. Однако поведение жены почему-то его не раздражало.  Он  только
благодарил Господа за то, что у него не было сестер, иначе  они  выросли
бы избалованными плаксами.
   - Коди все поймет, - сказал он, поворачивая  Речел  к  себе.  У  него
защемило сердце, когда она заплакала.
   - Нет, не поймет, и его не за что будет винить, - пробормотала она. -
Обещание есть обещание.
   Клинт обнял жену, с радостью вспоминая теплоту ее мягкой кожи  и  то,
как охотно разрешила она войти в нее...
   - Тогда мы сделаем новое, - хрипло пообещал он, и голос показался ему
чужим. - Я помогу тебе.
   Речел грустно покачала головой.
   - У нас больше нет муки, - сказала она, упираясь рукой ему в грудь.
   - Что случилось? - мягко поинтересовался Клинт.
   Ему  нестерпимо  захотелось  ее  поцеловать.  Все   утро   он   искал
какой-нибудь предлог, чтобы вернуться в дом. К ней. И не только за  тем,
чтобы поцеловать. Он хотел удостовериться,  что  не  вообразил  себе  то
счастливое выражение, какое было на ее лице за завтраком.
   Не каждый день у мужчины есть основания гордиться собой,  но  сейчас,
черт побери, он чувствовал себя отлично. Даже от одного сознания, что он
первый  увидел  ее  кремовую  кожу  при  мягком  свете  лампы,  у   него
перехватило горло.
   Он любит ее, хотя не собирается ей признаваться.
   Ночью он и так уже сказал, что, как ему кажется,  влюбляется  в  нее.
Однако "влюбляется" и "влюбился по уши" совсем не одно и то  же.  Прежде
чем настолько отдать себя в ее власть, нужно учесть все последствия.
   - Расскажи, дорогая, что произошло с мукой, - попросил Клинт,  больше
желая услышать ее голос, чем из любопытства.
   - Ты решишь, что я безнадежна.
   Он стер пальцем муку с ее подбородка и почувствовал, как она  дрожит.
Под длинной прямой юбкой  угадывались  изумительные  бедра,  совершенной
формы икры, стройные лодыжки. Сегодня ночью, притушив  лампу  и  заперев
дверь, он будет ласкать языком ее тело, а она будет снова тихо  стонать,
приводя его в восторг.
   - Мне кажется, тобой нельзя не восхищаться.
   - Можно. Я неуклюжая и близорукая, даже  не  могу  прострочить  ровно
шов.
   - Тебе просто следует надеть очки да  поднабраться  опыта,  только  и
всего.
   Речел вдруг показалось, что сердце колотится слишком громко.  Как  ни
трудно было  в  этом  признаться  даже  самой  себе,  но  ей  необходима
поддержка Клинта. Почти так же, как и его любовь.
   Пусть их  брак  оказался  поспешным  и  случайным  (а  может,  именно
поэтому), но она страстно хотела, чтобы совместная жизнь основывалась на
взаимном доверии.
   - Я споткнулась о поезд Коди  и..,  уронила  кувшин  с  мукой,  -  со
вздохом призналась Речел.
   - Он разбился?
   Она кивнула:
   - Мне пришлось целый час выметать  муку  из  щелей.  А  в  это  время
Бесполезный стащил курицу, которую принес Дэниел к ужину.
   - Ты позволила Дэниелу зарезать курицу?
   - О нет. Бедняжка умерла от старости.  Вот  почему  так  ужасно,  что
Бесполезный  украл  ее.  Наверное,  куры  не   слишком   часто   умирают
естественной смертью.
   - Гораздо чаще, чем ты думаешь.  Каждой  весной  мы  покупаем  партии
цыплят, поэтому когда они начинают умирать, то мрут, как  правило,  одна
за другой. Не удивлюсь, если ее  примеру  уже  последовала  какая-нибудь
соседка по курятнику. У нас вполне может быть на ужин курица.
   - Только если Бесполезный не станет воровать мясо!
   - Господь нам поможет. - Клинт сверкнул глазами из-под черных ресниц.
   - В том-то  все  и  дело.  Я  начинаю  думать,  что  даже  Гавриил  с
архангелами не превратит меня в ту жену, которую ты заслуживаешь.
   Его губы сложились в кривоватую мальчишескую ухмылку, а в глазах было
столько страсти, что по телу Речел прокатилась горячая волна.
