загрузка...

Новая Электронная библиотека - newlibrary.ru

Всего: 19850 файлов, 8117 авторов.








Все книги на данном сайте, являются собственностью уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая книгу, Вы обязуетесь в течении суток ее удалить.

Поиск:
БИБЛИОТЕКА / ЛИТЕРАТУРА / ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА /
Аксаков С.Т. / Детские годы Багрова-внука

Скачать книгу
Вся книга на одной странице (значительно увеличивает продолжительность загрузки)
Всего страниц: 193
Размер файла: 454 Кб
«« « 36   37   38   39   40   41   42   43   44  45   46   47   48   49   50   51   52   53   54  » »»


те, которые бывали у нас почти ежедневно и которые, как видно, очень  любили
моего отца и мать и нас с сестрицей. Это были: старушка Мертваго и  двое  ее
сыновей Дмитрий Борисович и Степан Борисович Мертваго, Чичаговы,  Княжевичи,
у которых двое сыновей были почти одних лет  со  мною,  Воецкая,  которую  я
особенно любил за  то,  что  ее  звали  так  же,  как  и  мою  мать,  Софьей
Николавной, и сестрица ее, девушка Пекарская; из военных всех чаще бывали  у
нас генерал Мансуров с женою и  двумя  дочерьми,  генерал  граф  Ланжерон  и
полковник Л.Н.Энгельгардт; полковой  же  адъютант  Волков  и  другой  офицер
Христофович, которые были дружны с моими дядями, бывали у нас  каждый  день;
доктор Авенариус - также это  был  давнишний  друг  нашего  дома.  С  детьми
Княжевичей и Мансуровых  мы  были  дружны  и  часто  вместе  игрывали.  Дети
Княжевичей были молодцы, потому что отец и мать воспитывали  их  без  всякой
неги; они не знали простуды и ели все, что им  вздумается,  а  я,  напротив,
кроме ежедневных диетных кушаний,  не  смел  ничего  съесть  без  позволения
матери; в сырую же погоду меня не выпускали из комнаты. Надо вспомнить,  что
я года полтора был болен при смерти,  и  потому  не  удивительно,  что  меня
берегли и нежили; но милая моя сестрица даром попала на  такую  же  диету  и
береженье от воздуха. Иногда  гости  приезжали  обедать,  и  боже  мой!  как
хлопотала моя мать с поваром Макеем,  весьма  плохо  разумевшим  свое  дело.
Миндальное  пирожное  всегда  приготовляла  она  сама,  и  смотреть  на  это
приготовленье  было  одним  из  любимых  моих  удовольствий.  Я  внимательно
наблюдал, как она обдавала миндаль кипятком, как счищала  с  него  разбухшую
кожицу, как выбирала миндалины только самые чистые и белые,  как  заставляла
толочь их, если пирожное приготовлялось из миндального теста, или  как  сама
резала их ножницами и, замесив  эти  обрезки  на  яичных  белках,  сбитых  с
сахаром, делала из них чудные фигурки: то  венки,  то  короны,  то  какие-то
цветочные шапки или звезды; все это сажалось  на  железный  лист,  усыпанный
мукою, и посылалось в кухонную печь,  откуда  приносилось  уже  перед  самым
обедом совершенно готовым и поджарившимся.  Мать,  щегольски  разодетая,  по
данному ей от меня знаку, выбегала из гостиной,  надевала  на  себя  высокий
белый фартук, снимала бережно ножичком чудное пирожное  с  железного  листа,
каждую фигурку окропляла малиновым сиропом, красиво накладывала  на  большое
блюдо и возвращалась к своим гостям. Сидя за столом,  я  всегда  нетерпеливо
ожидал миндального блюда не столько для того, чтоб им полакомиться,  сколько
для того, чтоб порадоваться, как гости будут  хвалить  прекрасное  пирожное,
брать по другой фигурке и говорить, что "ни у кого  нет  такого  миндального
блюда, как у Софьи Николавны". Я торжествовал и не мог  спокойно  сидеть  на
моих высоких кресельцах и непременно говорил на  ухо  сидевшему  подле  меня
гостю, что все это маменька делала сама. Я помню,  что  гости  у  нас  тогда
бывали так веселы, как после никогда уже не бывали во  все  остальное  время
нашего житья в Уфе, а  между  тем  я  и  тогда  знал,  что  мы  всякий  день
нуждались в деньгах и что все у нас  в  доме  было  беднее  и  хуже,  чем  у
других. Из военных гостей я  больше  всех  любил  сначала  Льва  Николаевича
Энгельгардта: по  своему  росту  и  дородству  он  казался  богатырем  между
другими и к тому же был хорош собою. Он очень любил меня, и я часто  сиживал
у него на коленях, с любопытством слушая его громозвучные  военные  рассказы
и с благоговением посматривая на два  креста,  висевшие  у  него  на  груди,
особенно на золотой крестик с округленными концами  и  с  надписью:  "Очаков
взят 1788 года 6 декабря". Я сказал, что любил его сначала; это потому,  что
впоследствии я  его  боялся;  он  напугал  меня,  сказав  однажды:  "Хочешь,
«« « 36   37   38   39   40   41   42   43   44  45   46   47   48   49   50   51   52   53   54  » »»

Новая электронная библиотека newlibrary.ru info[dog]newlibrary.ru