   - По  мне,  ты  можешь  сжигать  имбирное  печенье  хоть  до  второго
пришествия, дорогая, и я не стану тебя упрекать, -  произнес  он  тоном,
который она так любила, и добавил:
   -  Во  всяком  случае,  пока  ты  прижимаешься  ко  мне  ночью  своей
очаровательной маленькой попкой.
   Рука, лежавшая на ее талии, медленно двинулась вверх и нежно  накрыла
грудь.
   - А что касается этой чертовой муки, то пусть Коди  не  бросает  свои
игрушки посреди дороги.
   Даже сквозь одежду Речел  ощущала  ласкающие  прикосновения,  и  кожа
горела у нее в тех местах, где он ее касался.
   - О-о-о... - только и сумела выдавить она.
   - За украденную курицу я могу, если хочешь, пристрелить Бесполезного,
- предложил Клинт.
   Не в силах  больше  сдерживаться,  она  теснее  прильнула  к  мужу  и
обхватила руками его загорелую шею.
   - Поцелуй меня, - прошептала Речел, притягивая его к себе и раскрывая
губы ему навстречу.
   Рот Клинта был горячим и страстным, дыхание влажным и прерывистым,  а
язык - уверенным и нетерпеливым.
   В ушах у нее зазвенело, тело  помимо  ее  воли  страстно  выгибалось,
приникая и приникая к его телу. Она с  ликованием  слышала  возбужденное
дыхание Клинта.
   Когда сильные пальцы расстегнули блузку и коснулись ее  груди,  Речел
показалось, что она сейчас задохнется. Между поцелуями она хваталась  за
пуговицы его рубашки.
   Вот он уже освободил ее от блузки, и тут она услышала какой-то  звук.
Женский голос, звавший Клинта по имени.
   Тот слегка отодвинулся, инстинктивно прижимая жену к груди  и  затаив
дыхание, пытался собраться с мыслями.
   - Клинтон, это ты?
   - Тетя Эстер? - наконец спросил он за секунду до того, как ее  пышные
формы заняли весь дверной проем.
   Одетая во  все  черное,  с  раскинутыми  словно  крылья  руками,  она
походила на тучного дрозда.
   - Я получила твое письмо  и  приехала  вести  домашнее  хозяйство  да
воспитывать своих любимых внучатых племянников!
 
Глава 11 
 
   Речел грустно поддевала вилкой  кусочки  тушеной  репы,  не  в  силах
проглотить хоть что-нибудь.
   Коди с аппетитом уплетал вторую за сегодняшний ужин куриную ногу. Мэт
с удовольствием дожевывал третий кусок лимонного пирога. Речел вынуждена
была признать, что до приезда тети Эстер братья никогда не  доедали  все
до последнего кусочка, буквально вылизывая тарелки. Клинт теперь садился
за стол, весело поблескивая глазами.
   Он, разумеется, не говорил открыто, что предпочитает еду тети  Эстер,
но даже без очков Речел не могла не заметить его удовлетворения.
   "Сегодня  утром  Клинт  прямо  растаял  от  молочного  печенья  своей
дородной тетушки", - думала она. Корзинки мигом опустели, а ее  печенье,
как правило, ели дня три. Остальные братья в  тот  момент  были  слишком
заняты, чтобы высказать свое  мнение,  ибо  поглощали  клубничный  джем,
привезенный Эстер из Огайо.
   - Есть еще пирог, мальчики, - проворковала тетя Эстер.
   - Я возьму кусочек, - охотно согласился Коул.
   - И я тоже, - закричал Коди. - В жизни не ел ничего подобного.
   Тетушка вся  светилась,  кладя  большие  куски  пирога  в  протянутые
тарелки.
   - Клинт? Здесь остался последний кусок с твоим именем.
   - Нет, тетя Эстер. - Он положил вилку и отодвинулся. - Но как  сказал
Коди, это почти совершенство.
   - Ну спасибо, племянник. Это один  из  самых  приятных  комплиментов,
который джентльмен может сделать леди.
   Мэт наклонился к уху Речел и шепнул:
   - Напомни, чтобы я тоже воспользовался  им,  когда  стану  болтать  с
Дорой Фэй в "Золотом гусе".
   Речел хорошенько пнула его под столом, но Мэт лишь ухмыльнулся.
   - Осторожней, сестричка, - прошептал он, хитро подмигивая. - Эти ноги
каждую субботу ведут меня в бар.
   В другое время заигрывание брата с Речел привело бы Клинта в скверное
настроение,  но  благодаря  кулинарным  изыскам   тетушки   он   слишком
расслабился, чтобы принять это близко к сердцу, и  лишь  предостерегающе
взглянул на Мэта.
   По какой-то непонятной причине Речел вдруг изменилась. Хотя  Клинт  и
не привык анализировать чувства, но все же не мог не заметить,  как  она
притихла. Она была похожа  на  свечу,  которую  неожиданно  задул  порыв
ветра.
   Удовлетворенно поглаживая живот, Клинт вспомнил разнос, учиненный ему
тетей Эстер.
   - Знаешь, бедная девочка совершенно измоталась,  -  говорила  она.  -
Наводить порядок в доме, полном  молодых  хулиганов,  и  следить  за  их
одеждой - это гораздо больше того, что можно требовать от жены в  первый
месяц.
   "Может, тетя Эстер права", - думал Клинт, глядя на  поникшую  головку
жены. Сегодня ее блестящие каштановые волосы были  аккуратно  перевязаны
черной лентой, а накрахмаленная белая блузка тщательно выглажена.
   Речел похожа на совсем юную невинную школьницу.
   Клинт вдруг почувствовал себя виноватым. Черт побери, он привел ее  в
свинарник, а требовал, чтобы она превратила  его  в  уютное  жилище.  И,
честно говоря, не слишком ей помогал. По крайней мере сам.
   Но теперь, когда  тетушка  Эстер  основательно  взялась  за  домашнее
хозяйство, у Речел  останется  больше  Времени  на  удовольствия.  Через
денек-другой он закончит клеймить скот, и можно будет передохнуть.  Если
в этом году ему удастся продать коров по сносной  цене,  они  съездят  с
Речел  на  несколько  дней  в  Сан-Франциско.  Он  слышал  разговоры   о
замечательных отелях, где кровати такие же мягкие и  нежные,  как  и  ее
кожа.
   При одной мысли о том, как  они  ускользнут  из  дома  вдвоем,  кровь
закипала у  него  в  жилах.  Приезд  тети  Эстер  осложнил  их  интимные
отношения. Зимой он сделает другую спальню, которая даст им  возможность
чувствовать себя более уединенно. Сейчас он все время беспокоится о том,
чтобы не шуметь.
   Братья устроились в двух комнатах наверху, а третью предоставили тете
Эстер, она, к большому огорчению Клинта,  оказалась  слишком  близко  от
молодоженов. Проклятые кукурузные листья начинают  хрустеть,  стоит  ему
лишь пальцем шевельнуть.
   Поэтому он так стремится в Сан-Франциско. Господи,  как  Речел  будет
прекрасна в роскошной кровати, с  разметавшимися  по  кружевной  подушке
волосами!
   - Тетя Эстер обещала сделать мне печенье, - заявил Коди,  жуя  пирог.
Его слова вернули Клинта к действительности - Правда, тетушка?
   - Кажется, в самом  деле  обещала,  -  признала  та,  кивая  седеющей
головой.
   - Я помогу, - сказала Речел и торопливо встала из-за стола.
   - Нет! - хором отозвались Коди с Дэниелом,  но.  поняв  свою  ошибку,
смущенно взглянули друг на Друга.
   - Просто сегодня ты выглядишь  довольно  уставшей,  -  быстро  развил
мысль Дэниел. - Правда, Клинт?
   Держа в руках тарелку, Речел обернулась  в  сторону  пятна,  которое,
насколько она знала, является ее мужем.
   - А я как раз думал, что, несмотря на это, она  выглядит  чрезвычайно
опрятной, - протянул Клинт.
   Опрятной? Речел посмотрела на свою черную юбку,  которая  подошла  бы
скорее матроне преклонного возраста, чем невесте. Она носила  ее  только
потому, что широкий пояс  делает  талию  совсем  тоненькой,  а  это,  по
слухам, очень привлекает мужчин. Но Клинт думает, что она выглядит всего
лишь опрятной. Господи, с тем же успехом он мог бы  встать  в  церкви  и
объявить ее жалким подобием жены и любовницы.
   Речел душил комок в горле. Она только начала чувствовать себя дома, а
семья, которую она полюбила, дала ей понять, как мало ее здесь ценят.
   - Думаю, мне пора заняться штопкой...
   - Благослови тебя Господь за твое доброе сердце,  -  ласково  сказала
тетя Эстер. - У меня перед ужином выдалось несколько свободных минут,  и
я уже все перештопала.
   Речел вспомнила полную корзину с вещами,  которая  представлялась  ей
никогда не уменьшающейся горой.
   - Все перештопали? И носки?
   Хотя она не видела лица тети Эстер, зато услышала  ее  жизнерадостный
ответ:
   - Дитя мое, это не так уж трудно, особенно если знаешь, что делать.
   "Чего я как раз и не знаю", - с горечью подумала Речел.
 
*** 
 
   На следующий день Клинт вернулся домой к полудню в  надежде  похитить
жену и отправиться на пикник, где собирался наконец без помех заняться с
ней любовью.
   Войдя на кухню, он отряхнул шляпу и швырнул ее на  стол.  Тетя  Эстер
кипятила во дворе льняные вещи,  а  в  доме  казалось  непривычно  тихо.
Слишком уж тихо.
   - Речел? Ты где, девочка? - Не Дождавшись ответа,  Клинт  бросился  в
спальню, громко стуча ботинками по натертому полу. - Речел?
   Дверь в  спальню  была  открыта.  Сосновая  кровать  блестела  свежей
полировкой, коврики вычищены  так,  что  казались  новыми,  окна  просто
сверкали. Тетя Эстер опять проявила чудеса  работоспособности,  и  Клинт
похвалил себя за мудрое решение вызвать ее сюда.
   Несмотря  на  временные  неудобства  из-за  нехватки  спален,  он  не
сомневался, что мысль написать тетушке была озарением свыше.  Наконец-то
дела в доме пошли на лад, а  когда  он  пристроит  большую  спальню,  то
лучшего и желать будет нечего.
   Но безукоризненно чистая спальня вдруг показалась Клинту  опустевшей.
Даже туалетный столик, где Речел хранила свои женские  штучки,  выглядел
как-то сиротливо. Охваченный тревогой, он распахнул дверцы шкафа.
   Там не было ни блузок, ни юбок, ни нижнего белья. Даже  нагромождение
маленьких туфелек Речел исчезло.
   - Черт!
   Оставив дверь шкафа открытой,  Клинт  подошел  к  шифоньеру  и  начал
выдвигать ящики. Все они тоже опустели, кроме нижнего, в котором  лежали
его кальсоны и носки. Черт побери, куда же она  делась?  Ну  что  ж,  ей
придется многое ему объяснить.
   Через секунду он уже мчался по двору к тете.
   - Ты видела мою жену? - грозно спросил Клинт, уперевшись  кулаками  в
бока.
   Эстер неторопливо повесила рубашку Коди на веревку,  приколола  ее  и
только потом взглянула на племянника.
   - Я видела, как она выезжала отсюда на гнедой кобыле со всеми  своими
вещами, - мрачно заявила она. - Могу добавить, что при этом юбки  у  нее
задрались до колен, выставив напоказ ее панталоны.
   Клинт бросил взгляд на изъезженную  дорогу,  ведущую  в  город.  Пыль
давно осела.
   - Но почему? - бормотал он, забыв, что не один.
   - Я и сама не пойму, хотя спросила, между прочим.
   И получила какой-то глупый ответ.
   - Какой?
   - Что она выполнила свои условия сделки, а теперь, когда я  здесь,  в
этом больше нет необходимости. - Эстер пристально  глядела  на  него.  -
Дорогой мой племянник, я бы скорее уехала, чем  стала  причиной  раздора
между тобой и твоей женой. Думаю,  я  несколько  перестаралась  в  своем
желании угодить вам. Может, она решила, что я ее выживаю?
   - Это же нелепо, - искренне воскликнул Клинт. - Ты просто  заботилась
о нас с тех пор, как приехала сюда.
   И если Речел чувствовала себя отвергнутой,  значит,  ей  самой  этого
хотелось.
   Тетушка придерживалась другого мнения.
   - Знаешь, иногда мы, женщины, видим все иначе,  чем  мужчины.  -  Она
вздохнула и расправила складки на выстиранной  рубашке.  -  Кстати,  она
просила, чтобы ты забрал лошадь из городской конюшни, а не с ее двора.
   Это еще больше распалило ярость Клинта. Она  не  желает  его  видеть,
так? Даже те несколько минут,  которые  ему  потребуются,  чтобы  увести
лошадь? Ну и хорошо. Просто отлично!
   Он взъерошил волосы, еле сдерживая бешенство. Черт побери, да ни одна
женщина не заслуживает того, чтобы из-за нее переживать, особенно  когда
она требует от мужчины такого терпения, на какое он только способен.
   - Я полагаю, ты хочешь отправиться за ней, - сказала тетя Эстер.
   Черта с два он за ней отправится. Клинт  яростно  сжал  челюсти.  Она
ведь ему жена? Значит, должна быть здесь, с ним. В его постели...
   Дьявол! Может, их занятия любовью не были  столь  прекрасны,  как  он
себе вообразил? Может, в последнее время  он  стал  терпеливым.  Или  не
слишком  хорошо  ее  понимал?  Несмотря  на  свой  ограниченный  опыт  с
женщинами, он старался делать все, чтобы доставить ей удовольствие.  Но,
возможно, этого "всего" было недостаточно.
   Особенно в последние ночи, когда рядом находилась тетя Эстер.
   Клинт уставился в пустоту. В горле стояли невыплаканные слезы,  и  он
чувствовал себя не старше Коди. Не потому ли Речел  сбежала  к  папочке,
что муж ее  разочаровал?  Клинта  ожег  стыд,  проникая  в  глубины  его
существа. Если мужчина не в состоянии удовлетворить женщину  в  постели,
он не заслуживает того, чтобы она была с ним.
   - Нет, я не хочу отправиться за ней, - запоздало ответил он на вопрос
тетушки.
   - Но, дорогой, это всего лишь...
   - Никаких "но", тетя Эстер. У меня есть дела поважнее.
   Расправив плечи, Клинт направился к коровнику. Он же  Рафферти,  черт
возьми! А у Рафферти гордость в  крови.  Ни  один  из  них  не  попросит
женщину остаться, если она  собралась  уходить.  Но  все  это  причиняло
адскую боль.
 
*** 
 
   Клинт решительно толкнул дверцы "Золотого гуся".
   Ежемесячная встреча скотоводов продолжалась дольше,  чем  обычно,  и,
вспоминая о своем знакомстве с Речел более двух месяцев назад,  он  весь
вечер был в напряжении, горло у него пересохло. Разгоняя клубы табачного
дыма и чада от керосиновых ламп, он метнул взгляд в сторону бара, ожидая
увидеть там Мэта или кого-то из братьев. Но в этот раз там стояла только
Дора Фэй и, судя по хмурому выражению ее лица, была настроена не слишком
гостеприимно.
   - Ты довольно нахальный тип, если  явился  сюда,  Клинт  Рафферти,  -
изрекла она, когда тот устроился рядом с ней.
   - Почему же? - спросил он и дал, знак бармену. - Виски, то, что у вас
припасено для банкиров и политиков. И два бокала.
   - Один, - поправила Дора. - Я тщательно выбираю тех, с кем пью.
   Клинт сдвинул шляпу на затылок:
   - Хочешь сказать, что не желаешь пить со мной?
   Дора облокотилась на лакированную  стойку.  В  другое  время  Клинта,
наверное, очаровала бы женская грудь, которой было  тесно  под  довольно
безвкусными кружевами дешевого зеленого платья. Но сегодня  вечером  ему
хотелось только одного: залить  в  себя  столько  виски,  чтобы  исчезла
пустота в желудке.
   Теперь он понимал, как,  должно  быть,  чувствовал  себя  отец  после
смерти их мамы. Ощущение абсолютной пустоты внутри. И не так  уж  важно,
жив ты или умер.
   Речел ушла месяц назад, с тех пор каждая очередная секунда  добавляла
ему страданий.
   - Устраивайся поудобнее, - сказал он Доре Фэй.
   Налив виски, Клинт залпом проглотил  его.  После  четвертого  стакана
настроение у него улучшилось, но не совсем. - Хоть моя компания тебе  не
подходит, ты почему-то за меня цепляешься.
   - Чтобы сказать, каким ослом я тебя считаю. Ты разбил  сердце  Речел,
ублюдок.
   - Черта с два!
   Когда он наполнял стакан, его рука была менее  твердой,  чем  ему  бы
хотелось, а виски неожиданно приобрело дурной привкус. Может, дело не  в
виски, а в одиночестве?
   - Она сильно похудела с тех пор, как вернулась.
   Большой Джим просто не знает, что делать.
   - Ты правда не хочешь выпить? - предложил Клинт,  словно  не  обратив
внимания на ее слова. - Еще много осталось.
   - Последний раз, когда я видела ее в магазине,  глаза  у  нее  совсем
покраснели от слез.
   Клинт быстро налил себе очередную порцию, расплескав виски по стойке.
Он пожал плечами, вытер лужу локтем и опорожнил стакан. Никакой радости.
В памяти возникло лицо Речел, густые каштановые волосы, разметавшиеся по
подушке, казались темным нимбом на фоне  наволочки,  слегка  подпаленной
утюгом.
   - Никто не заставлял ее уходить, - хрипло выговорил он.
   - Может, никто не говорил этого вслух,  -  громким  шепотом  ответила
Дора. - Но чуткая женщина вроде Речел понимает и без слов.
   - О чем ты, черт побери, толкуешь? - спросил Клинт. В голове  у  него
все начало куда-то плыть.
   - Безмозглый осел! Я  говорю  о  самодовольной  тетушке,  которую  ты
вызвал.
   Клинт немного отодвинулся,  прищурил  глаза  и  взглянул  на  гневную
рыжеволосую девицу, обвиняющую его во всех грехах. Наконец ее лицо стало
почетче. Наверное, Речел так же видела без очков?  Как  будто  весь  мир
находится за туманным стеклом.
   - Самодовольная? Тетя Эс... Эстер?  -  Будь  он  проклят,  но  виски,
кажется, подействовало не на голову, а на  язык.  -  Так  сказала  Ре...
Речел?
   - Конечно, не теми словами, но она страшно переживала именно поэтому.
- Дора обвиняюще ткнула его пальцем в грудь. -  Речел  отдала  все  силы
вашей неблагодарной семейке, а что  получила  взамен?  В  лучшем  случае
"спасибо, мэм" или "смотри, чтобы дверь не хлопнула по тому  месту,  где
Бог тебя раздвоил".
   - По месту, где Бог что? Подожди-ка минуточку...
   Теперь Дора нацелилась ему пальцем в нос:
   - Значит, она не умеет готовить так же хорошо, как  женщина,  которая
делает это уже лет тридцать? Но она старалась, разве нет? Может,  она  и
спалила несколько подштанников, но разве у вас  не  было  чистых  вещей,
когда вы хотели переодеться, разве вас не  встречали  улыбкой  и  добрым
словом, когда вы приходили домой уставшие и голодные?
   - Я никогда не говорил...
   - В том-то и дело, глупый ковбой. Ты никогда не говорил  то,  что  ей
хотелось бы услышать. Например, как ты ценишь ее  нечеловеческие  усилия
вам угодить. Или как ты рад, что она тебя встречает с  работы,  как  она
замечательно выглядит, как приятно ночью обнять ее и прижать к  себе.  -
Дора перевела дух. - Вместо этого  ты  вытер  об  нее  ноги,  когда  она
перестала быть тебе нужна. Даже в спальне, за закрытой дверью, никчемный
ты человек.
   Вспомнив ночи после приезда тетушки, когда  он  боялся  по-настоящему
заниматься любовью с женой, Клинт даже вспотел от стыда.
   - То, что происходит между женщиной и мужчиной  в  спальне,  тебя  не
касается, - пробормотал он, уставившись на остатки виски в стакане.
   - А происходило-то до смешного мало, насколько я знаю!  Только  хруст
кукурузных листьев, мой сладкий.
   Клинт ошеломленно воззрился на Дору.
   - Она  ушла  из-за  этого?  Я  же  старался  не  шуметь,  поэтому  не
слишком.., ну, ты понимаешь.
   - Из-за этого тоже. Но главное, ты никогда не говорил, что любишь ее.
Не пытайся отрицать. Если бы ты сказал хоть раз, она ни  за  что  бы  не
уехала, даже через миллион лет.
   - Я говорил! - рассвирепел Клинт. - Причем несколько раз прямо так  и
сказал.
   - Речел так не считает.
   Отрицать не имело смысла. Конечно,  он  все  время  ходил  вокруг  да
около, говоря Речел,  что  вроде  бы  любит  ее,  но  никогда  этого  не
утверждал.
   - И все же у нее не было причин уезжать.
   Дора Фэй, не сводящая с него глаз, сразу ухватилась за его слова.
   - Неужели? А что бы заставило ее остаться? Ты женился, думая, что она
прекрасная хозяйка, и не скрывал этого. Речел чувствует себя так, словно
обманула твои ожидания. - Клинт  попытался  возразить,  но  Дора  жестом
приказала ему молчать. - Это ее слова, а не мои.
   После приезда доброй  тетушки  Эстер  она  посчитала  себя  ненужной.
Честно говоря, она даже решила, что  вы  жутко  обрадуетесь,  когда  она
уедет.
   - Это совсем не так.
   - Более того. Она думает, что ты вообще жалеешь о своей женитьбе.
   - Какая глупость!
   - Разве? Я не уверена. Обдумай мои слова, и ты согласишься с ними.  -
Дора Фей уставилась на него бешеными зелеными глазами, потом сказала:
   - В понедельник она уезжает. На Восток, к родственникам, и собирается
поступить в какую-нибудь школу. А почему бы и нет? После того как ты  ее
бросил, у нее не осталось шансов устроить свою жизнь в Шэйди-Корнерсе.
 
Глава 12 
 
   В церкви, видимо, было слишком много народу для  утренней  службы,  и
Речел с отцом и сестрой никак не удавалось войти.  Их  оттеснила  толпа,
буквально рвущаяся внутрь.
   - Интересно, что там происходит? - в очередной раз спросила Молли.
   - Понятия не имею, - ответила Речел.
   - Ладно, пора все выяснить, - решительно заявил Большой Джим.
   Он начал прокладывать себе дорогу сквозь толпу,  расчищая  место  для
дочерей, которые следовали за ним, как фермеры за плугом.  Очутившись  в
церкви, Речел поразилась странной  тишине,  хотя  обычно  все  оживленно
болтали, пока священник  не  взойдет  на  кафедру.  Она  с  любопытством
огляделась по сторонам, недоумевая, почему люди столпились у дверей и не
проходят вперед.
   Когда отец расчистил проход, Речел облегченно  вздохнула,  уверенная,
что наконец-то выяснит, почему собравшиеся не  торопятся  занимать  свои
места, однако не заметила ничего особенного.
   - Слава Богу, а то мы совсем тебя заждались,  дорогая,  и  уж  начали
думать, что ты не придешь.
   У Речел екнуло сердце.  Она  повернулась  на  голос  и  вскоре  нашла
глазами неясный силуэт мужа, который сидел на полу в том же самом месте,
где их застали в то злосчастное утро больше двух  месяцев  назад.  Клинт
привалился спиной к задней скамье, опираясь локтем на согнутую в  колене
ногу. Рядом стоял графин с виски.
   - Уважаемые, могу я представить вам свою жену?
   Желая поскорее выбраться отсюда,  Речел  повернулась,  но  толпа  уже
отрезала ей путь к отступлению.
   - Не пытайся сбежать от меня, Речел. Только попробуй, и,  клянусь,  я
побегу за тобой.
   Она обернулась и увидела, что Клинт вскочил на ноги.
   - Зачем ты это делаешь? - беспомощно спросила она.
   - Как я слышал, ты  хочешь  уехать  из  города.  Полагаю,  до  твоего
отъезда нам следует кое-что прояснить.
   - Что прояснить?
   - Например, что я люблю тебя. - Он сделал шаг в ее  сторону.  -  Что,
по-моему, ты красивая, милая и совершенно удивительная Не говоря  уже  о
том, что я жить без тебя не могу.
   Речел почувствовала, как заливается краской, и тихо сказала:
   - О, Клинт, не надо.
   - Не надо? А почему нет? Ты  думаешь,  я  хочу  тебя  потерять?  Черт
возьми, Речел, ты не можешь уйти, не поговорив  со  мной.  Разве  пироги
тети Эстер для меня самое главное? Конечно, я, как и все, люблю  вкусные
пироги, но могу спокойно без них прожить. И мои братья  тоже.  Но  разве
может семья обойтись без твоей душевной теплоты? Без  любви  и  радости.
Без человека, который бросит даже кипящее белье, чтобы помочь кому-то из
нас. Без милых, наивных сказок. Черт, даже Бесполезный скучает по тебе.
   Речел зажмурилась:
   - Я тебе не нужна. И никому из вас!
   - Мэт снова начал пить. И вчера мы даже напились вместе.  Коди  опять
снятся  кошмары.  В  коптильне,  как  и  прежде,  развешены  говядина  с
олениной, и, должен тебе сказать, ни один бычок или  олень  не  умер  от
старости. К тому же  мы  отрубили  головы  многим  цыплятам.  Тебе  надо
вернуться, Речел. Хотя бы для того, чтобы спасти бедных животных.
   - Вы сами можете их спасти, если захотите.
   - Без тебя наш дом скоро придет в упадок и запустение.
   - Только не при  тете  Эстер!  Уверена,  она  все  держит  под  своим
контролем. Ведь она совершенство.
   - Тетушка будет помогать по дому, только и всего.
   Немножко облегчит тебе жизнь, чтобы у тебя осталось больше времени  и
сил для твоей семьи. А когда появятся дети, ее помощь станет неоценимой.
Но главное в том, что она всего  лишь  закуска,  Речел,  а  не  основное
блюдо.
   Нам нужна ты, дорогая. - Клинт замолчал, потом добавил:
   - Ты нужна мне.
   В следующее мгновение большая теплая рука приподняла ее подбородок, и
Речел вдруг осознала, что стоит так близко к мужу, что  отчетливо  видит
даже черные ресницы, горящие синевато-серые глаза и загорелую кожу.
   Сердце у нее чуть не выскочило из груди. Клинт  был  чертовски  хорош
собой.
   - Ты должна вернуться, - хрипло сказал он. - На столе больше не стоят
цветы, а я.., так люблю тебя, что не могу без тебя жить.
   Неожиданно Клинт сунул руку в карман ее юбки, ничего  там  не  нашел,
запустил руку в другой карман  и  довольно  улыбнулся.  Прежде  чем  она
обрела  дар  речи,  на  нее  уже  надели  очки.  Слегка  присев,   Клинт
восторженно оглядел жену.
   - Так я и знал. В очках ты великолепна! - Он посмотрел  по  сторонам,
как бы ища поддержки.
   Кто-то сказал:
   - Я и не подозревал, что ты носишь очки, Речел.
   - Конечно, носит, только не делает этого при народе, ибо  считает  по
глупости, что они ее уродуют. А по-моему, она в них прелестна.
   - Клинт,  прекрати!  -  воскликнула  Речел.  -  Ты  заставляешь  меня
краснеть.
   - Тогда едем домой, - грозно нахмурился тот, - чтобы  я  мог  сказать
тебе с глазу на глаз, как ты чудесна и как ты прекрасна.
   Глаза у Речел наполнились слезами, и  лицо  мужа  потеряло  четкость.
Клинт взял ее за руку.
   - Пожалуйста, возвращайся домой, твое место там.
   Без тебя с каждым часом во мне что-то умирает. Пожалуйста... - Она не
сразу ответила, и он быстро добавил:
   - Прости меня за то, что ты почувствовала себя лишней  после  приезда
тети Эстер. Могу представить, что ты думала, когда я вдруг убавил пыл  и
в качестве извинения ссылался на кукурузные  листья.  Но  -  клянусь!  -
ничего такого я не думал. Я на  самом  деле  не  хотел,  чтобы  она  нас
услышала.
   Речел в ужасе огляделась:
   - Потише! Ты хочешь, чтобы все это услышали?
   - Это ведь наше личное дело, правда? -  сказал  Клинт  с  дьявольской
усмешкой.
   Она тоже нахмурилась, но лишь затем, чтобы сдержать улыбку.
   - Ты все прояснил.
   - Тогда  поехали  домой,  там  у  нас  будет  возможность  поговорить
наедине.
   - Ах, Клинт. Ты уверен, что действительно хочешь...
   Не дав ей договорить, тот вместо ответа поцеловал ее. О таком нежном,
чудесном поцелуе Речел всю  жизнь  и  мечтала.  Пока  не  встретилась  с
Клинтом Рафферти.
   - Я люблю тебя, - прошептал он, касаясь губами  ее  щеки.  -  Поверь,
дорогая, буду любить тебя всегда.
   Речел поверила бы  и  одному  его  искреннему  тону,  а  дрожащие  от
волнения руки мужа окончательно убедили ее в этом. Задыхаясь от счастья,
она бросилась в его объятия.
   Его руки... Удивительные, сильные руки. И когда они сомкнулись за  ее
спиной, Речел поняла, что ее место здесь, на груди у мужа.
   На всю оставшуюся жизнь.
Новая электронная библиотека newlibrary.ru info[dog]newlibrary.ru